“Во время кризисов особым спросом пользуются консультации”, — заявил в своем выступлении на третьем ежегодном российском форуме компании SAS заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, академик РАН Абел Аганбегян. В определенной мере эта точка зрения подтверждается результатами деятельности российского представительства SAS, два года подряд увеличивающего свой оборот на 50%. Характерно, что продажи услуг по обучению выросли в нынешнем году на 47%, что значительно превышает прошлогоднюю динамику (27%-й рост).

По словам генерального директора московского офиса SAS Валерия Храброва, на протяжении последних лет 30—35% доходов московского офиса приходится на продажу лицензий, 25--30% на поддержку, а остальное на консалтинг и обучение. Отраслевая же структура доходов SAS в России по сравнению с общемировой весьма своеобразна: у нас, как и в мире в целом, наибольшая их часть (48% и 42% соответственно) приходится на банки и страховые компании, но следующие позиции занимают телекоммуникации (30%) и транспорт (12%). В мире же на второй ступеньке находится госсектор (14%), за которым следуют телекоммуникации и здравоохранение (по 8%). Вряд ли что-то изменится в этом отношении и в ближайшие годы: отраслевые секции нынешнего форума SAS были посвящены проектам в банках и телекомовских компаниях, а среди докладчиков представителей органов государственного управления (не говоря уже о здравоохранении) не было вовсе.

Большое внимание московское представительство SAS уделяет развитию партнерской сети. Как заявил Валерий Храбров, за год, прошедший со времени предыдущего форума, у компании в странах СНГ появилось четыре новых партнера. В то же время, как неожиданно выяснилось, объявленная год назад программа развития href="http://www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=102797">реселлерского канала, предполагавшая передачу некоторым партнерам права на продажи лицензий, так и осталась невыполненной. По словам директора московского офиса SAS по стратегии и развитию бизнеса Наталии Дубняк, работа в этом направлении ведется с одним из партнеров, занимающим хорошие позиции в топливно-энергетической отрасли (название этой компании она сообщить отказалась).

О совместной программе SAS и Teradata, инициированной в 2007 г., рассказал директор компании Teradata по технологиям Стивен Бробст. В ее ходе была детально проанализирована структура продуктов SAS, после чего ряд их базовых аналитических и статистических функций удалось перенести в ядро СУБД, обслуживающей программно-аппаратное хранилище Teradata. Это позволило, отметил Стивен Бробст, в 15 раз поднять производительность хранилища данных при работе приложений SAS. На очереди перенос в ядро движка Teradata процедур углубленного анализа данных из продукта SAS Enterprise Miner. Теперь указанные решения стали доступны и российским заказчикам.

На пресс-конференции, прошедшей в рамках московского форума SAS, кем-то из журналистов руководителям московского офиса, а через них и всей корпорации был задан на первый взгляд довольно наивный вопрос: “Почему, обладая самыми передовыми аналитическими и прогностическими технологиями, компания SAS не смогла предвидеть надвигающийся кризис?”. Наталия Дубняк очень легко его парировала, отметив, что SAS поставляет инструменты для анализа данных, но сама аналитической работой не занимается. Но если тот же вопрос сформулировать немного иначе, то ответить на него будет гораздо сложнее. Действительно, почему, применяя самые современные технологии управления рисками, кредитного скоринга и гарантирования прибыльности, заложенные в продуктах SAS, крупнейшие банки не смогли уберечь себя и мировую финансовую систему от нынешних потрясений? Ведь, как неоднократно упоминалось на данной конференции, решения SAS используются в 9 из 10 крупнейших мировых и в 14 из 15 российских банков.

Не хотелось бы, чтобы этот вопрос воспринимался как некий выпад в адрес SAS и ее продуктов. Скорее всего, дело вовсе не в них, и причины лежат гораздо глубже. Но понять эти причины следует, и в этом должна быть заинтересована как компания SAS, так и другие игроки рынка BI. Гипотезы могут быть самые разные. К примеру, можно предположить, что поскольку в неустойчивое состояние перешли не отдельные кредитные учреждения, а вся мировая финансовая система, то и прогнозировать ее поведение, опираясь на анализ деятельности отдельных субъектов рынка, невозможно. Конечно же нельзя сбрасывать со счетов и человеческий фактор: решения на основе тех или иных аналитических процедур принимают все-таки люди, которые подвержены страстям и азарту. Тем не менее квалифицированный ответ, а не приведенные выше правдоподобные рассуждения, был бы полезен всем. В том числе и государственным органам разных стран, на плечи которых ляжет нелегкая задача реформирования мировой финансовой системы. Решение ее займет не один год и с большой вероятностью породит новые нормативные требования со стороны национальных и международных регуляторов. А создание инструментов для их поддержки — это новый вызов для ИТ-индустрии и новый рынок.

Версия для печати (без изображений)