В 2015 году компания Microsoft приняла Linux, компания Apple открыла код своего новейшего и популярнейшего языка программирования, а облачные сервисы просто не могли функционировать без Linux и открытого ПО. Так почему же людям трудно смириться с мыслью, что Linux и открытый код выиграли в битве на рынке программного обеспечения?

Я знаком с огромным количеством пользователей Linux, которые считают Microsoft «империей зла». Люди, это все в прошлом, забудьте об этом. Сегодня Microsoft уже не та, что была при Гейтсе или Балмере. Она перенесла платформу .NET Core на Linux, осуществляет поддержку Debian GNU/Linux на своем облачном сервисе Azure, а также проводит собственную сертификацию специалистов Linux. В 2016 году Microsoft предстанет перед вами в образе компании, предлагающей открытое ПО Hadoop для обработки больших данных под операционной системой Ubuntu и, по словам своего генерального директора, имеющего самые теплые отношения с Linux, Microsoft даже выпустила собственный специализированный дистрибутив Linux — Azure Cloud Switch.

Тем не менее я так и слышу возражения ярых поклонников Linux, будто Microsoft все еще необоснованно принуждает компании, выпускающие устройства на базе Android, платить за патенты, заложенные в ОС Linux. Да, это так. Благодаря этим 310 патентам на код внутри Linux компания Microsoft зарабатывает миллиарды на рынке Android. Одна только Samsung приносит Microsoft миллиард долларов в год, не получая взамен ничего, кроме обещания не подавать на нее в суд за нарушение патентного права.

Ужас, не правда ли? Но позвольте задать вам вопрос. Если бы вы зарабатывали миллиарды на патентах, вы бы их открыли? Пожертвовали бы их на всеобщее благо через Open Invention Network? Очень в этом сомневаюсь. К тому же мне слишком хорошо известно, что ни один руководитель публичной компании даже не подумает упускать миллиарды ради удовлетворения требований горстки программистов.

Со временем срок действия этих патентов истечет. Не думаю, что Microsoft захочет стать патентным троллем, когда это случится. У нее и так дела идут неплохо по мере того, как она осваивает технологии Linux и Open Source, а также методы разработки открытого кода.

Между тем еще есть сторонники Microsoft, которые представить себе не могут, чтобы Microsoft в самом деле отказалась от Windows и других проприетарных программ. И они правы — она не откажется. Вместо этого Microsoft заявила, что не станет выпускать Windows 11, а будет обновлять настольные версии Windows до тех пор, пока большинство пользователей не перейдет на Windows в облаке, где их копии операционной системы будут работать внутри Open Source-контейнеров под управлением ОС Ubuntu.

Даже Apple, которая сегодня является гораздо большим приверженцем проприетарного ПО, нежели Microsoft, двинулась в том же направлении. В 2015 году она объявила об открытии кода своего новейшего языка программирования Swift. Кстати, Apple не просто открыла код — она портировала Swift на платформу Linux.

Сейчас, правда, Apple не пойдет так же далеко, как Microsoft, потому что она не является в полном смысле софтверной компанией. Это вертикально интегрированная компания по производству аппаратного обеспечения. Apple не заинтересована в том, чтобы на ее устройствах работало какое-либо программное обеспечение, кроме ее собственного или ею контролируемого. До тех пор, пока людям нравятся устройства Apple и они готовы платить за них премиальную цену, Apple не станет серьезно увлекаться Open Source. Но со временем ее продукция утратит свой нынешний блеск, и тогда компании все же придется запрыгнуть на подножку вагона Open Source.

Что касается облаков, в направлении которых движется развитие информационных технологий, то многие облачные сервисы уже сейчас базируются на Linux и используют открытое серверное ПО. Как заявил прошлой осенью Марк Руссинович, технический директор Microsoft Azure, «четверть виртуальных машин [на Azure] работают под ОС Linux.»

Или возьмем, к примеру, Amazon Web Services (AWS) — крупнейшее публичное облако, превосходящее по своему масштабу все остальные публичные облака вместе взятые. Оно работает на кастомизированной версии кода Red Hat Enterprise Linux (RHEL).

Прогнозы подсказывают, что эта тенденция сохранится и в будущем. OpenStack, облачная платформа с полностью открытым кодом и широким спектром поддерживаемых технологий, продолжает набирать популярность.

Вдобавок все (я подчеркиваю — все), кто занимается облаками, изо всех сил спешат освоить Docker и другие контейнерные технологии с открытым кодом, чтобы максимально увеличить количество экземпляров серверов, функционирующих на их аппаратных платформах.

Скажу проще. Разработчики открытого ПО, вы победили. Можете расслабиться. Разработчики проприетарного ПО, заведите себе аккаунт на GitHub, ваша эра подходит к концу.

Версия для печати (без изображений)