3 февраля 2018 г. Open Source стукнуло 20 лет. За это время она прошла долгий путь развития: будучи некогда специализированной технологией для узкого круга лиц, она переросла этот статус и по праву может считаться одной из важнейших вех в истории ИТ. Значение Open Source признала даже Microsoft, когда-то считавшаяся злейшим врагом открытого кода, — теперь при разработке Windows она успешно применяет систему управления версиями Git. Open Source является базовой надстройкой для облачных сервисов Amazon, открытое ПО же лежит в основе поисковых технологий Google, работает в видео-движке Netflix, применяется крупнейшей в мире соцсетью Facebook. Осталось не так много компаний, которые в той или иной степени не задействовали бы открытые разработки, пишет Стивен Воан-Николс на портале ZDNet.

Несмотря на то, что Free Software (свободное ПО, СПО) возникло одновременно с появлением первых ПК, оно, также как и Open Source, было лишено «идеологической» подоплёки. В те времена — начиная с середины 1970-х и заканчивая концом 1980-х — бал на рынке правило проприетарное ПО. Примечательно, что многие из компаний, зарабатывающих его производством немалую прибыль, даже не знали о существовании Open Source, не говоря уже о его философии. Ситуация несколько изменилась с появлением Интернета, где доминировали Unix и ITS-системы.

Концепция Free Software появилась в конце 1970-х и была разработана Ричардом Столлманом. В то время он работал программистом в лаборатории искусственного интеллекта Массачусетского технологического института и написал открытую альтернативу закрытому драйверу для одной из существовавших тогда моделей принтера. Разработка базировалась на основе открытого исходного кода. Спустя какое-то время Столлман обнаружил, что драйверы для недавно установленного в МТИ лазерного принтера Xerox 9700 оказались закрытыми и его утилита перестала работать. Собственно, это и послужило отправной точкой для создания концепции открытости программного кода.

Одновременно с этим он принялся за разработку свободной операционной системы Hurd. Для координации столь масштабного проекта в сентябре 1983 г. было объявлено о создании GNU (сокращение от GNU’s Not UNIX). С того времени этот проект стал основным призванием в жизни Столлмана. Из-под его руки в рамках GNU вышли такие известные приложения, как текстовый редактор Emacs, компилятор GCC, отладчик gdb и автоматизированный сборщик gmake. В 1985 г. Столлман опубликовал в компьютерном издании Dr. Dobb’s Journal документ под названием «Манифест GNU», в котором объяснялись цели и задачи проекта, а также содержался призыв к разработчикам по всему миру присоединяться к нему.

Незадолго после этого он основал некоммерческую организацию Free Software Foundation (FSF) и начал пропагандировать так называемый копилефт — право беспрепятственно использовать и модифицировать исходное произведение, но только при условии, что модифицированный код тоже будет распространяться под лицензией копилефт. Создание GNU General Public License (GPL) пришлось на 1989 г., став ответом на действия компании Unipress. Последняя воспользовалась открытостью кода редактора Emacs, превратив его в проприетарную редакцию.

Важность GPL сложно переоценить. Несмотря на то, что свободные лицензии существовали и до GPL (например, лицензионное соглашение, впервые применённое для распространения UNIX-подобных операционных систем BSD), интерес к Free Software и Open Source подогрела именно она. В 1997 г. программист и хакер Эрик Раймонд опубликовал эссе «Собор и Базар», где в подробностях описал преимущества методологии разработки на базе СПО с использованием GCC и ядра Linux, а также поделился собственным опытом работы над проектом Fetchmail. Он не просто раскрыл базовые принципы СПО, но и заложил основание для разработки методологий Agile и DevOps.

Впрочем, открытость нередко порождает полярность мнений, что и произошло с сообществом Open Source. С одной стороны, как недавно заметил эксперт в области Open Source и советник по стратегическому развитию Glyptodon Джон Марк Уокер, «свободное программное обеспечение подобно религии и философии — это социальное движение, которое никоим образом не пересекается с коммерческими интересами, его принципы зиждятся на моральных аспектах». С другой, предпринимались неоднократные попытки перевести СПО на рельсы бизнеса. За такими попытками, собственно, стоят приверженцы направления Open Source, которым не понравилась концепция Free Sofrware.

