Свободное программное обеспечение (СПО) — это не только крупные проекты и национальные интересы. Это ещё множество небольших компаний, работающих в самых разных регионах нашей страны. Какие задачи они решают, кто является их заказчиками, какую роль в их работе играют органы государственной власти?

В преддверии конференции Russian Open Source Summit ( ROSS ) '2014 обозреватель PC Week/RE Сергей Голубев побеседовал на эти темы с директором нижегородской компании “Элсис” Сергеем Бессоновым.

PC Week: Насколько реален малый бизнес на СПО? Действительно ли он имеет низкий порог вхождения?

Сергей Бессонов: Малый бизнес на СПО — это самая распространённая категория ИТ-бизнеса. Не верите? Вам надо всего лишь его заметить. Десятки тысяч малых предприятий в стране и, наверное, миллионы в мире занимаются созданием “профессиональных сайтов” за минимальные сроки и деньги. Все они берут Drupal, Joomla или WordPress и рисуют либо используют готовый дизайн.

Для них использование свободных CMS — это возможность совершенно бесплатно получить доступ к технологиям столпов интернет-технологий современности, микроскопический порог вхождения и, главное, аргумент для заказчика: делать сайт на неизвестной никому CMS мало кто захочет, а вот Drupal — это уже серьезно, во всяком случае, обновления к нему будут выходить независимо от прихотей одного человека. Примерно то же самое можно сказать и о бизнесе, например, на внедрении LAMP, или какого-нибудь почтового сервера, или даже на кастомизации СПО под требования заказчика.

PC Week: А как можно заработать на создании СПО?

С. Б.: Для СПО-проектов технология заработка не столь очевидна. Понятно, что мелкий ИТ-бизнес получает свой небольшой доход от внедрений СПО, разработчикам которого он, скорее всего, денег не платит. Здесь работает другой принцип — мелкий ИТ-бизнес занимается популяризацией свободных решений, а заодно служит постоянным источником баг-репортов и способствует “вылизыванию” продукта.

Но крупный ИТ-бизнес (интегратор или другой разработчик) тоже не всегда платит создателю используемого при внедрении свободного продукта, ведь зачем платить, если можно не платить. Зато он может внести свою лепту в виде кода.

В этом и состоит основное отличие бизнес-моделей СПО и ППО — в СПО существенно сложнее монетизировать продукт. Процент пользователей, платящих за продукт деньги, ниже (хотя его всегда сложно подсчитать из-за наличия большого количества неучтённых пиратских копий ППО и принципиальной невозможности учитывать все копии СПО), денежные суммы, как правило, тоже, в народе бытует мнение, что свободное — это бесплатное.

Зато и стоимость разработки не такая высокая, потому что клиенты вкладываются кодом. Многие компании, выпускающие проприетарный код, также активно способствуют образованию сообщества программистов вокруг своих продуктов, но в целом отдача кодом в случае СПО всегда будет более высокой, а отдача деньгами — менее, чем в случае ППО. Хотя, к примеру, в нашей компании принято, что мы переводим 5% денег с успешного внедрения в апстрим, но эта практика далеко не повсеместна.

Если вам нужно 100 программистов, которые будут делать код проекта, то не важно, где они сидят — у вас в офисе в случае ППО или в 100 различных компаниях-интеграторах во всему миру в случае СПО. Второе немного более рискованно с точки зрения управления, но куда более жизнеспособно.

Выделяют несколько классических бизнес-моделей на СПО — это совместная разработка/доработка, как в случае Drupal/Joomla/etc, Open Core (ядро и базовая функциональность свободны и бесплатны, специфические модули, особенно модули для интероперабельности с ППО — платные); внедрение/сопровождение/поддержка/обучение, создание побочного продукта [например, для IBM/Intel Linux — это побочный продукт, они продают (продавали) серверы] и др. В малом бизнесе ни о каком побочном продукте или Open Core речи идти не может, там встречается только разработка на основе СПО или внедрение.

PC Week: А что мотивирует заказчика использовать свободные продукты, а не проприетарные решения?

