Open Source является одним из основных направлений развития ИТ, проникающим во все сегменты, во все системы. Так, по оценке аналитической компании Forrester Research, свободное ПО (СПО) сейчас составляют 80-90% кода современных приложений. Очевидно, что использование СПО значительно ускоряет и удешевляет разработку.

В России у СПО есть еще и дополнительные стимулы, связанные с экономическими проблемами, сокращением ИТ-бюджетов и политикой импортозамещения. О том, что происходит в последнее время на российском ИТ-рынке в целом и в сегменте СПО, в частности, шла речь на пленарном заседании апрельского саммита Russian Open Source Summit (ROSS) 2017.

ИТ в России

Open Source является частью ИТ-рынка, и на его развитие влияет общая ситуация в этой области. В России ИТ-отрасль переживает нелегкие времена, но постепенно ее состояние начинает стабилизироваться.

Судя по оценкам IDC и Gartner, в прошлом году российский ИТ-рынок начал расти. Правда, по мнению Николая Комлева, исполнительного директора ассоциации АПКИТ, речь скорее идет о переходе от падения к стагнации: «Три года рынок сокращался, в 2016-м немного подрос, но точнее перестал падать, замер и начал стагнировать».

В результате доля нашей страны на мировом ИТ-рынке сократилась, по оценке IDC, с 1,8% в 2012-м до 0,8% в 2015-м. По прогнозу аналитиков, в 2017-м рост составит 1%, а в 2018-м — 8%. Так что до возвращения к показателям 2013-го еще далеко, так как за этот период спад составил порядка 40%.

Тем не менее жизнь продолжается, так как все понимают, что без ИТ сейчас не обойтись. В последнее время наметился ряд тенденций, среди которых Николай Комлев выделил доминирование рынка госзаказа и, соответственно, опережающее развитие корпоративного сегмента по сравнению с потребительским.

Находят применение новые технологии, такие как облака, дроны. В этих областях происходит заметный рост. Но поскольку начальная база невелика, вклад этих новинок в общий рынок еще мал, отметил Николай Комлев.

Растет объем экспорта и особенно объем работ в других странах. Но здесь не обходится без проблем. Так, по мнению Евгении Василенко, исполнительного директора АРПП «Отечественный софт», невозможно наращивать объем экспорта без условий на внутреннем рынке, так как компаниям нужно иметь возможность расти и развиваться внутри страны, а с этим есть сложности.

Правда, оценить объем экспорта ПО непросто. «Зачастую такая деятельность не учитывается в налогах или статистике, поэтому рост вроде и есть, но измерить его трудно», — сказал Николай Комлев. Он также отметил, что все труднее становится получить оценки самого ИТ-рынка из-за размывания его границ. Раньше было понятно, что ИТ — это софт, «железо» и услуги. А теперь появились роботы, дроны, электронное здравоохранение — это ИТ или не ИТ? Другими словами, ИТ сейчас везде и стал непонятно, как все охватить и оценить.

Рассматривая факторы, влияющие на ИТ-индустрию в России, Николай Комлев на первое место поставил проблемы в экономике, хотя политика, а точнее санкции и антисанкции тоже играют не последнюю роль.

Наметились перемены в отношении государства к ИТ. «Государство нас заметило, захочет на нас заработать и даже уже зарабатывает», — сказал Николай Комлев и выразил надежду, что государство, возможно, понимает, что без ИТ не получить экономического роста, и осознает необходимость поддерживать ИТ-рынок.

Но поддержка иногда выходит боком. Об этом, по его мнению, говорят и проблемы с Реестром отечественного ПО, созданном как раз для поддержки российских разработчиков. Николай Комлев считает, что если участники ИТ-отрасли договорятся и будут предлагать государству единые правила, то государство скорее услышит мнение игроков.

Он также отметил новый поворот в государственной риторике, связанный с тем, что тема импортозамещения выходит из моды, так как сейчас в моде цифровая трансформация и цифровая экономика. В связи таким поворотом предстоит огромная работа по созданию правовой среды и регулированию.

Кадры решают все

ИТ-отрасль традиционно испытывает трудности с квалифицированными специалистами. В последнее время острота этой проблемы несколько снизилась в связи с экономическим кризом и сокращением числа вакансий. Но теперь сложности с кадрами возвращаются, и как только начнется рост, опять будет не хватать специалистов.

Свой вклад в этот дефицит вносят инсорсинговые компании, т. е. внутренние ИТ-отделы и ИТ-дочки крупных корпораций. «Их доля на российском ИТ-рынке в 2015-м составила около 18%, а в 2016-м — еще больше. Эти компании отнимают специалистов у свободного рынка и переводят в неконкурентный сегмент», — сказал Николай Комлев.

