Если политика государства в области ИТ не изменится, то в этом году работа над Национальной программной платформой (НПП) будет продолжена. Что же такое НПП, в чем заключается выгода от реализации этой программы, какие трудности предстоит преодолеть? На эти вопросы обозревателю PC Week/RE Сергею Голубеву отвечает генеральный директор компании “ПингВин Софтвер” Дмитрий Комиссаров.

PC Week: Вопрос о том, почему НПП не является “русской Windows”, еще не вызывает у вас аллергию?

Дмитрий Комиссаров: “Русская Windows” — это не более, чем журналистский штамп. Эта система стоит почти на всех компьютерах в России и некоторые ваши коллеги по каким-то непонятным для меня причинам решили, что создается ее аналог. Это не так.

НПП ориентирована прежде всего на государство, хотя и обычных людей она тоже касается. Но уже опосредованно.

Все мы хорошо знаем, что примерно 70% ПО в нашей стране бесплатно. Точнее — никем не оплачено. В крупных государственных структурах все более-менее пристойно, контрафактного ПО там немного. Но чем дальше от Москвы, тем ситуация сложнее.

Если государство будет платить за закрытое западное ПО (а рано или поздно это придется делать), то на покупку байтов придется истратить много миллиардов долларов. Они будут взяты из бюджета, поскольку больше их брать негде. Все эти деньги достанутся западным компаниям, западным программистам, включая бывших наших, которые уедут туда работать. Россия же не получит ровным счетом ничего.

Государству выгоднее поддерживать отечественного производителя. Оно платит деньги российским программистам, российские программисты платят ему налоги, а остальные деньги тратят в России.

Второй важный момент — безопасность. Тут все еще проще. Допустим, у вас есть компьютер и на нем установлена система, исходный код который не контролируется российскими компаниями. А еще там есть BIOS — программа, которая стартует еще до операционной системы, умеет ходить в Интернет, сама себя обновлять и, по большому счету, вести себя как ей вздумается. Ее исходных кодов в России тоже ни у кого нет.

Давайте представим, что произошла вирусная атака и 400 тыс. компьютеров Пенсионного фонда заражены. Причем, вовсе не обязательно по злой воле какого-либо западного государства. Просто кто-то там решил позабавиться. И в нашем государстве перестали выплачивать пенсии.

Неделю не выплачивают, месяц, полгода. И непонятно, сколько это может продолжаться, поскольку никакого контроля за системой государство не имеет.

Добиться контроля можно, прежде всего, обладая исходным кодом. Конечно, это еще не гарантирует, что не будет проблем, не будет закладок. Есть еще много других вещей, которые нужно делать. Но без контроля над кодом они лишены смысла.

Поэтому и возникла идея НПП. Государство ориентируется на инфраструктуру, которая является открытой, построена по принципам свободного ПО — ее код открыт и его можно изучать и модифицировать. Основой для построения такой инфраструктуры может стать система Linux.

Но при этом государству надо, чтобы была конкуренция. Менять западного монополиста на российского — это тоже нехорошо. Поэтому открытых операционных систем должно быть много. По сути, НПП — это стандарт на операционную систему, которому может соответствовать несколько решений разных производителей.

А дальше все производители софта, которые разрабатывают что-либо для государства, получают возможность через специальный единый для всей страны фонд алгоритмов и программ, создавать свое ПО, хранить там исходный код, тестировать и запускать его на тех операционных системах, которые удовлетворяют стандарту. После этого любой государственный орган может им пользоваться.

Эта схема исключает лицензионные платежи западным компаниям. К тому же появляется возможность избежать многократных трат разных ведомств на одну и ту же программу.

Есть же всем известная история, когда электронные очереди записи в поликлиники делали уже более десяти раз. Конечно, в регионах есть своя специфика, но тратить деньги несколько раз на одно и тоже — это достаточно странно.

Таким образом, госструктуры получают доступ к уже заказанному ПО. А российские компании получают деньги за счет того, что они как разрабатывают по заказу, так и модифицируют это ПО для конкретного заказчика.

PC Week: И все-таки, что же такое НПП?

Д. К.:  НПП — это комплекс мер по приведению государственной ИТ-инфраструктуры в приемлемый для страны вид.

Он включает в себя формирование инфраструктуры разработки ПО, создание самого программного обеспечения, стимулирование компаний разработчиков, информационную поддержку, внесение изменений в законодательство и нормативные акты, изменение процесса подготовки кадров для ИТ-отрасли и многое другое.

В основе НПП лежат две основные задачи: обеспечить технологическую независимость ИТ-инфраструктуры государства путём постепенной замены импортного ПО на полнофункциональные отечественные ИТ-решения. А также существенная экономия государственных средств, которые идут на оплату лицензий за использование импортного ПО.

