На прошедшей 19 апреля под эгидой PC Week очередной 8-ой конференции Russian Open Source Summit (ROSS) 2017 отдельная секция была посвящена примерам использования СПО в госсекторе и бизнесе. Ее участники не только рассказывали о своих успехах на этом поприще, но и делились соображениями о реальных и возможных проблемах. Все докладчики говорили о достоинствах СПО, но вольно и невольно упоминаемые ими преимущества делились на две категории. Назовем их условно политическими и технико-экономическими. Первые особенно важны для государственных организаций, где применение СПО стимулируется распоряжениями высшего руководства страны. Не случайно преимущественно такие организации и задавали тон на данной секции.

Пожалуй наиболее полно достоинства СПО представила заместитель начальника управления проектов информатизации в сфере труда и занятости Роструда Ирина Анисимова. К политическим я бы в ее перечне отнес «соответствие национальным интересам», технологическую независимость, анти-коррупционность, стимулирование развития отечественной отрасли разработки и отсутствие недокументированных возможностей, а к технико-экономическим — низкую стоимость, безопасность, гибкость и надежность. Для госорганов в силу фиксированности бюджета одним из рисков использования не СПО, а проприетарных продуктов, является плавающая рублевая стоимость их лицензий.

В качестве иллюстрации низкой стоимости СПО заведующий отделом информационных ресурсов и информационных услуг администрации Владимирской области Павел Шуба привел пример осуществленной у них миграции системы электронного документооборота с проприетарной платформы Lotus Notes на свободную Alfresco. Для первой в свое время было приобретено 300 клиентских лицензий, но для решения нынешних задач требовалось развернуть 2 тыс. рабочих мест. Выяснилось, что покупка такого числа лицензий Lotus Notes будет стоить очень дорого: создание новой системы на основе Alfresco обошлось примерно в те же деньги, несмотря на то что в силу уникальности используемых в администрации процессов разработка СЭД велась с нуля.

Поскольку о миграции своих систем на СПО сегодня заявляют многие организации, следует отдавать себе отчет в том, что подобные проекты имеют свои особенности и сопряжены со специфическими проблемами. Прежде всего, такой переход придется совершать, не прерывая работу существующей унаследованной системы, нередко весьма ответственной. В этом отношении показателен пример перевода Единой автоматизированной вертикально-интегрированной информационно-аналитической системы по проведению медикосоциальной экспертизы (ЕАВИИАС МСЭ) в Федеральном бюро (ФБ) МСЭ со смешанной платформы СУБД (Microsoft SQL Server и PostgreSQL), под управлением которой сегодня находится около 2 тыс. БД с суммарным объемом (без изображений) 3-4 Тб, на свободную PostgreSQL. Об этом проекте рассказал заместитель руководителя Ф ГбУ ФБ МСЭ Минтруда России по ИТ Олег Симаков.

Первая редакция системы ЕАВИИАС (на смешанной платформе) была запущена в эксплуатацию в 2014 г., и сегодня ею охвачены 12 млн. человек. Она решает целый ряд задач информационного обеспечения реабилитации инвалидов, осуществляя их учет, обеспечивая физическую и информационную доступность экспертных, реабилитационных и ситуационных услуг, организуя межведомственное взаимодействие с использованием портала госуслуг и анализируя эффективность мероприятий по реализации «Индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида» (ИПРА). Участниками межведомственного взаимодействия при работе ЕАВИИАС являются федеральные органы, такие как Соцзащита, Центр занятости, ПФР и органы образования, а также подобные учреждения региональных органов исполнительной власти (их всего 442). Предполагается, что в ходе миграции на новую платформу СУБД число эксплуатируемых БД удастся сократить с 2 тыс. до 80.