С. Б.: Прежде всего, заказчик думает о том, что он будет делать, когда эти несколько человек, образующих малое предприятие, устанут или найдут себе другое развлечение. И далеко не всегда ответ на этот вопрос очевиден.

Самое удобное для заказчика —при исчезновении или снижении качества работы одного исполнителя он может заменить его на другого. Поэтому в отрасли действует маховик продаж: чем больше продаж, тем больше продаж. Чем больше мелких компаний настраивают Drupal поверх LAMP, тем проще будет продавать Drupal. И наоборот, если в вашем регионе всего одна компания рискнула продавать “1С” под Linux, спрос на её услуги может быть куда меньше, чем обусловлено ценовыми или техническими факторами. Особенно учитывая, что конечного пользователя редко волнует лицензия, его волнуют затраты и результат.

PC Week: Какую долю среди заказчиков вашей компании составляют госорганы? И вообще, насколько важна роль государства в нестоличном СМБ?

С. Б.: Государство — особый заказчик. Прежде всего, это единственный заказчик, для которого СПО важно как самоцель. Однако у государства есть неприятная особенность — оно никогда не бывает однородно, т. е. конкретные цели государства в целом и отдельных государственных служащих в частности могут не иметь ничего общего.

Чем выше мы забираемся по иерархии управления, тем очевиднее становятся преимущества СПО как такового, особенно если двигаться в направлении МО, МВД, ФСБ и тому подобных структур. Тут и контроль кода, и контроль форматов хранения данных, и отсутствие недокументированных возможностей, и развитие отечественной школы системных программистов путём обучения на чужом коде, и импортозамещение (поскольку обмен кодом куда выгоднее экспорта денег), и многое другое. Однако чем ниже мы идём в поля, тем острее встают проблемы совместимости с уже накопленной библиотекой ППО, документов в неизвестных форматах, отсутствия какой-либо мотивации к переходу, неработающее оборудование и т. п.

Для малых компаний государственный заказчик может оказаться очень неудобным, поскольку государство платит большие деньги, но в один момент может перестать это делать. В результате фирма, набрав штат программистов на госденьгах, может оказаться не в состоянии выжить в “дикой среде”. Поэтому мы стараемся, несмотря на хорошие отношения с госзаказчиками, не забрасывать и коммерческое направление. В прошлом году наша структура доходов “государственный/коммерческий заказ” была примерно 50/50.

Важно ещё и то, что само по себе взаимодействие бизнеса с государством не зависит от того, предлагаете вы СПО или ППО — вам всё также надо вписываться в конкурсы, обзаводиться знакомыми и понимать всю эту специфику работы и оформления документов. На региональном уровне даже на самом верху стратегические преимущества СПО не играют особой роли. СПО можно козырять только в одном случае — если с федерального уровня пришло какое-либо указание использовать именно СПО. Например, если требуется сертифицированная ОС и другое ПО или когда спускается пожелание внедрять Linux в школах.

PC Week: Что должно произойти для того, чтобы внедряющих СПО компаний стало больше? От кого это зависит — от государства или бизнеса?

С. Б.: Для становления рынка СПО в России надо раскрутить тот самый пресловутый маховик продаж. Государству сделать это значительно легче, но до сих пор политической воли не слишком хватало. К тому же разработчики ППО тоже кушать хотят, а не менять наработанные и эффективные бизнес-модели на значительно менее привлекательные в денежном отношении. Перераспределение рабочих мест в случае принятия СПО-модели для них означает сокращение рабочих мест и уменьшение оборота средств, а это уже серьёзный финансовый аргумент в пользу торможения СПО.

PC Week: Чего вы ждёте от предстоящей конференции ROSS'2014?

С. Б.: Я надеюсь, что конференция позволит получить какой-то практически ценный результат, а не будет ещё одной площадкой для встреч людей и рассказов друг другу от том, какие они хорошие и замечательные. Хотелось бы некой “ярмарки идей и продуктов”, на которой инженеры, инвесторы и заказчики смогли бы найти друг друга.

И, разумеется, мне хотелось бы, чтобы практически полезная информация с конференции была доступна не только тем, кто смог лично приехать на это время в Москву. Или смог уделить этому мероприятию всего пару часов.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)