За последние шесть-восемь месяцев концепция Open Source продемонстрировала свою зрелость, о чем говорит проявленный к ней повышенный интерес со стороны технологических гигантов, пишет на портале InformationWeek инвестор и бизнес-тренер Боб Бикел.

В июне 2018 г. Microsoft объявила о покупке GitHub — крупнейшего сервиса для хранения кода и совместной разработки, а в октябре того же года IBM купила Red Hat — крупнейшего Linux-разработчика ОС для предприятий.

Одновременно с этим в мире Open Source произошли другие важные события, например, Redis Labs и Mongo ввели ограничения на применение их собственного открытого кода. В ответ несколько компаний объединили свои усилия с Continuous Delivery Foundation (CDF, независимая от влияния вендоров организация, которая курирует ряд важнейших Open Source-проектов в сфере непрерывной доставки ПО), чтобы сохранить открытый код действительно открытым.

Эти события здорово встряхнули отрасль и вызвали дискуссии по поводу того, что же ждет Open Source в будущем. Разработчики, венчурные капиталисты и компании, имеющие к нему отношение, начали задаваться вопросами, подобными этим: «Должен ли Open Source оставаться открытым?», «Вправе ли компании устанавливать вокруг него лимиты и ограничения?», «Кто имеет или не имеет право голоса в решении этих вопросов?». Эти вопросы возникают по мере накопления кодовой базы, ее доступности и адаптации к Open Source лицензионных политик.

Одним из катализаторов изменений на пути дальнейшего развития открытого кода стала Redis Labs. Компания решила выступить против AWS, которая извлекает выгоду путем объединения ПО с открытым кодом со своими платными предложениями, но при этом мало что дает сообществу. Ответным ходом Redis стал выпуск новой лицензии на программный код, где устанавливаются четкие правила, как и где его можно использовать. Возникает вопрос: если налагать на открытый код ограничения, то будет ли он по-настоящему открытым? Пока что этот вопрос спорный.

Поиском ответа на него будет заниматься основная движущая сила Open Source — коммерческие компании, оказывающие им поддержку венчурные фонды и сами сообщества, однако одна вещь должна остаться неизменной — открытый код должен оставаться открытым.

Рост Open Source

По данным опроса New Stack, проведенного в 2018 г., 63% компаний с количеством сотрудников свыше 10 тыс. обладают программами для управления открытым кодом. Они появились в связи с тем, что открытый софт (Open Source Software, OSS) разрабатывается или потребляется большим количеством компаний и его гораздо легче доносить до широкой аудитории. На сегодня OSS имеется в арсенале практически всех компаний. Венчурные фонды рассматривают Open Source как средство окупаемости инвестиций, то есть умение как стартапов, так и крупных предприятий монетизировать OSS в комплекте с техподдержкой и корпоративными функциями. Эти возможности Open Source уже давно привлекают крупных поставщиков проприетарного ПО.

Например, в конце 2017 г. Microsoft заключила партнерское соглашение с Red Hat для продвижения своей среды программирования с открытым кодом .NET Core 2.0 в продуктах последней. AWS недавно объявила о запуске отдельной Open Source-библиотеки для Elasticsearch. С одной стороны, признание Open Source крупными игроками идет ему на пользу, растет количество и качество открытого ПО, но с другой стороны, меняется метод его потребления — если раньше оно было всегда бесплатным и общедоступным, то теперь OSS доступно с ограничениями и это создает проблемы с его использованием.

И одна из наиболее существенных состоит в том, что мегавендоры, которые присоединяются к сообществу открытого кода напрямую или через специализированные Open Source-организации, — намеренно или нет — упускают из виду первоначальные цели, заложенные апологетами Open Source и уводят интересы сообщества на второй план. Мегавендоры выстраивают искусственные стены и закрывают многие части кодовой базы — лишают Open Source того, что делает его открытым. Поползновения проприетарных компаний перестали быть уникальным явлением — они все чаще и чаще пытаются взять под контроль, извратить сущность открытого кода в том виде, в котором он сейчас пребывает.

Преимущества открытости открытого кода

Цель открытого кода состоит в том, чтобы предоставить разработчикам средства разработки и распространения ПО, которые лежат в свободном доступе и доступны каждому. Целесообразность его применения заключается в том, что разработчики могут применять для своих проектов уже существующий код, сокращая время разработки, чтобы сосредоточиться на инновациях. Несмотря на заинтересованность мегавендоров в Open Source и их попытки, в т. ч. при помощи создания финансовых стимулов, ограничить его свободу, нужно предпринять все возможные усилия, чтобы Open Source и способ работы с ним не претерпел никаких изменений.

Несмотря на то, что некоторые из ключевых игроков сообщества решили пойти по пути ограничений, осталось довольно много крупных игроков, которые следуют идеологии открытого кода, что доказала инициатива по созданию CDF. В качестве его спонсоров-учредителей выступают такие компании, как CloudBees, Google и Netflix, являющиеся участниками таких важнейших проектов, как Jenkins, Jenkins X, Spinnaker и Tekton. Инициативы, подобные CDF, помогут поддерживать Open Source в том виде, в котором он задумывался — доступным для всех, что позволит внедрять масштабные инновации, сравнимые с теми, которые проводят крупнейшие компании. Например, разработчикам проекта Jenkins, в число которых входят как отдельные энтузиасты, так и сотрудники различных компаний, удалось создать более 1400 подключаемых плагинов.

Открытость Jenkins способствует сотрудничеству и инновациям. Проект не возводит вокруг себя стену, защищая собственные наработки, как это делают проприетарные разработчики, а наоборот — открывает двери для все новых и новых девелоперов.

Выбор своего будущего

Многие компании, которые уходят корнями в Open Source, пользуются бесплатным и открытым софтом и ищут возможности монетизировать свой бизнес, вставая перед выбором, какой путь выбрать — обогатить кодовую базу Open Source собственными наработками (традиционный Open Source) или закрыть к ним доступ (не публиковать код), то есть выбрать модель частично открытого Open Source. Поскольку рынок открытого кода продолжает расти, видоизменяться и приспосабливаться к существующим условиям, в дальнейшем разрыв между полностью и частично открытым ПО будет усугубляться. Можно строить разные прогнозы, но, скорее всего, в долгосрочной перспективе победителями из этого противостояния выйдут действительно открытые сообщества.

Версия для печати (без изображений)