Олег Симаков довольно подробно рассказал о тех задачах, которые предстоит решить в процессе миграции. Прежде всего нужно провести анализ возможности реализации существующей структуры данных в новой БД. Понять, придется ли корректировать бизнес-процессы (слоя бизнес-приложений) с учетом того, что при переходе на новую СУБД изменяются хранимые процедуры и правила работы с ними, механизмы фиксации/отката транзакций, работа с индексами и курсорами и т. д. Проверить механизмы обеспечения информационной безопасности (требуется ли подстройка под другие алгоритмы авторизации/аутентификации пользователей). Важно тщательно продумать сами процедуры миграции данных с тем, чтобы соблюсти правильную последовательность переноса данных и не нарушить ссылочную целостность, не замедлить функционирование действующих высоконагруженных транзакционных систем, предусмотреть механизмы проверки целостности и полноты миграции. Не все данные в старой системе достаточно качественные, часто исходная БД имеет длительный жизненный цикл, и при миграции нужно решить, что делать с данными, которые отсутствуют в старых исторических записях, предусматривать ли какую-то трансформацию таких данных. Необходимо выявить механизмы, которые априори не поддерживаются в целевой СУБД, но используются в нынешней (например, файловые контейнеры для хранения данных вне БД, реализация криптографических операций). Если в исходной системе применялась кластеризация БД, то как осуществлять балансировку нагрузки на новой платформе. Придется заново настраивать процедуры обслуживания (администрирования) БД: планы резервного копирования, обновления индексов, особенностей полнотекстового поиска. Ну и наконец на переходном этапе нужно будет поддерживать параллельную работу в двух БД, что приведет к экстенсивному росту расходования ресурсов. При этом необходимо решить, как долго хранить резервные копии старой БД и как в случае необходимости получать из них данные для новой платформы.

Перечень приведенных Олегом Симаковым задач впечатляет и в то же время заставляет задуматься о целесообразности подобной миграции. Докладчик сосредоточился на технических вопросах, но каких-либо аргументов в обоснование необходимости переноса ЕАВИИАС на СПО-платформу приводить не стал. Вполне вероятно, что аргументы эти лежат в плоскости политической, а не технико-экономической.

Иное дело перевод ПК и серверов с Windows на разработанную в России компанией «Ред Софт» версию Linux с говорящим названием «Гослинукс» в Федеральной службе судебных приставов (ФССП). С учетом того, что на 1 апреля там уже развернуто 30 тыс. рабочих мест под ОС «Гослинукс», а к началу 2018 г. планируется выйти на уровень 40-45 тыс. (70% от всех рабочих мест ведомства), экономия ожидается нешуточная.

По словам заместителя начальника управления ИТ ФССП по вопросам информационной безопасности Егора Васильева, «Гослинукс» — это отечественный защищенный бесплатный дистрибутив, базирующийся на CentOS, в котором реализованы средства безопасности по ГОСТ Р ИСО/МЭК 15408 и который находится под регулярным инспекционным контролем. Правообладателем ОС является не разработчик, а Российская Федерация, от имени которой действует ФССП. По мнению докладчика, это придает ей больше веса и доверия. На вопрос о том, кто может поддерживать данную ОС, докладчик ответил, что таких компаний много. Но когда его попросили порекомендовать одну из них, он не стал этого делать, пояснив, что ФССП не является вендором ОС.

В последнем релизе «Гослинукс» ИК-4 развиты средства управления ИТ-инфраструктурой, улучшен интерфейс для работы с ЭЦП и реализована отказоустойчивая кластеризация. На очереди ИК-5 с поддержкой хранения данных в облаке и свободных офисных пакетов. Дистрибуцией и выдачей сертифицированных комплектов ОС занимается ФССП. Продукт помещен в Национальный фонд алгоритмов и программ. С учетом всего сказанного о российском происхождении данной ОС очень странно выглядит ситуация с ее регистрацией в Реестре отечественного ПО: несмотря на то, что заявка была подана еще в феврале 2016 г., решение по ней до сих пор не принято. Егор Васильев посетовал, что доводы экспертной комиссии относительно столь длительной задержки ему не известны.

Еще об одном примере миграции на платформу СПО рассказала руководитель проектов компании BIOCAD Екатерина Земцева. BIOCAD —российская биотехнологическая компания, объединяющая научно-исследовательский центр, современное фармацевтическое производство и лаборатории доклинических и клинических исследований. В ее штате 1300 человек, из которых более 450 — научные сотрудники. Оргструктура включает 26 лабораторий, восемь зарубежных офисов, четыре производственные площадки. Компанией выпущено 45 зарегистрированных продуктов, и более 40 препаратов находятся на разной стадии разработки.

В 2012-2015 гг. для задач ECM здесь использовалась система «1С: Документооборот», но потом от нее решили отказаться с тем, чтобы создать собственную систему GRADIS на базе СПО-платформы Alfresco Community (редакция Alfresco для решений, поддерживаемых самим клиентом). В качестве причин отказа от «1С: Документооборота» были названы отсутствие отдельных функций и медленная работа. Тем не менее, флагманская система «1C:ERP» по-прежнему эксплуатируется в BIOCAD.

