После того как в 2011 г. Attachmate Group завершила слияние с компанией Novell, ветераном мировой ИТ-отрасли, проект Novell SUSE Linux был преобразован новыми владельцами в самостоятельную бизнес-единицу в составе группу компаний. Тогда наблюдатели по-разному оценивали перспективы нового предприятия, называя и плюсы, и минусы такого варианта. Но за прошедшие с тех пор два года компания SUSE подтвердила свою жизнеспособность и растущий потенциал, оставаясь один из ведущих игроков рынка серверных Linux-систем и развивая свой бизнес в различных регионах мира, в том числе и в России. В преддверии конференции Russian Open Source Summit 2013 (ROSS'2013) о современном состоянии и перспективах Open Source обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов беседует с директором департамента продуктовых решений SUSE Europe Джеральдом Пфайфером и с управляющим директором SUSE в странах СНГ Владимиром Главчевым.

PC Week: Проект SUSE стоял у истоков формирования движения Open Source. Именно поэтому интересна ваша точка зрения — что изменилось в мире открытого ПО за предыдущие, скажем, десять лет? Что происходит в последние годы и куда движется сегодня все это направление?

Джеральд Пфайфер: Если кратко охарактеризовать путь за минувшие десять лет, то можно сказать, что это был выход открытых технологий из исследовательских лабораторий в реальную жизнь. Точнее я бы сказал, что “лабораторный” период в истории Linux как раз закончился где-то в начале нынешнего века и тогда же началось продвижение этой системы в направлении ее повсеместного применения. Фактически до рубежа столетий основными пользователями Open Source были академические структуры, можно сказать, организации из мира науки. Потом эти средства стали применяться в быстрорастущем тогда сегменте интернет-серверов (Web, почтовые), в том числе хостинг-провайдерами.

Но обратите внимание, все это относилось, по крайней мере тогда, к категории “некритически важных” для бизнеса задач. Заказчики не спешили применять Linux для поддержки своей основной деятельности. Они с понятным недоверием относились к тезису о “бесплатном ПО”, зная известную истину о мышеловке. Их смущала не очень проверенная делом сама модель “открытого ПО”, отсутствие привычного вендора, который брал бы на себя определенную ответственность не только за работоспособность данного конкретного продукта, но и за перспективы его развития в будущем.

Но именно тогда, примерно десять лет назад, на рынке произошел качественный перелом в отношении к Open Source. В частности, важным индикатором стало то, что стратегическую ставку на это направление сделали многоопытные лидеры ИТ-рынка, такие как IBM, Intel, SAP. Это был вполне очевидный и понятный сигнал о наступивших в отрасли переменах.

Сегодня сомнения в Linux — в плане его надежности как используемого продукта и в перспективах развития системы в будущем — уже далеко позади, мы перешли к качественно новому уровню доверия к системе. Простой пример: наша SUSE Linux используется в службе управления воздушным движением Германии. Продукты Open Source широко применяются в медицинских системах и устройствах, в том числе непосредственно связанных с системами жизнеобеспечения. Какие нужны еще более “критически важные” примеры?

И еще один существенный аспект темы. Раньше с решениям Open Source работали в основном технические ИТ-специалисты, которые обладали нужной квалификацией и к тому же были энтузиастами этой концепции. Сегодня с этим ПО имеют дело самые “обычные” люди, прошедшие минимальную ИТ-подготовку и совершенно безразличные к идеологическим аспектам открытости ПО. Они даже не задумываются, к какой категории относится используемый ими софт, — просто применяют то, что удобнее и дешевле. Лучший пример — мобильные системы: половина пользователей вообще не знает, какая ОС установлена в их устройстве, а большинство остальных не сможет сказать, каким является это ПО — проприетарным или открытым. А лидерство на данном рынке уже давно держит открытое ПО.

PC Week: Что можно сказать о конкуренции среди поставщиков ПО? Ведь мы видим, с одной стороны, борьбу между лагерями СПО и проприетарного ПО, а с другой — растущее соперничество внутри СПО-стана.

Д. П.: Конкуренция растет по всем направлениям. Хотя если исходить из общего освещения темы для широкой публики, то может сложиться впечатление, что наиболее жаркие баталии идут между СПО и ППО, но с точки зрения конкретного поставщика, наверное, более актуальной является борьба за рынок “с собратьями по оружию”.

