Среди ключевых тем, которые намечено подробно рассмотреть на предстоящей ежегодной конференции Russian Open Source Summit ‘2015, впервые будут представлены и вопросы открытого аппаратного обеспечения как важного элемента всей концепции Open Source. Помимо посвященных этой тематике докладов программой конференции предусмотрено проведение круглого стола «Open Source и OpenPOWER в России в контексте импортозамещения», партнером в организации которого выступает компания IBM.

В преддверии конференции Алексей Перевозчиков, менеджер по продуктам и решениям IBM Server Solutions корпорации IBM в России и СНГ, поделился своим видением происходящих в ИТ-отрасли перемен, а также рассказал об идеологии OpenPOWER.

ИТ-отрасль вчера и сегодня: что изменилось принципиально?

Если говорить о действительно переломных моментах в истории ИТ, связанных с кардинальными изменениями в ИТ-архитектурах и ИТ-бизнесе в целом, то таковой был, по сути, всего один и пришелся примерно на период 2009–2010 гг. До наступления это периода ИТ-вендоры ориентировались на корпоративного заказчика. Именно он определял, что хорошо и в каком направлении надо развиваться. Крупнейшие ИТ-вендоры бились за рынок серверов, объем которого оставался на редкость стабильным: 50–60 млрд. долл. И прибавка 2–3% в доле рынка была реальным достижением.

Но пришел 2010-й, и рядом с этим рынком появился новый, в шесть-семь раз больший по объему и еще не поделенный, — рынок мобильных устройств и мобильных решений. И практически вся ИТ-индустрия, за редкими исключениями, развернулась в сторону розничного потребительского сегмента. А технологии фактически оказались под угрозой деградации. Потому что потребитель не заглядывает в завтра, ему нужно то, что есть здесь и сейчас.

И мы уже видим последствия этого на современных изделиях. В том числе на процессорах Intel: согласно оценкам Gartner по методике RPE2, Ivy Bridge проигрывает в производительности ядра микроархитектуре Sandy Bridge, а Haswell — микроархитектуре Ivy Bridge (да, у Haswell больше ядер, но в производительности ядра она уступает!). Подобного не было никогда в истории ИТ, и это прямое следствие утраты интереса к корпоративному заказчику. Ибо только он решает большие вертикальные задачи. Он грузит на сервер ПО Oracle Enterprise Edition или, например, IBM Portal Server ценой десятки тысяч долларов на каждое используемое процессорное ядро, тогда как сам сервер стоит, скажем, 20 тыс. долл. При таком раскладе цена сервера заказчику уже неинтересна, но ему неприемлема мысль, что ядро станет более слабым.

Новые реалии, старые заблуждения

Еще одно явление, которого тоже не было раньше: серверные решения на базе архитектуры x86 неумолимо растут в цене, растет и цена используемых в них процессоров. Но у людей сохранились воспоминания (и они поддерживаются индустрией), что когда-то все это было недорого. Это «когда-то» быстро уходит, а восприятие остается.

Старое восприятие сохраняется и в отношении структуры затрат на проекты. Двадцать лет назад в трехлетнем бюджете проекта порядка 65% приходилось на сервер и по 10% — на программное обеспечение и персонал. Но в 2013 г., по данным IDC, расклад расходов за три года принципиально иной: на аппаратную часть — 11%, на ПО — 33%, на персонал — 45%.

Поменялась экономика. Но те, кто 20 лет назад реализовывал ИТ-проекты, хорошо усвоили, что в первую очередь нужно оптимизировать цену «железа». Сегодня они стали руководителями и управляют людьми и деньгами. И многие из них не задумываются, что теперь главное — не «железо», а люди и софт. Это тренд, подтверждаемый усредненными цифрами.

Свободное ПО — возврат к старой модели?

Конечно, эти цифры складываются из того, что одни компании используют, скажем, СУБД Oracle или DB2 и соответственно несут более высокие расходы на ПО, а другие — PostgreSQL и у них преобладают расходы на персонал. По сравнению с хорошо работающим, но дорогим проприетарным ПО свободное ПО позволяет сэкономить на лицензиях, но что мы при этом получаем?

Мало кто задается вопросом, от чего свободно это самое свободное ПО. Я думаю, что в первую очередь оно свободно от обязательств. И если относительно уже зарекомендовавших себя в корпоративной среде проприетарных решений, как правило, можно сказать, как они будут развиваться (есть «дорожные карты» и определенные обязательства со стороны вендоров), то что будет с решением Open Source, не знает никто. Вспомните, как популярна была MySQL! А теперь у нее нет даже наследника.

Сделав выбор в пользу свободного ПО, вы свободны делать с ним все, что хотите. И если возникли проблемы, вы так же свободны в выборе путей их преодоления. В итоге вместо предсказуемого движения в понятную сторону мы возвращаемся к модели, напоминающую ту, что преобладала в прошлом, когда в каждой организации был свой отдел с программистами, которые писали свою бухгалтерскую систему или АСУ и потом сами же поддерживали ее. Разница лишь в том, что сегодня задача, с одной стороны, упрощается возможностью взять за основу уже созданный исходный код, а с другой стороны, усложняется в связи с необходимостью усилить внимание к вопросам безопасности. Но в целом мы это уже проходили, и результат известен.

