Коммерческому принципу “сделай сам”, известному с 1950-х на Западе, а затем и в СССР, вполне соответствует “биография” малой ЭВМ М-3 академика Исаака Семеновича Брука из Энергетического института АН СССР (ЭНИН) в Москве. Его первая машина М-1 (1951 г.), ставшая и первой малой ЭВМ в Европе, хорошо себя зарекомендовала в научных расчетах, не требовала специальных помещений и электропитания, а её компактные габариты (машина занимала площадь всего в 9 кв. м) подходили для любых лабораторий. Явные преимущества таких машин вдохновили Брука на проект М-3 (он стартовал в 1952 г.) без правительственного задания и финансирования, что сильно ограничило возможности его небольшого научного коллектива, “квартировавшего” в тесноватых, оборудованных без излишеств помещениях. Руководил проектом 26-летний Николай Матюхин, успешно проявивший себя при разработке М-1. Начали с лабораторных исследований и моделирования. Реальное же изготовление машины оставалось под большим вопросом.

Спас это “побочное детище” Брука президент АН Армении В. А. Амбарцумян, который в 1954 г. приехал в Москву в поисках перспективной ЭВМ для Ереванского НИИ математических машин (ЕрНИИММ) и вместе с директором Московского ВНИИ электромеханики (ВНИИЭМ) А. Г. Иосифьяном и создателем космической техники С. П. Королевым договорился с Бруком об изготовлении для них трех М-3 на опытном заводе ВНИИЭМ. Что и было сделано к 1956-му. Собирали машину Н. Я. Матюхин, Г. П. Лопато и др.

Усилиями талантливого молодого математика, члена-корреспондента АН СССР С. Н. Мергеляна, приглашенного в 1956 г. из Москвы в Ереван, ЕрНИИММ стал процветающим научным центром, а М-3 — родоначальницей линии Ереванских ЭВМ: “Раздан”, “Арагац” и знаменитого семейства “Наири”.

Брук и Иосифьян с самого начала проводили очень разумную политику: проектная документация М-3 свободно предоставлялась всем желающим для самостоятельного изготовления (“сделай сам”). Факт для того времени беспрецедентный. Иосифьян сразу выдал комплект академику В. А. Трапезникову в Институт проблем управления (ИПУ) АН СССР, где машину собрали собственными силами. В 1957 г. проект передали группе кибернетических исследований Венгерской АН в Будапеште, и М-3 стала первой венгерской ЭВМ. Одновременно АН КНР изготовила её на пекинском телефонном заводе для своего института вычислительной техники. В 1958 г. в Пекине сотрудник ВНИИЭМ Г. П. Лопато помогал в её наладке и эксплуатации. Так М-3 оказалась ещё и первой китайской ЭВМ.

В апреле 1959 г. Лопато назначили главным инженером СКБ строившегося Минского завода счетных машин им. Г. К. Орджоникидзе, запросившего из Москвы в 1958 г. документы на М-3. Уже в сентябре машина была изготовлена, модернизирована и затем выпущена небольшой серией. Так М-3 И. С. Брука попала в Минск, на его родину!

Через год её усовершенствовали, превратив в двухадресную “Минск-1”, собранную как набор автономных функциональных устройств. Недорогую, простую в эксплуатации, легко адаптируемую к нуждам потребителей. Всего Лопато создал 15 моделей “Минска” первого и второго поколений, отличавшихся практичной конструкцией. В 1970-е Минский завод стал базовым изготовителем ЕС ЭВМ.

Н. Я. Матюхин как-то заметил: “Так уж получилось, что генеалогические корни всех этих машин уходили в скромное помещение бывшей лаборатории электросистем ЭНИНа, а точнее в подвал, где И. С. Брук впервые демонстрировал наше детище (М-3)”.

Версия для печати (без изображений)