Поэтому и финансируется она прежде всего государством, хотя воспользоваться её плодами вместе с бюджетниками смогут и частные лица, и бизнес-структуры.

PC Week: А во сколько обойдется создание НПП российским налогоплательщикам?

Д. К.: Государство впрямую потратит на НПП несколько миллиардов рублей за 5—6 лет. При этом экономия может составить до сотен миллиардов рублей — мы же импортируем ПО примерно на 70—80 млрд. руб. в год. При этом не надо забывать, что если уровень пиратства у нас понизится до приемлемой величины, то мы будем тратить гораздо больше.

PC Week: Это сейчас мы столько импортируем?

Д. К.: Да, сейчас. Можно не меньше половины заменить российскими продуктами. 30—40 млрд. руб. в год — это экономия, которая может возникнуть года через два-три. С этой точки зрения для государства — это очень выгодная сделка.

PC Week: Стартовая цена на разработку прототипа НПП была 27 млн. руб., а вы сделали за пять. Значит, начальная сумма была завышена?

Д. К.: Нет, просто мы потратили свои деньги. Работа длилась немногим больше месяца, было занято более 200 человек. Если поделить пять бюджетных миллионов на 200 человек, то после уплаты налогов хватит только на пиво.

PC Week: Думаете, ваши вложения окупятся?

Д. К.: Мы — такой же игрок рынка, как и все остальные. Мы рассчитываем, что рынок вырастет. Для нас это была инвестиция в развитие рынка.

Конкурс вообще продемонстрировал наличие четкой альтернативы. Дело в том, что из пяти участников конкурса три компании были аффилированы с ГК “Ростехнологии”, которая собиралась монополизировать рынок, сделать так, чтобы все решения строились только на платформе “Ростехнологий”. Мы же шли на конкурс в составе ассоциации (РАСПО), которая объединяет почти все компании, занимающиеся разработкой свободного ПО.

Мы были обязаны победить, поэтому надо было рисковать, вкладывать свои деньги. Это, кстати, нормально — сперва деньги, потом стулья. В отличие от наших оппонентов мы живем не за счет “дойки” государства.

PC Week: А как у вас проверяли прототип НПП? Министр, вроде, неспециалист по этим вопросам?

Д. К.: 45 дней ее изучали сотрудники министерства. Работа была принята только 27 декабря — практически в последний день, когда еще работало Казначейство, чтобы заплатить нам эти 5 млн.

PC Week: Но они же вносили какие-то правки и замечания?

Д. К.: Разумеется. Даже студенческий реферат без замечаний практически никогда не сдается, что тогда говорить о 5000 стр. документации. Мы получили замечания — мы их все устранили. Потом был там следующий протокол испытаний. Комиссия признала, что мы устранили все существенные замечания. Кстати, протокол испытаний — это еще страниц 100. А испытания длятся трое или четверо суток.

PC Week: Была какая-то рабочая группа при министерстве, которая занималась этим?

Д. К.: Была. Причем с привлеченными экспертами. Кстати, внешний эксперт был из “Ростехнологий”, который придирался к нам по полной программе. Как тот преподаватель, которому поставили задачу любой ценой “завалить” студента.

PC Week: Но ведь строгая экспертиза — это хорошо для НПП.

Д. К.: И для нас хорошо. Теперь мы можем сказать, что даже противная сторона признала нашу работу. Но копий было очень много сломано.

Монополист пытался отстоять то, что придумывалось для него. Всякие общие стратегии, которыми у нас любят госкорпорации заниматься, когда все только им. А вот тут они на нас зубы сломали.

Кстати, я нисколько не удивлюсь, если будет запущен сценарий “не достанься же ты никому”. Допускаю, что в ближайшее время можно ожидать от отдельных чиновников “откровений” о нецелесообразности продолжения работ над НПП.

PC Week: То есть НПП для “Ростехнологий” уже окончательно потеряна?

Д. К.: Ни в коем случае. Концепция Фонда алгоритмов и программ (ФАП) предполагает, что созданием программ для фонда может заниматься любой участник рынка. В том числе и “Ростехнологии”. Но, конечно, чтобы таким образом заработать деньги, надо заниматься производством продукции, а не бесконечными оптимизациями собственных бизнес-процессов за государственный счет.

PC Week: Придется ли переучиваться чиновникам, чтобы работать на этой платформе?

Д. К.: Вопрос очень непростой. Аттестация чиновников включает в себя компьютерную грамотность. Иными словами чиновники обязаны уметь работать на актуальных платформах.

Следует понимать, что пересадка всех с одного на другое произойдет не завтра. Никто не будет выбрасывать то, что уже куплено. То есть процесс будет постепенным. И при плановом обучении чиновников их надо будет знакомить с новыми технологиями.

