Компания VDEL может по праву считаться одним из ветеранов российского рынка свободного ПО. Географически работая в регионе Восточной Европы, именно она почти десять лет назад одной из первых стала продвигать в нашей стране ведущие мировые бренды быстро набиравшего тогда популярность движения Open Source, начав с поставок Linux SUSE, а затем — всей линейки продуктов Red Hat. Неудивительно, что VDEL, активно участвуя в разного рода российских ИТ-мероприятиях, вошла также в очередной раз в число главных спонсоров прошедшей в апреле СПО-конференции ROSS'12. Генеральный директор VDEL Милан Прохаска выступил там в пленарной части с краткой, но весьма эмоциональной речью на тему “Открытый код — новые возможности для разработчиков”. Именно данный тезис стал отправным в его беседе с обозревателем PC Week/RE Андреем Колесовым, состоявшейся после этого выступления.

PC Week: Вы начали свою речь на конференции словами “Спасибо Microsoft за то, что она дала возможность заняться СПО-бизнесом!”. Расскажите, что же произошло тогда, в начале прошлого десятилетия, почти ровно десять лет назад.

Милан Прохаска: В русском языке есть такая пословица “Не было бы счастья, да несчастье помогло”. Несчастья все же тогда никакого не произошло, а вот ситуация на ИТ-рынке претерпела очередное изменение. Вообще, надо сказать главное: ИТ-рынок — это постоянная борьба, точнее даже — постоянное движение вперед. Естественно, конкуренция создает проблемы, но при этом высокая динамика отрасли точно так же все время открывает новые возможности. И парадокс заключается в том, что именно конкуренция заставляет выходить на новые направления, которые вдруг оказываются даже намного интереснее и перспективнее тех, чем вы занимались до того.

Я в ИТ-бизнесе работаю давно, можно сказать, почти всю жизнь. В начале 1990-х мы занимались поставками и внедрением бизнес-решений для управления бизнесом, прежде всего ERP, бизнес-аналитикой, управлением кадрами, СУБД. Это были системы для крупных заказчиков таких фирм, как Computer Associates, Oracle, а также ряда других западных вендоров.

Но на рубеже веков ситуация на рынке в целом стала очень сильно меняться, так как на него вышла Microsoft с набором своих решений, сформированных в том числе в результате известных ERP-приобретений. Сила этих предложений была как раз в комплексности и в весьма умеренных ценах. Но еще более эффективным шагом стала новая для того момента лицензионная политика, а именно появление подписки Enterprise Agreement, которая в своем расширенном варианте автоматом позволяла использовать заказчику все ПО корпорации. Такой вариант был особенно удобным для проникновения в госсектор. Чтобы понять “почему”, нужно представлять логику управления и принятия решений в государственных структурах. Она заключается в том, что проблемы оптимизации затрат там являются не самыми главными. Намного важнее то, что решение о приобретении чего-то принимается один раз. И очень желательно, чтобы потом уже долго не надо было возвращаться к вопросам докупок (дополнительные лицензии, замена на новое ПО и пр.). Один раз подписали распоряжение или договор — и всё. Сумма денег — сколько именно — это уже не столь важно. Тем более что в случае с Microsoft заказчик получал доступ ко всему ее ПО, в том числе к тому, которое будет появляться в будущем.

Короче говоря, ситуация на рынке крупных поставок в начале прошлого десятилетия стала резко меняться. Теоретически для нас существовал вариант перехода в стан партнеров Microsoft, но там и без нас было довольно тесно, а маржинальность, соответственно, была невелика. Мы начали смотреть, что можно предпринять в этой ситуации, и сразу увидели направление в виде продвижения Linux-платформы. Я хочу обратить внимание, что оно было довольно новым в мире в целом, тогда для корпоративного рынка существовало только два решения — SUSE и Red Hat, а для России, да и для всей Восточной Европы, вообще все начиналось тогда с нуля. С 2002 г. мы начали заниматься поставками обеих систем, но в 2004-м стали ориентироваться только на Red Hat.

