Я пользуюсь Linux и свободным ПО с ранних дней их существования. Эту статью я пишу, используя LibreOffice 5.1 на рабочем столе Linux Mint 17.3. И я не только верю, но и знаю, что Microsoft изменила свою прежнюю позицию противника Open Source.

Посмотрим, как сегодня Microsoft воспринимает свое лидерство. В 2014 г. глава Microsoft Сатья Наделла провозгласил, что Microsoft любит Linux. Даже прежний CEO компании Стив Балмер, называвший Linux раковой опухолью, теперь считает работу Microsoft с ПО Open Source хорошей идеей.

И это даже не назовешь новой политикой Microsoft. Еще в 2008 г. Сэм Рамджи, ныне возглавляющий Cloud Foundry, а в то время занимавший в Microsoft пост директора по стратегии развития технологий платформ и заведующего Open Source Software Lab, сказал следующее: «Стратегия Microsoft по линии Open Source сфокусирована на том, чтобы помогать заказчикам и партнерам успешно работать в современном гетерогенном технологическом мире».

Говорить легко. Важен код, и Microsoft восприняла этот вызов.

За считанные месяцы 2016 г. Microsoft представила SQL Server on Linux, объявила об интеграции Eclipse и Visual Studio, выпустила стек открытого ПО на базе Debian Linux для сетевых коммутаторов и добавила Ubuntu Linux в свой стек предложений гибридных облаков сервиса Azure.

Это далеко не весь список. В прошлом году Microsoft тоже активно работала с Linux и ПО с открытым исходным кодом. Microsoft перенесла .NET Core в Linux, обеспечила поддержку Debian GNU/Linux в своем облаке Azure и даже организовала собственную сертификацию Linux-специалистов. Помимо всего этого компания предлагает открытое ПО Hadoop для обработки больших данных под Ubuntu. У Microsoft даже имеется свой специальный «дистрибутив» Linux — Azure Cloud Switch.

Так почему же, при всем этом, многие приверженцы и разработчики Open Source убеждены, что Microsoft нельзя доверять?

Некоторые из них ненавидят компанию, так как уверены, что Microsoft имеет в мыслях применить свои старые знакомые приемы — «взять под свое крыло, расширить и уничтожить». Я так не думаю. Microsoft выпускает большинство своего открытого кода под настоящими лицензиями Open Source. Здесь нет никакого подвоха.

Другие люди ненавидят Microsoft просто потому, что они ненавидели Microsoft всегда. Для них сегодняшняя Microsoft не отличается от Microsoft 1990-х и 2000-х годов, финансировавшей атаку на Linux со стороны компании SCO (обладателя прав на код Unix). Но это не так.

Все больше и больше людей в сообществе Open Source понимают, что Microsoft 2016 года не жаждет побед любой ценой, как Microsoft Билла Гейса или Стива Балмера.

Тем не менее, есть одна причина, почему многие представители Open Source все же не очень доверяют Microsoft: компания продолжает требовать от производителей Android-устройств выплаты лицензионных отчислений за ее патенты, используемые в Android. Совсем недавно, в начале марта Microsoft оформила еще две лицензии по Android-патентам.

Каждый раз, когда я пишу о сближении Microsoft с Open Source, читатели мне говорят, что если бы Microsoft реально имела серьезные намерения стать хорошим гражданином в стране Open Source, она должна была бы прекратить вытягивать из компаний деньги за ее фиктивные Android-патенты.

Фиктивные? Да, фиктивные.

Благодаря информации из Китая мы знаем, что представляют собой 310 патентов, используемых Microsoft против Android. По оценке M-Cam, глобальной финансовой организации, консультирующей корпорации и инвесторов в вопросах выделения финансов и ресурсов на страхование интеллектуальной собственности и нематериальных активов, большинство Android-патентов Microsoft защищают идеи, уже являющиеся «частью всеобщего достояния».

Это одна из причин, почему Microsoft в сентябре 2015 г. заключила патентный мир с Google и Motorola Mobility. Microsoft не отказалась от своих патентов, но перестала добиваться от Google оплаты за них.

Так почему же люди не борются, а продолжают платить деньги? Потому что патентные тяжбы стоят чрезвычайно дорого. Дешевле заплатить с каждого устройства от 5 до 15 долл. лицензионных отчислений, чем решиться на огромные издержки, имея шанс проиграть в суде.

А что у Microsoft? Скажем, в 2014 г. Microsoft зарабатывала на своих Android-патентах около 3,4 млрд. долл. Только Samsung заплатила Microsoft порядка миллиарда за лицензирование используемых ею Android-патентов. Это серьезные деньги, даже по стандартам списка Fortune 500.

В последнем квартале поступления от корпоративных лицензий и патентов составили примерно 9% общих доходов Microsoft.

И это, естественно, объясняет, почему Microsoft никогда не перестанет требовать платы за свои Android-патенты. Пока люди из Редмонда могут ежегодно стричь миллиарды на этих патентах, эта практика будет продолжаться.

Собственно, зачем им от этого отказываться? Хотя некоторым разработчикам свободного кода очень не нравится патентный троллинг Microsoft, крупные игроки Open Source, такие как Canonical и Red Hat, заключают с Microsoft партнерские соглашения.

Деньги есть деньги. Бескомпромиссные разработчики свободного ПО в любом случае не станут доверять Microsoft. Ну и что? Пока Microsoft сможет получать прибыль от Android-патентов, одновременно сотрудничая с Open Source-компаниями, у нее нет каких бы то ни было причин менять свои привычки.

Версия для печати