Стоит вспомнить, что популярность Linux многие годы росла в результате замещения UNIX на Linux. Реальных пересечений с ППО было не так много. Но еще несколько лет назад потенциал роста за счет UNIX фактически иссяк. Сегодня можно уверенно говорить, что есть две ОС, доля которых растет на рынке — Linux и Windows, и сейчас они находятся в позиции прямого противостояния. Нетрудно увидеть, что лагерь Windows выступает единым и организованным, а Linux представлен разнообразными сообществами и производителями с серьезной внутренней конкуренцией. Такое положение вещей, конечно, имеет для Linux свои минусы, но плюсов больше. Минусом выглядит раздробленность, которая не позволяет достичь, скажем, высокого уровня маркетинговых усилий по продвижению Open Source в целом. Но на самом деле это лишь кажущийся недостаток, который в полной мере компенсируется активностью энтузиастов, волонтеров, просто общественным мнением. К тому же нужно понимать, что в технологическом плане вся экосистема изначально настроена на очень четкое управление жизненным циклом открытого ПО. А главным плюсом является как раз конкуренция, служащая мощным внутренним стимулом развития экосистемы СПО в целом и каждого игрока этого рынка в отдельности.

Вся структура взаимоотношений на СПО-рынке, как и вообще в ИТ-отрасли, характеризуется давно известным понятием co-opetition — сотрудничество + конкуренция. Говоря о сотрудничестве, надо в первую очередь сказать, что SUSE самым активным образом участвует во многих проектах Open Source, в том числе в работах над ядром Linux, в проектах OpenStack и LibreOffice. И в этой связи стоит отметить, что отношения в сообществе открытого ПО давно строятся по следующему принципу: на уровне разработчиков — сотрудничество, а конкуренция — только на уровне продаж конкретных продуктов.

Что касается соперничества с ППО-поставщиками, то тут нашим преимуществом является открытость не только самого ПО, но и процесса его создания и развития. Наши клиенты очень хорошо понимают, куда и как мы движемся. И, конечно же, следует упомянуть о свободе выбора заказчиком вендора, в том числе о возможности замены текущего поставщика на другого.

При этом хочу отметить другую важную вещь: большинству потребителей в целом все равно, с каким ПО — открытым или проприетарным — они имеют дело. Это касается и авторских прав, и доступа к исходному коду. Их интересуют сугубо потребительские качества: стоимость, функциональность, безопасность и поддержка. Все это я бы свел сейчас к совокупной стоимости владения с учетом технической поддержки, которая является обязательным требованием для основной массы предприятий.

PC Week: Вы сказали, что сейчас в мире есть две основные серверные ОС — Linux и Windows. Тут хотелось бы вспомнить, что Novell девять лет назад заключила соглашение с Microsoft о сотрудничестве в области интероперабельности этих двух систем и долгое время в какой-то степени служила связующем звеном между Linux и Windows. И это воспринималось сообществом Open Source неоднозначно. Сотрудничество продолжается?

Д. П.: Да, Novell стала тогда, кажется, первым представителем Open Source, который наладил сотрудничество с Microsoft на регулярной основе. И мы полагаем , что такой шаг был очень полезен не только для этих двух компаний, но и для всего рынка. Во всяком случае, для всех заказчиков, которые заинтересованы в сотрудничестве вендоров, а не в их схватках “на смерть”.

С тех пор многое изменилось: в целом, несмотря на соперничество, технологическое сотрудничество между лагерями Linux и Windows расширяется, а Microsoft активно участвует в некоторых открытых проектах. И тем не менее, наверное, SUSE тут по-прежнему занимает передовые позиции, поскольку наше технологическое сотрудничество продолжается на постоянной основе.

У многих клиентов SUSE есть в эксплуатации также и Windows-системы, и для них вопросы интероперабельности двух систем являются очень актуальными. Поэтому немаловажно, что достигнута полная совместимость ОС на уровне виртуализации: SUSE Linux надежно работает в среде Hyper-V и в облачной Azure, а Windows Server — в среде виртуализации нашей ОС.