На то, что дефицит кадров негативно влияет на экспорт российского ПО, указала Евгения Василенко: «Есть проблема взаимодействия между выпускниками и российскими работодателями, в первую очередь небольшими компаниями. Здесь просто огромная пропасть: выпускники не знают, где пройти стажировку и куда они могут пойти работать, а работодатели ищут молодые кадры».

Нельзя сказать. что в этом направлении ничего не делается. Так, крупные компании идут в вузы, открывают кафедры, организовывают конкурсы для выпускников. Но при этом системная работа не ведется. По мнению Евгении Василенко, толчок для отрасли ПО могут дать небольшие, региональные компании: «Они имеют большой потенциал, только сейчас начинают развиваться, хотят внести свой вклад и нуждаются в кадрах. Уже назрела необходимость на государственном уровне помочь им решить кадровый вопрос. Например, информировать выпускников и работодателей, проводить всероссийские олимпиады».

Государство и ИТ

Поддержка государства нужна и по другим направлениям, прежде всего экономическим. Кое-что здесь делается. Так, недавно ИТ-компаниям продлили льготы по страховым взносам. Есть еще льготы по технопаркам, по налогу на прибыль и т. д. «Это достаточно сильная поддержка, но еще есть, куда совершенствоваться», — считает Евгения Василенко.

Свой вклад в развитие ИТ-рынка вносит и политика. С одной стороны, появляется некоторая изоляция, ограждение России от внешнего рынка. Но с другой, это может положительно отразиться на развитии отечественной ИТ-отрасли. Евгения Василенко напомнила, что стимулирование спроса на свои продукты является нормальной практикой для многих стран: «Идея направлена на то, чтобы на национальные деньги покупали национальные продукты, причем в любой сфере, будь то ПО или продукты питания».

Это очень важно для внутреннего рынка, так как позволяет компаниям, в том числе и небольшим региональным игрокам, найти своего заказчика, обратить на себя внимание клиентов. Ведь те зачастую не хотят даже разговаривать с небольшими ИТ-компаниями, так у них нет референсов, примеров удачных внедрений и других средств маркетинга, а заказчики уже привыкли покупать продукты крупных вендоров и не видят смысла менять свои предпочтения. «О каком росте отрасли можно говорить, если не дать возможности компаниям хотя бы апробировать свои решения? Поэтому нынешние меры государства, включая импортозамещение и создание преференций для российского ПО, оказывают положительное влияние на отрасль. К тому же эти меры достаточно мягкие, поскольку иностранное ИТ никто не запрещает», — считает Евгения Василенко.

Огромное значение для развития любой отрасли, в том числе и ИТ, имеет финансирование. Но для компаний-разработчиков это большая проблема, поскольку из-за отсутствия залога им невозможно взять кредиты на нормальных условиях. А ведь на разработку ПО необходимы средства минимум на два-три года до того, как продукт выйдет на рынок и начнет приносить хоть какую-то отдачу.

Сейчас у разработчиков есть некоторая возможность получить гранты от государства, но этих мер недостаточно для отрасли с таким длинным циклом окупаемости, считает Евгения Василенко: «Поэтому у нас хорошо развиваются ИТ-сервисы, ведь они быстро окупаются — там есть контракты, понятная схема платежей, а разработка — это затратно и рискованно. Хотелось бы на это обратить внимание государства».

Но проблемы есть даже там, где власти оказывают поддержку. Например, для экспорта ПО существуют механизмы субсидирования, поддержки участия в международных выставках и т. д. Но как отметила Евгения Василенко, сославшись на отзывы участников отрасли, эти механизмы недостаточно понятны для компаний из-за отсутствия прозрачных правил: «Получается, что вроде меры приняты, но как они работают, непонятно. Мне кажется, необходимо написать такие правила, чтобы компании понимали, в каком случае и на какую поддержку они могут рассчитывать».

Тему влияния государства на ИТ продолжил президент «Руссофт» Валентин Макаров, который указал на то, что СПО может найти применение в рамках дорожной карты «Сейфнет» (SafeNet), которая сейчас создается в рамках «Национальной технологической инициативы» (НТИ) — государственной программы мер по поддержке развития в России перспективных отраслей, которые в течение следующих 20 лет могут стать основой мировой экономики (на данный момент НТИ включает девять дорожных карт).

Под «Сэйфнет» подразумевается рынок систем безопасности, состоящий из двух больших компонентов, один из которых представляет собой инфраструктуру для обеспечения безопасности, а второй — технологические решения. По мнению Валентина Макарова, многие компании смогут принять участие в развитии этих технологий, причем не только крупные игроки.

По словам Валентина Макарова, для «Сейфнет» пока создана только концепция дорожной карты, которая в мае будет представлена соответствующей комиссии. Когда дорожная карта будет одобрена, описанные в ней проекты смогут получить финансирование из разных источников. В частности, для стартапов будет предусмотрена поддержка участия в конкурсах Фонда Бортника, помощь при прохождении экспортного контроля и ряд других мер.