По их мнению, фразы типа «Free as in freedom, not as in free beer» («свободный как свобода, а не свободный как бесплатное пиво») вносили сумятицу в ряды сторонников открытого кода и пользователей. Первые шаги на пути становления Open Source как единого сообщества были предприняты в ходе встречи экспертов и лидеров в области Free Software на конференции, которая прошла 3 февраля 2008 г. в Пало-Альто (Калифорния). Там присутствовали Эрик Раймонд, Майкл Тиман, Тод Андерсен, Джон «Бешеная собака» Холл, Лари Огастин, Сэм Окман и Кристин Петерсон. Формальным поводом для встречи послужило открытие кода веб-браузера Netscape.

Сам термин Open Source придумала Кристин Петерсон. Она вспоминает: «Замысел провести водораздел между Free Software и Open Source появился почти сразу. Мне хотелось оттенить концепт Open Source, сделать его суть более понятной для новичков и бизнеса, без чего не стоило рассчитывать, что открытый код вырвется на более широкие просторы. Помимо прочего нас смущало то обстоятельство, что термин Free Software часто упоминался в контексте цены, что отвлекало от его сути. Нужно было броское определение концепции открытого кода, которое бы не вызывало замешательства ни у новичков, ни у профессионалов. Так появился термин Open Source».

Помимо этого Эрик Раймонд и Брюс Перенс основали Open Source Initiative (OSI). Задача OSI — продвижение открытого программного обеспечения и предоставление технической поддержки. Исходные коды публикуются либо как общественное достояние, либо на условиях свободных лицензий. Во втором случае при использовании исходного кода должны быть соблюдены определенные условия, например, касающиеся упоминания предыдущих создателей и сохранения открытости. Другими словами, OSI проверяет лицензии на чистоту, чтобы они соответствовали критериям открытости.

Столлману не понравилось, что появилась альтернатива Free Software. Вот что он писал по этому поводу: «Два этих термина описывают практически идентичную категорию/метод программного обеспечения, но в их основе лежат принципиальные различия. Открытый исходный код — это методология разработки; свободное программное обеспечение — это социальное явление. Free Software для сторонников свободного программного обеспечения является неким императивом, проявлением заботы к свободе пользователей. Философия Open Source иная. Её сторонники рассматривают открытый код с технической стороны, желая улучшить его. Таким образом, они противопоставляют Open Source несвободным программам, говоря, что те в практическом смысле уступают открытым решениям». Он также посетовал, что в большинстве обсуждений чистота термина «свободный софт» опускается в угоду популярности и успеху.

Основатель FSF считает, что Open Source сродни бизнесу — нацелен на извлечение прибыли, всё остальное (в т. ч. свободный доступ к коду) по отношению к этому является вторичным. Он не изменил своё мнение и двадцать лет спустя. В недавнем электронном письме к Воан-Николсу он написал, что его или его работу, или Free Software, часто соотносят с Open Source и это распространенное заблуждение. Слоган «open source» в 1998 г. подобрали люди, которые отрицают философию свободного софта, полагает Столлман. «Я отверг идею Open Source, поскольку она могла похоронить свободу самовыражения, которая заложена в концепции FSF», — добавил он.

Столлман признаёт, что сообщество Open Source вдохновило программистов со всего мира на написание бесплатных программ, но их недостаток заключается в отсутствии контроля со стороны пользователя. Тема дискуссионная, вот что по этому поводу говорят разные стороны. Активисты Free Software: «Программное обеспечение, код которого нельзя модифицировать и поделиться им, несправедливо, так не лучше ли вернуться и заменить его на свободное?». Активисты Open Source: «Мы разрешаем пользователям изменить наш код, тем самым они могут исправить ошибки».

По мнению Столлмана, активисты Open Source не до конца честны со своими клиентами, утаивая, что BSD, MPL и множество других лицензий открытого кода могут в чём-то противоречить GPL. Например, BSD позволяет использовать код под этой лицензией в закрытых программах. Для уточнения терминологии и устранения противоречий между двумя движениями в июне 2001 г. Европейская комиссия предложила гибридный термин FLOSS (Free/Libre and Open Source Software), объединяющий Open Source с Free Software. Движения Free Software и Open Source преследуют противоположные цели, их приверженцы расходятся в видении мира, в этических принципах, но могут работать над одними и теми же проектами, например Debian.