Почему так произошло? Тут надо отметить два обстоятельства. Первое — SUSE была приобретена компанией Novell и система стала какой-то уже не такой открытой, как была. Перспективы ее развития стали несколько туманными. Второе — Red Hat явно выходила в лидеры этого рынка и было видно, что компания намерена не оставаться на уровне ОС, а формировать полноценную программную платформу, причем строго придерживаясь принципов Open Source. Последующее развитие ситуации в плане конкуренции SUSE и Red Hat показало абсолютную правильность наших тогдашних оценок текущего положения дел и прогноза на будущее.

PC Week: Не очень понятно, что же именно вы противопоставили “натиску Microsoft”. Просто заменили линейку одних продуктов на другую? Перешли на более дешевые предложения? Ведь продвигая Linux, вы вторглись “в святая святых” Microsoft — операционные системы.

М. П.: Совершенно верно! Вместо того, чтобы отступать на “лужайки”, куда еще Microsoft не пришла, мы перешли в наступление, перенеся “боевые действия” на ее территорию. При этом обратите внимание: тут использовалась в значительной мере та же модель “одноразового подписания соглашения”, но с применением другой схемы наполнения содержания ИТ-поставок.

Давайте сразу уточним: СПО (Open Source) — это не бесплатное ПО. Точнее, да, есть варианты совершенно бесплатные, но при этом потребитель принимает многие риски и проблемы на себя. И многих, особенно частных пользователей и малый бизнес, это вполне устраивает. Но если говорить о средних, крупных и тем более гигантских (как госсектор) заказчиках, то им нужны гарантии (в самом широком понимании этого слова), причем и на сегодня, и на будущее. А за гарантии, как известно, нужно всегда платить. Но отличие СПО от проприетарного ПО заключается не только в более низкой стоимости (все же нет “наценки” за лицензии), но и в более простой схеме лицензирования как таковой, что очень важно для крупных клиентов, особенно в варианте, когда нужно гибко менять, например, число рабочих мест. Кроме того, имеется возможность использования и доработки всего спектра свободных программных продуктов, от разных поставщиков. Не говоря уже о решении вопросов информационной безопасности на базе открытого исходного кода.

В общем, в 2004 г. мы начали дистрибуцию Red Hat Linux в России, а уже в 2005-м организовали на базе московского Физтеха центр технической поддержки. Затем мы совместно с нашим российским партнером ВНИИНС создали на основе Red Hat Enterprise Linux локализованную программную платформу “МСВСфера”. Продажей программной платформы “МСВСфера” занимается НЦПР. Наши итоги в целом таковы: компания работает в 29 странах Центральной и Восточной Европы, где у нас имеется более 3500 партнеров, наш СПО-бизнес за последние восемь лет вырос в 40 раз, основной объем поставок — это вся линейка Red Hat, а также системы Alfresco и Enterprise DB.

PC Week: Но все же, за что вы получаете деньги?

М. П.: Основной объем денег — за авторизованную (со стороны наших поставщиков, в первую очередь Red Hat) техническую поддержку используемых заказчиками продуктов. Но кроме того, создаем собственные локальные решения на базе СПО. Например, для России — упомянутая “МСВСфера”, которая имеет государственную сертификацию, позволяющую применять это ПО в самых закрытых областях государственной деятельности. И тут я хочу обратить внимание на такой момент: понятно, что получаемые нами от заказчиков деньги делятся на три основные части — что-то остается в России, что-то уходит в центральный офис VDEL, что-то перечисляется в Red Hat. Так вот, в случае “МСВСферы” в России остается 80% денег.

PC Week: Хорошо, вы заняли свое место на рынке, бизнес растет. Но зачем вы призываете и других заниматься СПО-делами? Вы не боитесь появления конкурентов?

