На страницах PC Week/RE продолжается активное обсуждение итогов прошедшей 16 апреля конференции Russian Open Source Summit ‘2015 (ROSS’2015). При этом справедливо отмечается важная роль продуктов Open Source в решении задач импортозамещения в нашей стране.

Действительно, война санкций не кончается, и надо быть готовыми к любым неожиданностям. Так, по сообщениям СМИ, HP и Dell уже рассылали своим партнерам письма о запрете на поставку своих технологий в Крым. О санкциях против ряда российских банков тоже писали уже много. Так что тема импортозамещения вполне актуальна.

На ROSS’2015 было представлено немало программных решений. Это и операционные системы (SUSE Linux), и облачные технологии (Red Hat OpenStack и Suse Cloud), и средства информационной безопасности (OpenSSL), и СУБД (PostgreSQL), и технологии моделирования бизнес-процессов (Bonita BPM, Alfresco Activiti), и ещё многое другое. Однако снять с себя зависимость от зарубежных производителей программного обеспечения — это только половина дела. Другая, причем не менее важная, — обрести независимость от поставок аппаратных средств. А вот тут уже есть гораздо более серьезные проблемы.

Первая — сама возможность запрета на поставки компьютеров, серверов, сетевого и прочего связанного с ИТ оборудования. Риски возросли, и предприятия, прежде всего государственные, начали на них реагировать. При этом процесс импортозамещения принял форму западозамещения. На место поставщиков из США и Западной Европы приходят поставщики из Азии. Проще говоря — вместо Cisco имеем Huawei.

На первый взгляд это решение проблемы. Маловероятно, чтобы Китай присоединился к санкциям против России. Но все же это не импортозамещение. В истории наших взаимоотношений с Китаем бывало разное, и годы крепкой дружбы, и времена балансирования на грани войны. Лучше не зависеть ни от кого.

Тем более что есть вторая связанная с аппаратными средствами проблема — вероятность существования в них неописанных в документации возможностей, или, проще говоря, закладок. А это уже касается обороноспособности страны. И китайские закладки в аппаратных средствах в этом отношении ничуть не менее опасны, нежели американские.

Проблемы «Эльбруса»

Главная проблема — процессор. Это самое технологически сложное устройство, безопасность которого трудно проверить. Лучше использовать свои. И такие изделия у нас есть. Например, четырехъядерный микропроцессор «Эльбрус-4С» с тактовой частотой 800 МГц и пиковой производительностью 50 Гфлопс. На его основе созданы компьютеры «АРМ Эльбрус-401», ориентированные на нужды государственных предприятий. Дорого, конечно, но зато безопасно. Хотя остаются вопросы о происхождении остальных микросхем, используемых в компьютере. Ведь компьютер — не только процессор.

Другая проблема — отсутствие написанного для «Эльбруса» программного обеспечения. Да, существует эмулятор х86, который позволяет разворачивать на компьютере даже Windows XP, но, как и все эмуляторы, он сильно снижает производительность. И реальное быстродействие составляет процентов десять от номинального.

Разумеется, можно написать программное обеспечение под «Эльбрус», используя все преимущества его архитектуры. Но кто будет делать это? Для компьютеров, работающих на х86-процессорах, писали программы разработчики всего мира. И делали это на протяжении многих лет. Можно написать отдельные специализированные программы под конкретные задачи для «Эльбруса». Но в целом проблему импортозамещения это не решит.

И ещё одна проблема: «Эльбрус» — не серверный процессор. Во всяком случае, в режиме совместимости с x86. Это процессор для рабочих станций.

Может ли IBM возглавить процесс импортозамещения в России?

Есть и другой путь — использовать открытое аппаратное обеспечение. Например, фирмы IBM. Об этом на конференции рассказал Алексей Перевозчиков, менеджер по продуктам и решениям IBM Power. Он напомнил, что корпорация начала лицензирование процессорной архитектуры Power. То есть она может предоставить архитектуру этого процессора. А на основе открытой RISC-архитектуры обладатели лицензии смогут создавать собственные чипы.

Кроме того, IBM создала альянс для разработки устройств и приложений, использующих платформу Power. Открытое общество разработчиков OpenPower включает 22 страны, 25 университетов, 113 компаний, среди которых Google, Nvidia, Samsung и Hitachi.

Использованию ОреnPower в России в контексте импортозамещения был посвящен специальный круглый стол на ROSS’2015. Обсуждение получилось довольно бурным. Алексей Перевозчиков был весьма убедителен. И хорошо подготовился, пригласив на конференцию организации, уже использующие IBM Power. Сторонники применения OpenPower рассказывали о преимуществах процессора, позволяющих достичь заметно большей производительности в сравнении с архитектурой x86.

Противники же указывали на значительно более высокую стоимость процессора. Они утверждали, что в подходе к лицензированию у IBM нет ничего нового. Что так уже поступала Sun Microsystems, когда поняла бесперспективность дальнейшей борьбы за продвижение своего микропроцессора UltraSPARC. Что не всегда в конкурентной борьбе побеждает лучший продукт. И что все это уже было, и что это просто попытка немного заработать на уже проигравшей конкуренцию технологии.

Не вызывала возражений только открытость архитектуры процессора, позволяющая быть уверенными, что IBM Power безопасней, чем Intel x86.