Это, однако, не значит, что у свободного ПО нет перспектив. Но очень важно понимать, кто его создает, каков уровень этих людей.

Облака, большие данные, аналитика

Сейчас все ведущие ИТ-вендоры активно говорят об облаках, больших данных, социальных сетях, аналитических средствах. И это прямое следствие переориентации ИТ-отрасли на розничного потребителя. Нажав всего одну кнопку на мобильном устройстве, вы получаете сразу мегабайты данных. И это уже большие данные, поскольку пользователей мобильных устройств — миллиарды. Где эти данные? В соцсетях. Где соцсети? В облаках. Вот и получили весь набор популярных сегодня ИТ-терминов, к которым остается добавить аналитику в качестве инструмента изучения настроений и предпочтений потребителя, чтобы вовремя предложить ему то, что он хочет.

В данном случае важно то, что можно не заботиться о надежности и защищенности обслуживающих потребителей серверов, чего не может себе позволить традиционный корпоративный заказчик, использующий большие вертикальные приложения и несущий большие имиджевые и финансовые потери в случае сбоя ИТ-систем или кражи данных. Что из того, если пользователь коснулся кнопки на экране, но из-за сбоя сервера у него произошло что-то не то? Сделает вторую попытку, а тем временем его задача будет переброшена где-то в ЦОДе со 125-го сервера на 7800-й. Требуются в этом случае от сервера надежность, защищенность, вертикальная масштабируемость? Нет. А что требуется? Низкая цена. И это ярко видно на примере первой десятки крупнейших поставщиков облачных сервисов, с которыми связано появление нового мира горизонтально масштабируемых решений.

Реалии горизонтального мира

Потребности компаний в ИТ сегодня очень неоднородны. Помимо традиционных корпоративных заказчиков, на которых всегда ориентировалась IBM, появилось множество небольших компаний, для которых ИТ не являются элементом реализации их бизнес-стратегий. Эти компании, скорее, вынуждены использовать ИТ, чтобы удовлетворить требования регулирующих органов.

С другой стороны, появились сервис-провайдеры. Это новые корпоративные заказчики, хотя и весьма специфичные. Особенность этих заказчиков заключается в том, что им нужны горизонтально масштабируемые решения и большое количество серверов.

Сегодня практически все сервис-провайдеры используют серверную платформу Intel, поскольку на стадии формирования рынка ориентировались на скорейший возврат инвестиций (ROI). Но уже наступил момент, когда более важным с экономической точки зрения для них становится показатель TCO. И для них вопрос уже не в том, где купить готовый сервер подешевле, а из чего собрать свой сервер с заданными характеристиками. Потому что у всех таких заказчиков софт написан по-разному, а значит, кому-то нужно больше памяти, а кому-то меньше, кто-то предпочитает иметь два диска на каждом сервере, а кто-то — один... И уменьшение стоимости сервера всего на один доллар имеет значение, потому что в масштабе ЦОДов означает экономию сотен тысяч и даже миллионов долларов.

В этой ситуации ИТ-индустрия ищет, что она может предложить крупному бизнесу, нуждающемуся в горизонтально масштабируемых решениях. И появляются такие инициативы, как Open Compute и OpenPOWER.

В чем идея OpenPOWER

Сегодня консорциум OpenPOWER переживает настоящий бум: спустя полтора года после образования, по состоянию на март 2015 г., в нем насчитывалось уже 113 членов. В их числе — ведущие производители памяти, FPGA, подсистем ввода-вывода и т. д., компании и университеты из разных стран мира.

В чем привлекательность инициативы? В том, что миру впервые предложена полностью открытая аппаратная платформа. Хотите знать, что внутри процессора? Вам представят чертежи. Хотите сами выпускать такой процессор? Приобретайте лицензию и выпускайте — и можете рассчитывать на то, что вам помогут запустить собственное производство процессора, который будет абсолютно совместим с Power8 (такой совместимый процессор уже существует). Хотите разработать свою материнскую плату под Power8? В консорциуме вам расскажут, как это сделать и как наилучшим образом использовать особенности процессора. Вам нужен BIOS под эту плату? Берите готовый и, если нужно, корректируйте под свои нужды. Имея свои материнскую плату и BIOS, вы можете построить практически безопасную систему.

Хотите использовать ее под Linux? Дистрибутивов Linux уже много, в том числе отечественных, сертифицированных по самым жестким требованиям. Появляется реальная возможность собрать систему, которая состоит из полностью открытых прозрачных компонентов, доступных более чем из одного источника. И это реальный путь к независимости от внешних обстоятельств. Поэтому для российских госструктур, силовых ведомств, я думаю, это все очень актуально.

Важно отметить еще один момент. Консорциум OpenPOWER — это по сути независимая открытая организация. У него есть свой совет технических экспертов из разных компаний и даже университетов, который обсуждает в том числе направление дальнейшего развития процессора Power. То есть это уже не IBM определяет, а, напротив, консорциум говорит IBM, каким должен быть процессор следующей серии. В итоге мы продолжаем реализовывать свою традиционную модель, когда корпоративный заказчик диктует направление развития ИТ.

СПЕЦПРОЕКТ КОМПАНИИ IBM

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)