Стартовав в 2010 г., открытый проект OpenStack все последующие годы был явной «восходящей звездой» корпоративного ИТ-небосклона и, кажется, как раз в этом году достиг того уровня зрелости, когда из «подающих надежды» стал признанным игроком в сфере виртуализационно-облачных инфраструктурных технологий. Если еще пару лет назад ИТ-лидеры говорили лишь о признании перспективности проекта и о его поддержке со своей стороны, то сейчас многие ИТ-гранды уже заявляют о его использовании в качестве базовой основы для развития собственного бизнеса.

Правда в России технология OpenStack является пока больше «терра инкогнита»: представления о ней у большинства потенциальных ИТ-заказчиков находятся в основном на уровне новостей в СМИ, а не на уровне практического изучения, а тем более применения. При том, что именно этот проект может иметь успех в нашей стране в условиях очередного повышения интереса к использованию Open Source. Примечательность OpenStack для России заключается еще и в том, что это первый проект в истории Open Source с масштабным участием отечественных программистов. Во многом он стал возможным благодаря компании «Мирантис», которая, являясь одним из старейший и самых активных членов проекта OpenStack и, имея центральный офис в Кремниевой Долине, опирается в своей деятельности в том числе на российские центры разработки, крупнейшие из которых находятся в Москве и Саратове. О текущем состоянии и перспективах развития проекта OpenStack, о причинах его успеха и о возможностях применения его разработок в России соучредитель и председатель совета директоров компании «Мирантис» Александр Фридланд рассказал обозревателю PC Week/RE Андрею Колесову.

PC Week: OpenStack сегодня у всех на слуху, но у широкой ИТ-общественности нет достаточно ясного представление о сути этого проекта как в техническом, так и в организационном аспектах. Давайте начнем с пояснения его целей и технической структуры.

Александр Фридланд: Целью OpenStack является создание и развитие программной платформы, предназначенной для реализации динамической виртуализационной ИТ-инфраструктуры класса IaaS (инфраструктура как сервис). Она может использоваться как в варианте облачных вычислительных сервисов и хранилищ данных, так и в виде онпремис-развертывания на площадках заказчиков.

Платформа строится в виде набора нескольких взаимосвязанных компонентов, каждый из которых создается в рамках отдельного проекта. В настоящее время этот набор включает 13 таких компонентов, старейшими и ключевыми из которых являются Nova (контроллер вычислительных ресурсов), Swift (облачное файловое хранилище), Glance (библиотека образов виртуальных машин), Keystone (сервис идентификации), Cinder (служба работы с блочными устройствами хранения данных) и Neutron (подключение к сети как услуга).

Системы такого назначения и масштаба создаются весьма ограниченным кругом мировых ИТ-компаний. При этом ключевая специфика OpenStack заключается в том, что проект строится на принципах Open Source: использование исключительно открытых стандартов и отрытых API, доступность исходных программных кодов и распространение всего созданного под лицензией Apache. Помимо вполне понятной бесплатности программных компонентов это означает, что вы можете подключать аппаратные и программные средства любых производителей.

PC Week: Как организована работа по проекту? Кто им управляет, кто финансирует, кто принимает технические решения, кто пишет код, кто занимается распространением?

А. Ф.: Инициатива OpenStack стартовала в июле 2010 г., когда техасская компания Rackspace Hosting совместно с НАСА объявили об открытии кода пилотного проекта по созданию федеральной облачной IaaS-платформы Nebula (НАСА — в качестве заказчика, Rackspace Hosting — в качестве разработчика и хостинг-провайдера). Проект появился не на пустом месте: его основой стали разработки, выполнявшиеся на средства федерального бюджета США. Нетрудно догадаться, что решение о преобразовании закрытого проекта в полностью открытый принималось на правительственном уровне. Но при этом нужно подчеркнуть, что дальше проект развивался исключительно как независимый, сугубо общественно-отраслевой.

PC Week: То есть государственные структуры, в том числе и США, никак не влияют на развитие проекта, не участвуют в его управлении, финансировании?

