“Прошел огонь, воду и медные трубы”. Знаю эту поговорку с детства, но далеко не сразу понял, что означает “медные трубы”. И недоумевал — при чем тут “трубы”? Нужно пролезть через трубу? А почему именно медную? Юным был, не знал, что главное испытание в жизни — это испытание славой.

Если подвести итог прошедшего года (а в ИТ-бизнесе летоисчисление лучше всего вести с помощью допетровского календаря, с 1 сентября), то, на мой взгляд, для СПО это получение не славы, конечно, но известности, общественного внимания — это точно. И известность, как известно (извините за тавтологию) — это дело обоюдное. Наряду с плюсами, есть и серьезные минусы. Спрос строже, желающих “примазаться” больше, конкуренты бьют сильнее, и порой ниже пояса, завистники появляются… Нужно тратить больше сил на объяснения очевидных для тебя (и соратников) вещей “толпе” и разным праздношатающимся. Говоря языком бизнеса — нужно существенно повышать “непроизводственные затраты”, в том числе на PR. Кстати, стоит напомнить, что такое PR. Это создание и поддержка позитивного образа в глазах общественного мнения.

Имидж и реальность — это не совпадающие вещи, но разрыв между ними всегда опасен, чреват.

Чаще мы хотим казаться лучше, чем мы есть. Но порой — наоборот. Тут еще проблема, что мы хотим иметь несколько имиджей для разных категорий наблюдателей. Стандартная проблема для компаний, которые хотели начать “светиться в СМИ” в конце 90-х: как бы сделать так, чтобы “о нас знали все потенциальные клиенты, а налоговая служба даже не подозревала о нашем существовании?” Желание понятное, но почти не реализуемое.

Но все же вернемся в СПО.

За прошедший год российскому СПО-сообществу удалось добиться внимания общественности к СПО-движению, как к потенциально значимому и перспективному игроку ИТ-рынка. Но все же пока лишь потенциальному. Теперь нужно демонстрировать реализацию этого потенциала, причем, желательно не затягивая. К сожалению, у нас очень многие вещи в стране завершаются разговорами о будущих возможностях, без особого практического продолжения.

Положительным моментом (с точки зрения PR) для нашего СПО является то, что “широкая общественность” в большинстве своем считает, будто история “свободного” движения на российском ИТ-рынке насчитывает всего пару лет. Кстати, и в моем представлении о “линии ИТ-жизни” как раз примерно на 1 сентября 2008 года приходится точка отсчета современного этапа развития СПО в России. Но все же это этап 2.0, а раз так, то нужно иметь в виду, что спрос тут будет серьезнее, чем для версии 1.0 (которая стартовала еще в конце 90-х).

Кстати, один из важных результатов прошедшего года — формирование СПО-сообщества или, по крайней мере, заметный прогресс в его формировании. При этом появление каких-то формальных структур (например РАСПО) — это хотя и важный, но далеко не единственный признак этого процесса. Наверное, более значимо то, что даже из качественного анализа ситуации на рынке (мероприятия, СМИ, социальные сети, просто общение с коллегами), возможно, даже на простом интуитивном уровне, понятно, что речь идет не об отдельных компаниях или людях, а о каком-то множестве субъектов, возможно, даже не знакомых между собой, но все же двигающихся в одном направлении и, порой не осознавая этого, помогающих друг другу.

Но вот как и куда дальше пойдет процесс общественной консолидации (да и нужно ли это?) — это тоже вопрос. Если посмотреть на историю различных ИТ-ассоциаций последнего десятилетия, то нетрудно увидеть, что многие из них были изначально заточены на решение вопросов взаимодействия отрасли с властями. Дело понятное и нужное, но все же без наличия других задач (внутреннего отраслевого характера, взаимодействия с потребителями и пр.), быстро угасающее.

Если же говорить о взаимоотношениях с властными структурами, то здесь у СПО-движения тоже есть некоторые проблемы и риски.

Одна из них — иллюзия по поводу того, что отраслевые проблемы могут быть легко решены указанием “сверху”, нужно лишь найти “правильных” людей и “правильно” объяснить им, чтобы они поспособствовали дать нужную команду. Конечно, такой вариант работы может и даже должен быть, но только в комплексе со многими другими методами продвижения своих идей. Вторая проблема — нарастающая настороженность общества (и это будут активно использовать конкуренты) в отношении слишком большого акцента на взаимодействии бизнеса с госструктурами со всеми вытекающими отсюда логическими выводами об использовании административного ресурса и возможности коррупционной составляющей.

Как известно, проблема финансирования ИТ (да и не только ИТ) со стороны государства имеет два основных аспекта: “денег нет” и “деньги есть”. На “нет” и суда нет, а вот когда есть, то автоматически возникает продолжение: куда они реально пошли и где результаты. При этом отлично известно, что с появлением денег (причем еще на этапе потенциальной возможности их появления) число желающих припасть к этому живительному источнику будет быстро возрастать. И, к сожалению, так часто получается, что наибольшие шансы тут получают совсем не те, кто имеет отношение к реальным делам. Но в то же время общественность (через СМИ, например) будет предъявлять претензии к “реальному сектору”.

Известность — дело хорошее, полезное. Но и содержащее большие риски. Кому много дано, с того и спрос большой.

Источник: сайт РАСПО

Версия для печати