Важным аргументом в пользу СПО-платформы было желание самостоятельно постоянно совершенствовать ECM-решение, повышать его качество и опираться на общепринятые стандарты. Внедрение системы GRADIS, которая сегодня контролирует 74 процесса и 82 тыс. документов, было проведено в 2015-2016 гг.

Компании была необходима также современная система управления качеством выпускаемой продукции. Поскольку по функциональности она близка к ECM и отличается только на уровне процессов, было решено не покупать отдельный продукт, а реализовать его функции в рамках той же GRADIS. Аргументами в пользу собственной разработки на СПО-платформе были ожидаемая низкая стоимость, высокая скорость внедрения, простая реализация необходимых дополнительных функций, а также сохранение и развитие экспертизы внутри компании. Проект стартовал в январе 2016 г. и завершился вводом системы QMS в промышленную эксплуатацию в июне того же года. Как утверждает Екатерина Земцева, в результате на 30-60% уменьшилась длительность выполнения соответствующих бизнес-процессов и в 40 раз сократилось время на подготовку документов Quality Review.

Создание информационно-аналитической системы «Общероссийская база вакансий» на сайте «Работа в России» было осуществлено Рострудом с применением СПО с нуля. В отличие от известных ресурсов типа Job.ru, решение Роструда покрывает более широкий спектр профессий и имеет обширный территориальный охват. Как рассказала заместитель начальника Управления проектов информатизации в сфере труда и занятости Роструда Ирина Анисимова, сайт «Работа в России» выполняет целый ряд важных для государства социальных функций и призван стимулировать трудовую миграции в те регионы, где есть реальный спрос на тех или иных специалистов. В числе целей создания данного сервиса — формирование общероссийской базы вакансий, увеличение занятости, снижения уровня безработицы, а также предоставление специальных возможностей для социально-незащищенных групп граждан. Для работодателей и соискателей сервис бесплатен.

Портал был запущен в эксплуатацию в июле 2015 г. Сегодня 425 тыс. работодателей разместили на нем 1,22 млн. вакансий, зарегистрировано 810 тыс. пользователей, каждый день на нем бывает около 220 тыс. посетителей. Ведется работа над созданием API-интерфейсов для других организаций, министерств и ведомств. В частности, Министерство культуры РФ планирует регулярную публикацию подмножества вакансий из контролируемой им сферы на своем сайте. По мнению разработчиков, у портала есть большой резерв в плане масштабируемости.

Разработка осуществлялась компанией БФТ. Как рассказал руководитель ее управления портальных решений Борис Волковыский, в проекте использовался широкий спектр СПО-продуктов: Debian GNU/Linux, NGiNX, Elasticsearch, Apache Tomcat, Cassandra, Redis. Поддержку и развитие решения также осуществляет БФТ. Традиционно одним из рисков применения проприетарных продуктов называют попадание в зависимость от одного вендора. Но нет ли в случае СПО аналогичного риска попадания в зависимость от одного сервис-провайдера? Понятно, что в нашей стране можно найти компании, способные поддерживать каждый из упомянутых выше СПО-продуктов, но так ли просто отыскать организацию, которая возьмется за сопровождение комплексного решения на их основе, разработанного другим игроком? По мнению Бориса Волковыского, созданное ими решение смогут поддерживать не только они сами, но и многие другие отечественные компании.

Тем не менее, по мнению управляющего директора SUSE СНГ Владимира Главчева, основным риском при переходе на СПО все таки является вопрос с наличием компаний, способных обеспечить поддержку и развитие внедренных решений. В то же время Павел Шуба считает, что найти нового подрядчика по сопровождению не так уж сложно, но на протяжении какого-то времени в процессе смены поставщика подобных услуг проблемы вполне возможны. Ирина Анисимова призвала не идеализировать в этом отношении и крупных проприетарных вендоров, поскольку получить поддержку от них бывает не так уж просто: если выявляется проблема, то для ее решения приходится вступать в длительную переписку и согласования. Кроме того, в случае заказной проприетарной разработки для госсектора заказчику нужно приложить определенные усилия для получения исходного кода и всей документации, а при использовании СПО-решений это требование, по ее мнению, выполняется автоматически.

Егор Васильев отметил, что для госсектора важным моментом является обеспечение информационной безопасности. И здесь у СПО-продуктов есть определенные экономические преимущества. Дело в том, что поставщики проприетарных продуктов нередко выпускают новые версии и сертифицируют их у регулятора, вынуждая клиентов покупать эти версии, даже если в функциональном отношении они им ничего нового не дают.

Версия для печати (без изображений)