А. Ф.: Я как член правления OpenStack даже не очень понимаю, о чем вы спрашиваете. Конечно, нет! Инициаторы проекта сразу сформулировали несколько базовых принципов его реализации на основе подхода Open Source. Это предполагает поддержку открытого сообщества, где все организационные процессы являются прозрачными. Формально некоммерческая организация OpenStack Foundation, которой RackSpace передала все права на код и торговую марку OpenStack, была создана в сентябре 2012 г. Именно после этого началось действительно триумфальное развитие проекта, получившего поддержку фактически всей ИТ-отрасли. Сейчас у Фонда более 130 членов, а число компаний, которые заявили о поддержке проекта, выходит за 200. В этом списке есть почти все мировые ИТ-гранды, кроме Microsoft; в реализации проекта участвует даже, казалось бы, главный его конкурент — VMware. Так или иначе, но сейчас OpenStack — это самый крупный проект в мире открытого кода, он уже обогнал Linux, в том числе по бюджету: у OpenStack — 16 млн. долл., у Linux — 9 млн. долл.

PC Week: Эти средства используются для оплаты труда разработчиков?

А. Ф.: Нет, никто из участников проекта никаких денег от Фонда не получает. Финансирование идет только на обеспечение функционирования организации, в том числе на проведение мероприятий, митапов и встреч, оплату труда персонала.

PC Week: Что можно сказать об участии российских разработчиков в проекте?

А. Ф.: OpenStack — это уникальный пример участия отечественных разработчиков в международном проекте, такого аналога нет в Open Source. Тут нужно уточнить, что хотя в написании кода участвуют и независимые программисты, все же подавляющее большинство — это сотрудники тех или иных компаний, членов Фонда. Создание этого сообщества было сложной, последовательной работой, которую мы вели последние три года и продолжаем вести дальше. По нашим сведениям, разработчики из России и Украины в OpenStack — это, в основном, сотрудники компании «Мирантис».

PC Week: В чем состоит особенность привлечения российских разработчиков к подобным проектам?

А. Ф.: Ключевая сложность — это отсутствие культуры участия в Open Source и опыта реализации международных проектов. Традиционная схема работы программиста выглядит примерно так: получаешь ТЗ, некоторое время пишешь код, затем сдаешь готовый результат. То есть основное время — это уединенное, изолированное кодирование. Суть разработок Open Source — это, напротив, процесс постоянного вовлечения, общения с коллегами, которые разбросаны по всему миру. В ходе такого взаимодействия, безусловно, могут возникать дискуссии и недопонимания, но следует соблюдать правила дружелюбного, тактичного общения и помнить, что в споре рождается истина.

При создании OpenStack используется та самая модель Agile, где хоть и есть определенные ТЗ, но большая часть задач отдается на откуп именно коллективу разработчиков. Создатели проприетарных и заказных систем только сейчас пытаются применить эту модель.

Умение работать в коллективе, корректное поведение в спорах и дискуссиях, повышение собственных знаний и накопление опыта — вот те характеристики, которые следует развивать в себе российским разработчикам. И, разумеется, крайне важно владеть английским языком, а в этом мы заметно слабее, чем программисты из других стран. Но это проблема решаемая.

Справедливости ради стоит отметить, что аналогичные трудности общения с коллегами встречаются и при подключении к проекту программистов из других стран, если ранее они работали только на закрытых проектах, — сказывается отсутствие культуры Open Source.

PC Week: OpenStack — это не единственный проект Open Source в области облачных платформ. Есть еще несколько, причем все они стартовали примерно в одно время, какие-то даже раньше. Почему именно OpenStack вышел в лидеры?