Другой пример — обеспечение полной совместимости по форматам документов между Microsoft Office и LibreOffice. И еще, конечно, нужно сказать о полной интероперабельности на уровне средств управления: вы можете управлять смешанными средами SUSE-Windows из единого центра управления — Microsoft System Center.

PC Week: Два года назад организация работы SUSE претерпела серьезную трансформацию в связи со сменой владельцев и началом самостоятельной деятельности. Как ваша компания преодолела этот непростой период жизни?

Д. П.: В целом — очень успешно. Понятно, что это был сложный момент, но тем не менее мы не только не потеряли свои позиции на Linux-рынке, но и смогли увеличить тут свою долю и серьезно расширить географию своего присутствия. Ведь SUSE — это исторически европейская компания, поэтому долгое время ее основными рынком была Западная Европа. За последние два года мы существенно усилили позиции в Северной и Южной Америках, а также в России. Сегодня ваша страна является одним из приоритетных для нас регионов. Я намерен приехать в Москву для участия 12 апреля в конференции Russian Open Source Summit 2013, где мы выступаем генеральным спонсором. Я буду рад встретиться с представителями российского ИТ-рынка и СПО-сообщества.

PC Week: Я надеюсь, что мы там сможем поговорить подробнее о ваших российских делах, но все же сейчас хотелось бы узнать о бизнесе SUSE в нашей стране.

Владимир Главчев: В России мы пережили ту же трансформацию работы компании, что и во всем мире; были, конечно, организационные сложности, но мы довольно быстро прошли этот этап и начали заниматься расширением своей деятельности, опираясь, конечно, на то, что уже было сделано в предыдущие годы. Наше преимущество перед мировыми конкурентами заключается в том, что компания давно имеет свое представительство в Москве и обширную партнерскую сеть по всей России и странам СНГ — на сегодняшний день у нас более шестидесяти авторизованных партнеров.

PC Week: Есть ли какая-то специфика рынка СПО в России по сравнению, скажем, с Европой?

В. Г.: В целом, в плане общих тенденций, развитие рынка СПО идет у нас по тому же сценарию, что и везде. Мы видим рост интереса заказчиков, повышение их понимания сути этой модели, ее плюсов и минусов. Меньше завышенных ожиданий, по мере накопления отраслевого опыта организации лучше понимают реальные возможности получения выгод от применения СПО.

Конечно, есть и особенности, в частности создающие некоторые специфические сложности, хотя и вполне преодолеваемые. Это касается, например, вопросов сертификации ПО, в том числе по безопасности. Весь мир в целом ориентируется на единые стандарты в этой сфере — Common Criteria. SUSE всегда имела нужную сертификацию и недавно подтвердила соответствие актуальной версии SUSE LinuxEnterprise Server требованиям уровня доверия 4+, что является достаточным для применения в любых отраслях с обеспечением полной безопасности данных, включая персональные. Этого одного сертификата достаточно для работы почти во всех странах, но не в России — тут своя процедура проверки на безопасность ПО, которую проводит ФСТЭК. Но все это, конечно, трудности преодолимые: в прошлом году SUSE Linux Enterprise Server был сертифицирован на соответствие требованиям 5-го класса защищенности и прошел проверку на отсутствие недекларированных возможностей по 4-му уровню контроля.

Необходимо также отметить, что на ранних этапах внедрения СПО как в бизнесе, так и в государственном секторе нашего рынка имели место сложности как в плане нормативно-законодательных требований, так и в ментальном. В частности, рынок не сразу пришел к пониманию, что использование СПО также сопряжено с финансовыми затратами, необходимыми для технической поддержки и обслуживания систем. В России, как и в других странах, проблема более широкого внедрения СПО лежит не только в плоскости технологии. СПО как модель разработки давно доказала свою жизнеспособность, а свободный код — качество. Сегодня проблема состоит скорее в необходимости изменения некоторых процессов в управлении ИТ. Например, переход от единовременной выплаты за лицензии к ежегодной оплате технической поддержки и подписки на обновления требует пересмотра связанных с этим процедур бюджетирования и закупки.

Тем не менее, все эти проблемы достаточно быстро разрешаются и сегодня перспективы широкого внедрения СПО в России видятся весьма оптимистичными.

PC Week: Спасибо за беседу. До встречи на ROSS 2013.

Версия для печати (без изображений)