Валентин Макаров объяснил, что концепция «Сэйфнет» направлена на достижение российскими компаниями доли 3-5% на мировом рынке безопасности, объем которого, по оценке Boston Consulting Group, достигнет 2,1 трлн. долл. к 2035 г.

В рамках «Сейфнет» уже реализуется ряд проектов. Так, создается пилотный сегмент квантовой коммуникационной сети, пилотный сегмент национальной системы биоидентификации и защищенный вычислительный комплекс на базе «Эльбруса». Разрабатывается российская программно-аппаратная платформа «Эльбрус-Нейтрино», предназначенная для создания защищенной вычислительной инфраструктуры повышенной надежности, которая может найти применение в АСУ ТП, на транспорте, в энергетике, телекоммуникациях, робототехнике.

Созданы прототип защищенной системы связи для госструктур , корпоративного и частного сектора (аналог американской Blackberry) и прототип защищенной системы связи для Интернета вещей. Строится прототип системы национального уровня для непрерывной идентификации личности по двум и более биометрическим параметрам.

И что самое интересное, отметил Валентин Макаров, основу для всех этих проектов, кроме последнего, составляет свободное ПО, что лишний раз подтверждает вездесущий характер Open Source.

Правовые аспекты СПО

Хотя СПО является свободным, его использование регулируется лицензионными правилами, причем существуют разные лицензии с разными требованиями и ограничениями. Владимир Рубанов, управляющий директор компании «Росплатформа», отметил, что эти тонкости необходимо учитывать при разработке программ на базе СПО.

Лицензии на открытый код делятся на две группы. К первой относятся так называемые разрешительные лицензии (MIT, BSD, Apache и т. д.), которые не требуют, чтобы производные произведения от этого софта являлись открытыми. С помощью этих лицензий можно включать открытый код в свои продукты и выпускать их в закрытом виде.

Вторая группа лицензий, называемых вирусными, в свою очередь состоит из двух классов. В один класс входят «слабые» лицензии (LGPL, MPL), которые позволяют пристыковать открытый код к своему продукту, и эта часть должна оставаться открытой, а сам продукт может быть закрытым. Второй класс содержит «сильные» лицензии (GPL), которые подразумевают, что если открытый код включается в продукт, то он весь становится открытым.

Наиболее распространенной лицензией, по данным компании Black Duck, является MIT, на втором месте — GNU GPL 2.0, на третьем — Apache 2.0, причем разрешительные и вирусные лицензии пользуются примерно одинаковой популярностью.

В России правовое регулирование имеет свои особенности, на которые обратил внимание Владимир Рубанов: «Конечно хорошо писать с нуля, но это сложно и дорого, поэтому обычно при разработке применяется смесь из собственного кода, Open Source и сторонних компонентов. Но не все знают, что с точки зрения гражданского кодекса программы для ЭВМ относятся к объектам авторских прав, охраняемым как литературные произведения». Это следует учитывать при использовании СПО.

Что касается выбора ПО, то он считает, что российский пользователям имеет смысл оценивать продукты по трем параметрам: юридическим, организационно-техническим и наличию специалистов. С юридической точки зрения наиболее уязвимым является закрытое ПО стран-санкционеров, а закрытый софт других стран более предпочтителен.

Однако с организационно-технической точки зрения пользователям очень полезно иметь исходный код на применяемые продукты, а здесь несомненное преимущество имеет свободное ПО. Хотя если код «дикий», т. е. у нас в стране нет локальной инфраструктуры, которая отвечает за этот софт, то с ним могут быть проблемы.

Таким образом, по мнению Владимира Рубанова, явный перевес находится на стороне российского ПО, неважно, создано оно на основе Open Source или нет, но самое важное то, что исходные коды, специалисты и инфраструктура находятся в России.

СПО в мире

Такая тенденция к обособлению вступает в некоторые противоречие с открытым характером СПО. Ведь это не просто софт, а целая система для разработки софта, причем система всемирная и не имеющая границ, популярность которой стремительно растет.

Милан Прохаска, исполнительный директор компании VDEL, привел в качестве примера портал GitHub, предназначенный для разработчиков СПО. За год число программистов, зарегистрированных на GitHub, выросло с 13 до 21 млн., а количество проектов — с 27 до 57 млн.

«Другими словами, есть почти 60 млн. открытых программных проектов, из кодов которых можно собрать что угодно. Не случайно в самых передовых направлениях, таких как машинное обучение, контекстный анализ, встроенная аналитика, обработка текстов на естественных языках и др., разработка ведется по принципам Open Source», — сказал Милан Прохаска.

Версия для печати (без изображений)