Если оставить в стороне войну концепций, окажется, что модель разработки с открытым исходным кодом стала основой современных ИТ. SugarCRM была одной из первых компаний, которая выпустила свой CRM-сервис по модели SaaS с открытым исходным кодом и поставила его на коммерческий поток. Глава компании Ларри Огастен продемонстрировал, что на ПО с открытым исходным кодом можно выстроить успешный бизнес. Следом двинулись и другие вендоры. При том, что ими были не только компании из мира Linux (Canonical, Red Hat и SUSE), но и технологические гиганты типа IBM и Oracle.

Увеличивающийся пул компаний, принявших концепцию Open Source, показал жизнеспособность технологии. Это в свою очередь привело к тому, что на её стороне оказались вендоры, которые изначально даже не задумывались как открытые. К таким можно отнести, к примеру, Wal-Mart и Verizon — обе компании теперь не только полагаются на программы с открытым исходным кодом, но и сами участвуют в проектах Open Source. Как отметил в 2014 г. директор Linux Foundation Джим Землин, «появилась новая бизнес-модель, когда компании из разных отраслей объединяются для совместного использования ресурсов разработки и создания общих баз данных с открытым исходным кодом. Смысл таких союзов заключается в том, что совместная разработка упрощает создание собственных продуктов и услуг».

По словам Холла, сегодня он рассматривает закрытый код как пройденный этап. Сходной точки зрения придерживается и Раймонд, говоря, что не удивлен успеху Open Source: «Да, прошло 20 лет, но это не так важно. Важно, что мы выиграли большинство битв, решающие из которых состоялись в первом десятилетии с момента провозглашения движения Open Souce. Но со временем мы встали перед новыми проблемами. Взять хотя бы IoT-девайсы, которые выпускаются с закрытыми прошивками, что препятствует устранению проблем с безопасностью и замедляет движение Open Source».

Глава Red Hat Джим Уайтхерст полагает, что сообщество Open Source ожидает безоблачное будущее. «Будущее — за открытым кодом. Мы находимся на пороге новой волны инноваций, которая возникнет из-за того, что Интернет вещей отделяет информацию от физических объектов. В течение следующего десятилетия мы увидим, что концепции открытого кода будут подвластны целые отрасли промышленности. Это неизбежно, поскольку инновации невозможны без обмена информацией и совместной работы. По этой схеме будут работать все — начиная от некоммерческих организаций, органов здравоохранения, образовательных учреждений, правительств и заканчивая глобальными корпорациями. Открытые и активные инновации станут ключевой частью повышения производительности во всем мире», — сказал он.

Старший директор Red Hat в области новых технологий Ник Хопман говорит, что открытый исходный код в будущем выйдет за рамки методов разработки ПО: «Open Source — это нечто большее, чем просто процесс разработки. Я бы назвал его катализатором, который способствует изменению всех аспектов жизни общества — правительственных структур, политики, медицинской диагностики, реорганизации процессов. Принципы, которые заложены в концепцию Open Source, должны послужить созданию открытого общества. Мы ожидаем, что Open Source будет не только способствовать инновациям, но сделает мир таким, каким мы его ещё не знаем», — сказал он.

Концепции Open Source исполнилось двадцать лет, но, как многие уже убедились, её влияние вышло за рамки ПО, показав, что открытый источник знаний, совместные разработки — серьёзная опора для бизнеса. Так что же привлекает в Open Source разработчиков? Одним нравятся живые эмоции, общение с людьми по всему миру, другим — доступ к накопленным знаниям, совместная работа над задачей, возможность поделиться собственными знаниями, открытость перед конечными пользователями. Что бы не привлекало в Open Source, концепция показала свою жизнеспособность: вряд ли теперь без неё возможны проекты типа адронного коллайдера, исследования в области квантовых вычислений и другие жизненно важные области науки и знаний.

Версия для печати (без изображений)