АНДРЕЙ КОЛЕСОВ: КОЛОНКА ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

По мнению авторитетного аналитического агентства Gartner, всякое концептуальное ИТ-новшество подчиняется модели жизненного цикла в виде зависимости уровня интереса к данной инновации со стороны ИТ-сообщества от времени и проходит через пять основных этапов: запуск технологий, пик чрезмерных ожиданий, избавление от иллюзий, преодоление завалов, плавный переход к получению эффекта (см. рисунок). По оценкам Gartner, представленным еще в начале прошедшей весны, идея сервисно-ориентированной архитектуры переживает в нынешнем году кризис (этап избавления от иллюзий), и сейчас интерес к ней со стороны ИТ-соообщества минимален.

Достоверность такой оценки подтверждалась в течение всего прошедшего бизнес-сезона. Если осенью 2006 г. эта тема активно (и с успехом) использовалась ИТ-поставщиками для привлечения специалистов-заказчиков на свои мероприятия, то к концу весны 2007-го, похоже, включение в повестку дня вопросов SOA начало давать совсем обратный эффект. Это нашло отражение и в профессиональной ИТ-прессе: публикации о SOA переместились в изданиях с первых страниц куда-то на задние позиции.

Причина падения общественного интереса к SOA на отечественных ИТ-мероприятиях представляется вполне очевидной: в прошлом году вендоры прикладывали минимум усилий к развитию темы. По большому счету в основном на них говорилось примерно то же, что и годом ранее: в центре внимания стояли общетеоретические положения SOA, в то время как нужно было переходить к вопросам практической реализации данной концепции. К сожалению, в качестве конкретных примеров все ИТ-поставщики вместе взятые смогли привести лишь единичные проекты, но и они при ближайшем рассмотрении, оказывается, отвечают лишь самым начальным уровням зрелости концепции в целом.

Теоретическая модель Gartner да и просто здравый смысл говорят о том, что серьезное осмысление SOA и ее продвижение в ИТ-жизнь еще впереди, хотя, возможно, в России в отличие от мировой ситуации пик спада интереса к теме будет пройден немного позднее. Наступивший бизнес-сезон с его многочисленными осенними мероприятиями должен показать, станем ли мы свидетелями позитивной динамики в этой сфере.

Но в преддверье грядущих событий хотелось бы высказать некоторые соображения по теме “Кому выгодна SOA?”, которая еще несколько месяцев назад стала обсуждаться в блогосфере ИТ-сообщества. Тут любопытно отметить, что довольно единодушно в целом участники дискуссий сошлись во мнении, что реализация SOA нужна конечно же заказчикам (а для вендоров она чуть ли не убыточна), и весь вопрос сводится в такой постановке: кому эта концепция нужнее — генеральному директору предприятия или его ИТ-директору?

Действительно, именно на выгодах SOA для клиентов делают акцент и вендоры. Они часто приводят ссылки на какие-то общие исследования рынка и даже конкретные (в основном зарубежные) проекты. Правда, до серьезного анализа подобных данных, в том числе и методик расчета эффективности, пока дело не доходило.

Но вот на какой любопытный момент хотелось бы обратить внимание. До сих пор главными агитаторами за SOA выступают именно поставщики программных продуктов. В то же время одно из очевидных следствий реализации SOA — это перераспределение структуры затрат в ИТ-проектах: снижение доли приобретения новых готовых продуктов с одновременным увеличением расходов на интеграцию и консалтинг (в утрированном виде определение SOA-проекта звучит так: отсутствует статья расходов на приобретение нового ПО). В этой ситуации возникает естественный вопрос: какой же бизнес-интерес к SOA имеют вендоры? Ведь в массовый альтруизм с их стороны в рыночных условиях поверить довольно трудно. И почему системные интеграторы, для которых открываются новые поля для деятельности, к продвижениям идей SOA пока относятся очень настороженно?

Мне кажется, что интерес поставщиков программных продуктов к SOA определяется интересами их бизнеса, структура которого за последние годы претерпела очень серьезные изменения, в том числе и сугубо в технологическом плане. Ведь, как известно, один из магистральных путей развития мировых софтверных лидеров связан с постоянным приобретением большого числа компаний-разработчиков разного калибра. В результате у вендора образуется огромный набор лоскутных решений, часто конкурирующих между собой. Разумеется, одновременно идет процесс их интеграции, но собрать все покупки в какое-то единое комплексное решение, как это было десять лет назад, уже не получается. В результате поставщики просто вынуждены переходить от поставок готовых программных комплексов к продажам отдельных компонентов, перенося при этом процесс их интеграции из своего внутреннего “производственного цеха” на площадку заказчика (примерно так, как это сегодня происходит при строительстве монолитных домов вместо собранных из готовых конструкций).

Но кто же будет получать деньги за услуги в рамках проектов? Интеграторы, консалтинговые компании? Наверное, и они тоже, но, возможно, еще больше — сами вендоры! Ведь у каждого из них есть своя служба типа Global Services, причем если посмотреть на структуру доходов ИТ-корпораций, то мы увидим, что доля этого направления бизнеса уже довольно велика (до 30%) и продолжает расти.

Таким образом, получается, что SOA для вендоров выгодна по двум причинам:

  • снижаются затраты на внутреннюю интеграцию приобретаемых продуктов;
  • увеличиваются доходы за счет работ по консалтингу и интеграции.

Кстати, среди мировых софтверных лидеров в плане маркетингового продвижения идей SOA есть явный аутсайдер — это Microsoft, которая до недавнего времени вообще старалась не использовать этот термин. Может быть, такое “отставание” компании из Редмонда объясняется как раз особенностями её бизнес-модели. Во-первых, Microsoft существенно меньше занимается покупками софтверных фирм-разработчиков, и потому вопросы внутренней интеграции разнородных приобретений для нее не столь актуальны. Во-вторых, она фактически не занимается предоставлением услуг — их доля в структуре ее бизнеса по-прежнему не превышает 4%.

Версия для печати (без изображений)