М. П.: Нет, не боимся. Наоборот, мы хотим, чтобы они появлялись все в более значительном числе. Конечно, важно начать осваивать новое направление первыми. Хотя тут есть свои проблемы, поскольку вам приходится “тропить тропу”, в том числе и для ваших преследователей. И все равно, быть первыми — это преимущество. Но должен сказать, что направление СПО-бизнеса, тем более в России, находится еще только в начальной стадии. Я лично глубоко уверен в его перспективах, в возможностях роста этого бизнеса. Причем специфика нынешней ситуации заключается в том, что успех отдельной компании, включая и нашу, во многом определяется развитием сегмента СПО в целом, то есть сегодня мы должны заниматься даже не столько продвижением собственного бизнеса, сколько продвижением идей и практики применения СПО в целом. А это, конечно же, требует консолидированных усилий СПО-сообщества, и в первую очередь бизнеса.

Именно поэтому в своем коротком выступлении на этой конференции я призвал разработчиков активнее включаться в СПО-движение, показав, в том числе на примере нашей компании, какие деловые перспективы открываются сейчас перед ними.

PC Week: Тогда сформулирую вопрос иначе: есть ли тут место для других компаний, в частности для разработчиков ПО? Есть ли для них тут перспективы?

М. П.: Конечно — да и да! Во-первых, мы все же закрываем только не очень большую часть потребностей рынка. Во-вторых, даже в нашем направлении дел очень много, состав задач постоянно растет.

Вот, скажем, сейчас мы начинаем развивать направление консалтинга — это не продажи, чтобы не пересекаться с партнерами. На рынке видна очень большая нехватка услуг по построению систем. Например, разговоров про облака много, а о том, как их реально сделать, очень мало кто знает. Другой пример — интеграция. Ведь сегодня никто не ставит задачу так: снести все, что было, и на пустом месте построить новую систему. Надо добавлять новые компоненты, модернизировать старые. Тут требуется более высокая квалификация, нужно знание разных технологий и продуктов. Короче говоря, именно нехватка такого консалтинга — это одно из главных препятствий на пути роста объемов продаж в целом. И оказание такие услуг — огромное поле для создания и развития бизнеса.

PC Week: Это пример из области внедрения. А какие возможности у разработчиков?

М. П.: Вы, наверное, сильно удивитесь, если узнаете, какой большой поток запросов от западных компаний поступает к нам именно по поводу разработки ПО. В общем-то любое ПО почти всегда нуждается в какой-то доработке на уровне программирования, а СПО — особенно. Собственно, вся модель СПО ориентирована в основном на разработчика, который получает отличные возможности отшлифовать продукт под конкретного заказчика. Вот, например, мы недавно заключили контракт с одним из поставщиков оборудования на оптимизацию СУБД PostgreSQL под его аппаратные средства.

PC Week: Хорошо, посмотрим на проблему с другой стороны. Мы много и давно говорим о большом потенциале России в плане ИТ. Но вот с его реализацией как-то у нас не очень хорошо получается. Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы те же наши разработчики могли начать делать бизнес на том же СПО?

М. П.: Мне кажется, нужно делать две вещи. Во-первых, нужна понятная государственная ИТ-стратегия в этом вопросе и нужна реализация этой стратегии. А во-вторых, нужна более широкая и открытая интеграция страны в мировое ИТ-сообщество. Я совершенно уверен, что вариант создания какого-то единственного решения, которое автоматически заменит все остальные, является принципиально неверным. Мне кажется, что, например, разговоры о создании одной национальной ОС и попытки их реализовать на практике — это была ошибка, которая серьезно затормозила развитие СПО в России. И то, что в результате Национальная программная платформа подразумевает обязательное наличие альтернатив — это очень правильно.

В плане стимуляции российских разработчиков мы совместно с РАСПО рассматриваем возможность организации конкурса программистских проектов, которые могли бы также стать основой для разного рода стартапов, в том числе с выходом на зарубежные рынки. Мы также готовим предложения по стимуляции развития СПО-рынка. Мне кажется, что каждая страна имеет, например, право требовать, чтобы в ее государственных структурах использовался только код, авторские права на который юридически находились бы именно внутри страны, а не за ее рубежами. Это тем более относится к России, которая имеет особый статус в мире. Как ни крути, она ведь великая супердержава, а задача государства Российского, по моему мнению, — поддержать этот статус в том числе и путем развития индустрии отечественного ПО, где СПО должно стать ведущим направлением.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)