Без сомнения, использование процессоров Power cможет в какой-то мере решить проблему импортозамещения высокопроизводительных серверов. Но не до конца. Более того, как заметил Владимир Смирнов, главный конструктор НИЦ БВТ, строго говоря, нельзя считать OpenPower открытым. Да, есть свобода копирования и внесения изменений. Да, передается документация. Но этого мало.

Открытое аппаратное обеспечение — это возможность самостоятельного воспроизведения. Если говорить о процессоре, то нужен текст на языке Verilog и фабрика, которая этот текст превращает в чип. Причем Power8 производятся по техпроцессу 22 нм. А фабрик, способных поддерживать такой техпроцесс, в мире очень мало.

И что мы будем делать с нашими процессорами на базе Power в случае введения новых санкций? Cами-то мы их сделать не можем. Как впихнуть 10 млн. транзисторов в чип, если наши технологии позволяют говорить только о ста тысячах? А прецеденты есть: в нынешнем апреле Госдеп США запретил Intel поставлять процессоры Xeon в Китай. Причем на Китай никто никаких санкций не накладывал.

Плюсы, конечно, тоже есть. Это и современный уровень технологий, и солидная поддержка со стороны открытого общества разработчиков. Но в плане задачи импортозамещения только лишь получение лицензии на процессор всех проблем не решит.

Открытое аппаратное обеспечение

Есть и другой путь. Не обязательно стараться получить самые мощные процессоры. Лучше взять открытое аппаратное обеспечение, которое можно не опасаясь санкций производить на заводах Азии. Например, в Малайзии. И это будут действительно безопасные процессоры.

Владимир Смирнов в своем докладе «Открытое аппаратное обеспечение как часть открытой информационной культуры» показал, что такое и в самом деле возможно. Он рассказал о наиболее известных проектах Open Source Hardware — Sun UltraSPARC, OpenRISC, AMBER, ERC32, LEON, VIA OpenBook.

В последующих бурных обсуждениях Владимир Смирнов предложил использовать для импортозамещения ARM-процессоры. Они уступают Power в производительности. Но зато в производстве не требуют самых современных техпроцессов. И если их делать под нашим контролем на фабриках Азии — это будут наши процессоры. А производительность можно добрать путем кластеризации.

Можно ли предприятие со 100%-ным иностранным капиталом считать российским?

Немного отойдем от темы. Зайдем практически в любой российский продуктовый магазин. На полках лежит плавленый сыр фирмы President. Это мировой бренд французской фирмы, которая уже давно выбрала свою возможную квоту у себя на отечественном рынке и чтобы не попасть под антимонопольные законы, успешно проводит экспансию в другие страны. В том числе в США, Россию и на Украину.

Нужно ли нам импортозамещать этот плавленый сыр? Сразу отвечу — нет.

«Помилуйте, — возразят мне некоторые оппоненты. — ведь President является французской торговой маркой. Производящий его завод на 100% принадлежит французам. И прибыль от продажи сыра идет во Францию, хозяину компании г-ну Бенье».

Так вот, размер прибыли регулируется российским законодательством. И кто потратит полученные деньги на Лазурном берегу — человек с российским или французским паспортом, по большому счету для нашего бюджета не важно. Важно, чтобы фирма заплатила все российские налоги. И что-то мне подсказывает, что вероятность того, что они будут честно уплачены в российский бюджет, в случае французской фирмы — значительно выше.

Важно, что завод по производству сыров находится в Подмосковье. И физически исчезнуть оттуда никуда не может. Даже если отношения между нашими странами накалятся до предела.

Важно, что завод этот полностью работает на российском сырье, закупая российское молоко. И никакие санкции повлиять на это не могут.

Важно, что на нем работают граждане России. Которые успешно осваивают французские технологии. Прежде всего — в использовании современных технологий, в контроле качества, в организации производства и маркетинге.

И уже не так важно, но все же приятно, что на нем используются в основном российские ИТ-продукты. В первую очередь «1С:Предприятие».

Это российское предприятие? Cмею заметить — российское. И это отлично понимают политики. Например, политики Украины. Внесшие этот завод в санкционный список и запретившие ввоз его продукции на территорию их страны после того, как Крым перешел под юрисдикцию России. Чем, наверное, очень удивили хозяина завода — г-на Бенье, который уж точно по крымскому вопросу никогда не высказывался.

Что делать?

Локализация производства, строительство в России современной фабрики по выпуску процессоров, работающих по техпроцессу, скажем, 22 нм, — вот то, что действительно может решить проблему импортозамещения. И пусть хозяином этой фабрики будет иностранная компания, например, та же IBM. Главное, что она будет находиться в России, действовать в российском правовом поле и на ней будут работать и осваивать самые современные технологии наши соотечественники.

Реально ли это? На одной чаше весов — политика и нежелание делиться самыми современными технологиями. На другой — возможность дать своему процессору новую жизнь и захватить значительную долю российского рынка.

Да, сейчас это скорее кажется фантастикой. Но когда-то фантастикой казалось и сотрудничество VISA и MasterCard c НСПК. А ведь это именно то, что позволит решить проблему импортозависимости в сфере ИТ. Решить во всей производственной цепочке — от современных микросхем до широко обсуждаемого программного обеспечения.

Автор статьи — канд. техн. наук с более чем двадцатилетним опытом практической работы в сфере банковских ИТ.

Версия для печати