Кстати, этот процесс никак не зависит от перехода на СПО. Для примера сравните Windows XP и Windows 8. Для человека, который привык к первому, второе будет драматическим разрывом шаблона. И все равно придется проводить переобучение. Хотя нужно еще курсы разработать. Но курсы — это миллионы рублей, на общую картину экономии они сильно не повлияют. Переобучение и так регулярное, т. е. чиновников будут переучивать “по дороге”.

PC Week: А будет ли от НПП какая-то польза для частных компаний?

Д. К.: ФАП будет открыт для всех. Каждый сможет им пользоваться: и частные лица, и компании.

И для частных компаний это в принципе достаточно интересно. По сути органы госвласти похожи на компании. Такая же там бухгалтерия, кадровый учет, выплата зарплат, система документооборота. Наверняка бизнес сможет использовать часть решений.

Частным лицам, возможно, это будет менее интересно. Впрочем, появится много вещей, которые будут принципиально бесплатны для частных лиц.

Например, сейчас можно заполнить декларацию на сайте Федеральной налоговой службы. Точнее, не заполнить, а послать туда файл, сделанный в Microsoft Word. Иными словами, чтобы заполнить эту декларацию, нужно сперва купить пиратский диск или заплатить 10 тыс. руб. за Microsoft Office.

Я надеюсь, что на сайте ФНС будет лежать OpenOffice, в котором можно будет заполнить эту декларацию и отослать абсолютно бесплатно. Для частного пользователя сократятся расходы на информационные технологии. На те налоги, которые все мы платим.

PC Week: Когда НПП дойдет до конечных пользователей?

Д. К.: Прототипы были в прошлом году, в этом должна пройти опытно-конструкторская работа, появится ФАП, который будет открытым — загрузить оттуда приложение смогут все, а не только госслужащие.

В следующем году должны пройти пилотные внедрения, а через год — начаться массовый переход на НПП, который завершится в 2015 г. К концу 2015-го значительная часть чиновников должна уже использовать НПП.

Но, безусловно, не 100%. Не следует махать шашкой — переводить нужно то, что переводится. Например, есть такой интересный продукт — Photoshop. За те деньги, что он стоит, его купит 0,01% тех, кто им сейчас пользуется. То есть хорошие профессиональные дизайнеры, поскольку равноценного свободного продукта для них пока нет.

Если есть тот, кто готов потратить большие деньги, ну пусть работает на чем хочет. Не надо ему мешать.

PC Week: Простой обыватель сможет как-то использовать для себя эту платформу?

Д. К.: Появится много бесплатных приложений, сервисов, через которые можно будет общаться с органами госвласти. Например, приложение для составления налоговой декларации.

Часть этих процессов уже идет. Например, чтобы получить заграничный паспорт 10 лет назад надо было либо дать нужному человеку много денег, либо потратить месяц на хождение и стояние в очередях. Сейчас это можно сделать через сайт — документ будет готов через пару недель.

PC Week: А муниципалитеты? По-моему, именно у них с ИТ самые большие проблемы…

Д. К.: Муниципалитетов больше 20 тыс. в стране. Как правило, там используется много контрафактного ПО, поскольку это бедные организации.

Внедрение НПП приведет к тому, что появится решение для муниципалитета. За какие-нибудь 10 тыс. руб. в месяц он сможет получить типовое решение, которое будет лицензировано на всех компьютерах.

Если перемножить 20 тыс. муниципалитетов на 10 тыс. руб. в месяц, получиться 250 млн. руб. в месяц, или 3 млрд. руб. в год. Это очень большой рынок. И тут выигрывают все стороны. Муниципалитет получает легальную возможность выполнять свои функции, а российские программисты, которым вот этот сервис заказывают, получают большого заказчика.

PC Week: Государство должно само создавать спрос на результаты НПП?

Д. К.: Конечно, а кто же еще. Создание спроса — это лучшая стимуляция отрасли. Если государство будет создавать спрос, то будут появляться новые продукты, инновации, компании, рабочие места и т. д. То есть очень важно не перерегулировать, а создавать этот спрос.

PC Week: А где взять столько специалистов для разработки, доработки, адаптации?

Д. К.: Учить надо. Я не так давно был на совещании, на котором один чиновник противился введению информатики как обязательного предмета. Мол, никому же не нравится ЕГЭ, а мы тут еще информатику введем.

На мой взгляд, если школы обеспечить компьютерами для каждого ученика и ввести информатику, вряд ли кто-то будет сильно возражать. Информатике нужно учить, нужно вводить в вузах соответствующие курсы. Сейчас этот процесс идет. Но все равно людей мало.

PC Week: Ресурсов-то на все хватит?

Д. К.: Надеюсь, хотя риск есть. Мне кажется, самое важное — это даже не наличие ресурсов, а наличие политической воли.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)