А. Ф.: Я уверен — дело в правильной организации работы именно в рамках классической схемы открытого проекта на базе независимого сообщества. Все альтернативные примеры — это создание отдельной компанией открытого проекта на базе собственных разработок (обычно открывается базовая часть ПО), которым организация продолжает управлять в рамках собственных интересов. Это популярная гибридная пропритетарно-открытая схема, которая, как показывает опыт, имеет весьма ограниченный успех. Если посмотреть на историю Open Source, то легко увидеть, что мирового признания достигают только классические открытые проекты, функционирующие на идеях управления сообществом снизу вверх, а не наоборот.

PC Week: Каково сегодня место OpenStack на рынке с точки зрения конкурентной ситуации? Какова динамика развития проекта, она не замедляется?

А. Ф.: Проект продолжает развиваться, скорее, по экспоненте, никаких признаков замедления не видно. Главный показатель роста технологии — это тот факт, что уже существующие разработки всерьез рассматриваются рынком как реальная альтернатива ведущим облачным предложениям Amazon, Microsoft и даже VMware.

Существуют два основных подхода для создания облачных инфраструктур: использование индустриальных готовых технологий или разработка собственных решений практически с нуля. Первый вариант применяется, чтобы снизить капитальные и операционные затраты, его часто используют облачные провайдеры, в том числе небольшие, но в реальности создать надежную платформу по силам единицам — таким гигантам, как Google или Amazon. Второй вариант более надежный и быстрый, но весьма дорогой. Причем стоимость в этом случае растет пропорционально размеру инфраструктуры, которая имеет тенденцию к постоянному увеличению. К тому же этот подход недостаточно гибкий, поскольку спектр подключаемого оборудования и программных модулей у каждого поставщика все же ограничен.

Функционал OpenStack на сегодняшний день составляет примерно 70% возможностей, предоставляемых VMware. Но он уступает по уровню доверия со стороны рынка. Качество таких сложных технологических систем может повышаться только в условиях широкого практического применения. Напомню, что VMware играет на этом рынке уже более 15 лет, и вся система VMware строилась исторически на разработке гипервизора, на который уже потом «навешивались» средства управления и многочисленные дополнительные функции. А OpenStack — это очень молодой проект. Но он быстро развивается, поскольку архитектурно и концептуально реализуется на базе уже накопленного отраслевого опыта. То есть OpenStack изначально создавался с точки зрения задач управления распределенной облачной средой, гипервизоры в нем используются уже как давно существующие готовые компоненты.

PC Week: В чем именно по функциям OpenStack уступает VMware?

А. Ф.: OpenStack пока уступает по возможностям уровня Enterprise, например «живой миграции», по средствам резервного копирования. Но при этом в нем есть функции, которых нет у VMware, — например, управление мультигипервизорной средой.

Однако я считаю, что по функционалу, зрелости и надежности OpenStack сможет выйти на один уровень с лидерами через три-четыре года.

PC Week: Как бы вы охарактеризовали заказчиков OpenStack?

А. Ф.: OpenStack — молодой проект и предназначен соответственно для «молодых», но не маленьких компаний. Сейчас он идеально подходит тем, кто ведет дела с прицелом на активное развитие в будущем, тем, у кого ИТ являются важным фактором развития, а не просто вспомогательной, поддерживающей функцией. OpenStack — это предложение для технически грамотных заказчиков.

Нужно понимать, что хотя в модели Open Source заказчик экономит на капитальных затратах, у него повышается сервисная составляющая. К тому же клиент может столкнуться с тем, что у него нет собственных специалистов необходимой квалификации, и с первого взгляда бывает проще выделить существенные средства на проприетарный продукт, чем заниматься адаптацией бесплатного решения самому. Однако в нашей Open Source-модели заказчик получает независимость от вендора и постоянно развивающееся и поддерживаемое глобальным международным сообществом решение, поэтому я уверен, что по мере взросления OpenStack все больше будет подходить для солидных крупных заказчиков.

И, конечно, нужно сказать об огромном числе энтузиастов, которые скачивают проекты OpenStack для использования в каких-то собственных интересах, для реализации частных инициатив. Эти люди не видны на уровне публикаций в СМИ и на конференциях, но это очень важное направление проникновения технологий на рынок, которое само по себе дает всходы и служит «удобрением» для создания плодородного слоя почвы в целом.

