По мнению Бенджамина Отте, ведущего разработчика GNOME, некогда популярный на Linux/Unix десктоп GNOME все чаще используется как основа для других интерфейсов и находится “на краю бездны”. Он считает, что некогда популярный интерфейс Linux/Unix заблудился.

Не спорю. Думается, GNOME сбился с пути, сменив в 2009-м отличную версию 2.x на едва пригодную линейку GNOME 3.x. Подобно многим пользователям Linux я любил GNOME 2.x и ненавидел GNOME 3.x. И в этой ненависти к третьей версии я не был одинок: Линус Торвальдс, отец Linux, желал увидеть развитие GNOME и похороны GNOME 3.x.

Это нетрудно было предсказать. Когда прозвучало первое объявление о резкой смене курса в GNOME 3, многие сторонники GNOME сомневались в разумности этого шага. В октябре 2010-го Марк Шаттлворт, основатель Canonical (родительской компании Ubuntu), решил создать Linux-десктоп Unity и отказаться от оболочки GNOME 3.x. И хотя Ubuntu Unity критикуют, GNOME 3.x потерял очень многих пользователей.

Сейчас из всех главных дистрибуторов Linux только Fedora остается верным сторонником GNOME 3.x. По утверждению Отте, тому есть причина: GNOME является проектом Red Hat.

“Если вы еще раз посмотрите статистику Ohloh и отбросите трех разработчиков Gstreamer [открытый мультимедиa-фреймворк] и двух переводчиков, то увидите десять сотрудников Red Hat и ещё пять программистов. На второй странице -- шесть переводчиков/технических писателей, шесть сотрудников Red Hat и восемь других. Это означает, что значение Bus Factor для проекта GNOME равно единице”.

Что такое Bus Factor? На сленге разработчиков и инженеров этот параметр характеризует зависимость проекта от количества критически важных разработчиков, которые “могут попасть под автобус”. Чем меньше значение, тем более хрупок проект. Другими словами, если Red Hat решит сократить инвестиции в GNOME, проект может утонуть. Отте отметил, что уходят ключевые разработчики и в проекте не хватает сотрудников.

Вот что он говорит дальше: “У GNOME нет цели. Впервые я заметил это в 2005-м, обсуждая с Джеффом Во его проект “10×10”. Цель проекта GNOME -- свободное рабочее окружение -- в основном достигнута. С тех пор никто не позаботился о новых целях. Фактически сегодня GNOME описывает себя как “сообщество, создающее отличное программное обеспечение”. Трудно придумать более бессодержательное описание для проекта разработки ПО”. Он прав, это не вдохновляет.

Отте с горечью признает:

  • GNOME исключают из дистрибутивов Linux в пользу других рабочих сред;
  • прежние сторонники GNOME сворачивают или уже полностью свернули свое участие в проекте;
  • разработчики большинства важных настольных приложений проигнорировали GNOME 3. Из разговоров с ними понятно, что есть более важные дела;
  • целевая аудитория GNOME сокращается в связи с уменьшение числа устройств, на которых работает GNOME.

Даже участники сообщества GNOME ощущают, что у них нет шанса быть услышанными и обсудить изменения в проекте.

Но пока Отте пребывает в депрессии, появляются и другие мнения: “GNOME -- нечто гораздо большее, чем десктоп как отличительная сторона продукта. Команда создала серию сопутствующих приложений, таких как почтовый клиент Evolution и медиа-плейер Banshee. Спрос на них останется постоянным даже в том случае, если пользователи откажутся от оболочки GNOME. Не ждите, что проект погрузится в забвение”.

Вдобавок некоторые десктопы, например Ubuntu и Mint Cinnamon, базируются на GNOME и заменяют его. Тем временем на ежегодной конференции разработчиков GNOME Ксан Лопес и Хуан Хосе Санчес выдвинули большие планы. Они намереваются выпустить GNOME 4.0 в марте 2014-го и получить 20% рынка десктопов к 2020-му. Если это шутка, то я нахожу ее грустной. Вряд ли GNOME получит и 10%-ную долю рынка десктопов; мало того, он может завершить свою карьеру, не дотянув до 10% даже в сегменте Linux-десктопов.

Отте назвал конференцию GNOME “комнатой самовосхвалений”. Думаю, так говорить не стоит, но я не вижу для GNOME способа снова стать важным десктопом. Время лидерства закончилось.

Версия для печати (без изображений)