Реализуя положения 364-ФЗ, вступившего в силу 1 мая 2015 г., Роскомнадзор опубликовал рекомендации о порядке использования правообладателями предварительных обеспечительных мер в отношении информационных ресурсов, специализирующихся на распространении объектов авторских и смежных прав (фонограмм музыкальных произведений, программных продуктов и/или баз данных, печатных изданий). Либо информации, необходимой для получения доступа к ним без разрешения правообладателей.

«Процедуру антипиратского закона условно можно разделить на две части: судебную, реализуемую Мосгорсудом, и исполнительную, реализуемую органом исполнительной власти — Роскомнадзором. Соответственно, на ту часть процесса, которая имеет место после судебного этапа, Роскомонадзор и так может влиять, так как именно эта служба и является её исполнителем. Между тем, работа Роскомнадзора в значительной степени зависит от того, что будет происходить на этапе работы суда. Какое правообладатель подаст заявление? Будет ли много одиночных заявлений на каждое нарушение или сразу большой „пакет“ нарушений в одном заявлении? Заявление о блокировке (в том числе о полной блокировке) будет подано на действительно специализирующийся на пиратстве ресурс, или это хозяйственный спор двух законопослушных, обычно ведущих добропорядочную хозяйственную деятельность субъектов? Чем подтверждаются ими свои права в суде? От всего этого будет зависеть и дальнейшая работа Роскомнадзора», — комментирует Павел Катков, старший партнер юридической компании «Катков и партнёры».

«Важно отметить, что сам по себе документ, опубликованный Роскомнадзором, готовился с участием правообладателей — представителей отраслевых индустрий. Сам документ, с точки зрения права, никакой юридической силы не имеет (то есть, не является нормативным актом) и представляет собой набор этических бизнес-норм. Иными словами, формально любой субъект правоотношений может эти рекомендации просто игнорировать (и подвергнуться, вероятно, порицанию со стороны рынка). Документ касается преимущественно предварительных обеспечительных мер, поскольку именно эта процессуальная часть является законодательной новеллой, все, что следует за ней урегулировано законодательством ранее и в иных нормативных актах», — уточняет Роман Лукьянов, управляющий партнер юридической компании Semenov&Pevzner.

По его словам, практика обращения в суд по 364-ФЗ абсолютно идентична практике по 187-ФЗ (первый антипиратский закон), процесс реализуется в рамках одной и той же законодательной нормы. «Другое дело, что применительно к разным типам контента могут быть разные требования, например, по правоустанавливающим документам, по доказательствам, подтверждающим факт незаконного использования и так далее (то есть юридический алгоритм один, но техника его реализации может различаться). Так, практика реализации данного механизма по кинопродуктам, можно сказать, устоялась. По иным видам контента формируется, с учетом опыта судебной практики по кинопродуктам».

Обращаясь в суд с заявлением об ограничении доступа к пиратским информационным ресурсам, рекомендовано оформлять исковые требования в отношении максимального числа незаконно размещаемых объектов. В заявлении — указывать информацию о размещении объектов авторских и смежных прав в Интернете, включая IP-адрес, доменное имя и (или) указатели страниц сайтов (URL), а также сведения о соответствующем объекте.

В соответствии со статьей 144.1 Гражданского процессуального кодекса заявление в Мосгорсуд может быть направлено посредством заполнения формы на сайте суда с использованием квалифицированной ЭП. Подтверждающие факт нарушения прав документы также могут быть направлены в электронном виде.

«Для подтверждения фактов нарушений Роскомнадзор рекомендует представлять в суд скриншоты страниц сайтов, распространяющих объекты авторских и смежных прав. В случае, когда факт нарушения невозможно подтвердить скриншотом страницы сайта, для доказательства фактов нарушения прав правообладателей рекомендовано использовать видеофиксацию посредством программ захвата видео с экрана. Что касается подтверждения достоверности документов, то именно для этого необходима ЭП», — комментирует г-н Катков.

«Доказательствами, которые подтверждают факт нарушения, могут быть скриншоты, видеозапись, нотариальный протокол осмотра сайта и так далее — закрытого перечня не существует, но существуют определенные стереотипы оценки доказательств в судейском сообществе. Это вопрос развития судебной практики», — уточняет г-н Лукьянов.

Практика показывает — все чаще в качестве доказательств в судах используется информация из Интернета. Нередко в случае судебного спора возникает необходимость подтвердить, что она была размещена на сайте в тот или иной конкретный момент времени, и здесь есть возможность обратиться к специальным Интернет-ресурсам, к примеру, Wayback Machine. Возрастет ли роль подобных ресурсов в связи появлением обсуждаемого документа?

«Полагаю, да», — отвечает г-н Катков. «На сегодняшний день в системе арбитражных судов (в частности, в процессах по интеллектуальным правам) в качестве доказательства уже принимаются материалы с данного ресурса (в форме скриншотов, нотариального протокола, либо через осмотр материалов данного ресурса непосредственно на судебном заседании). Будет ли возрастать роль этого и аналогичных ресурсов в контексте процедур по блокировкам и в российской судебной системе в целом? Уверен, что да. Причем в самом ближайшем будущем», — считает Роман Лукьянов.

Версия для печати