PC Week: Какие можно выделить сферы применения OpenStack?

А. Ф.: Ключевым направлением применения OpenStack сегодня является быстро растущий рынок разного рода сервис-провайдеров, который традиционно развивался с начала формирования рынка Web-хостинга в конце 1990-х именно на базе продуктов Open Source. Отмечу, что сегодня сам спектр и объемы провайдинга намного шире, чем 10–15 лет назад. Тут в отдельную категорию нужно выделить телеком-операторов, для которых реализация идеи виртуальных программно-управляемых коммуникаций может совершить настоящую революцию. Несколько утрируя, можно сказать, что современные технологии дадут возможность стартапу создать сеть, по масштабам сопоставимую с мобильными гигантами.

Что касается крупных корпоративных заказчиков, то сегодня очевидны три основных сценария применения OpenStack. Первый: у компании образовался плохо управляемый зоопарк разных средств виртуализации, и она готова к наведению порядка. Для этого ей нужна некоторая универсальная, независимая платформа. Это типичная ситуация для интернет-провайдеров, банков и прочих обладателей мощных динамических ИТ-инфраструктур.

Второй вариант: предоставление услуг на массовом рынке. Например, те же банки, у которых большая часть бизнеса связана не с бэк-офисными финансовыми операциями, а с отношениями с клиентами, как с частными, так и с юридическими лицами. По сути, они становятся сервис-провайдерами, и их мотивы по внедрению OpenStack такие же, как у ИТ- или телеком-провайдеров.

И третий, давно известный сценарий: создание вычислительных сред для разработки и тестирования, когда необходимо проверять работоспособность приложений в средах разных поставщиков. Тут нет строгих требований к надежности и доступности, и покупать дорогие решения, конечно, не хочется. Сегодня у заказчика есть два реальных варианта: либо использовать облачные предложения вроде Amazon, либо развертывать что-то дешевое у себя. Вариант «у себя» становится все более популярным.

PC Week: Кажется, есть еще одна категория пользователей OpenStack — малые и крупные ИТ-вендоры, которые используют платформу в качестве основы для создания вполне коммерческих продуктов.

А. Ф.: Да, таких примеров уже достаточно; наверное, из самых крупных нужно сказать об HP, активность проявляет Red Hat. Мне кажется, что доминирующая сегодня модель предоставления вендором законченного решения заказчику, конечно же, никуда не денется. Но ИТ-мир меняется, и облачные идеи способствуют тому, что доля таких схем на рынке уменьшается. Но если говорить о новых игроках, то сейчас видно формирование категории специализированных консультантов и интеграторов по внедрению OpenStack, причем растущий спрос тут наблюдается как раз со стороны малого и среднего бизнеса, которому нужно быстро развиваться и меняться за минимальные деньги.

PC Week: Как выглядит Россия на фоне такого триумфального шествия OpenStack по планете?

А. Ф.: В России ситуация примерно такая, как четыре года назад на Западе: началось изучение технологии, проводится оценка того, насколько она нужна. При этом мы сейчас наблюдаем, что ПО достаточно много скачивают. Наверное, среди интересующихся есть представители корпоративных ИТ-отделов, которые знакомятся с OpenStack по рекомендации своего руководства. Но реальных применений пока не видно.

В России сегодня доминирует модель закупок ИТ, а не выбор оптимальных схем реализации внедрений с использованием технологических подходов. Это, видимо, идет от избытка денег и недостатка кадров. Но сейчас ситуация меняется.

PC Week: Повлияли экономические проблемы и курс на импортозамещение?

А. Ф.: Скорее не повлияли, а лишь немного подтолкнули. Я думаю, что просто рынок созрел для применения современных открытых технологий. В Западной Европе никаких санкций нет, экономика на подъеме, а спрос на OpenStack быстро растет.

PC Week: Спасибо за беседу.


Версия для печати (без изображений)