В последних числах мая в Москве прошел двухдневный международный форум “Дни русских инноваций”, организованный медиахолдингом “Эксперт” при поддержке Федерального агентства по делам молодежи.

Несмотря на то, что в рамках форума состоялся финал конкурса высокотехнологичных проектов (мероприятие со вполне конкретными целями и результатами), ключевой темой все же было заявлено обсуждение абстрактного документа, распечатанного для участников полужирным шрифтом, под громким названием “Русский инновационный манифест”. В нем организаторы сформулировали основные движущие силы и механизмы инновационного развития страны. Конкретного адресата у документа нет. Авторами излагаемых идей туманно названы общественность и бизнес.

Наверное, отдельные представители этих двух социальных групп останутся вполне удовлетворены сугубой пышностью слога (вводный радел манифеста называется “наследники Прометея”, и речь в нем идет о том, что “великие тени Федорова, Циолковского, Курчатова еще не растаяли на стенах наших кабинетов и лабораторий”). Однако разумно предположить, что документ вызвал бы гораздо больший резонанс, содержи он прозрачную конкретику.

Кстати, хотелось бы обратить внимание, что сами инновации — это такое сакраментальное слово, значение которого на интуитивном уровне все как-то понимают, но официального определения у него при этом нет. (Как шутят депутаты Государственной думы, в аналогичном положении у нас в стране находится только порнография.) Манифест, даром что в его названии это слово использовано, терминологической ясности в вопрос отнюдь не вносит. Попытки определить понятие сводятся к фразам “составляющая, пронизывающая все отрасли народного хозяйства” и “производная функция от силы и остроты конкуренции между хозяйствующими субъектами, социальными группами, людьми”. В итоге в числе исторических примеров “инновационных прорывов России” в одном ряду стоят атомный и космический проекты, петровская академия и Транссиб (знали бы рабочие, кувалдами забивавшие костыли, в чем они участвуют).

Вся эта неразбериха, что, кстати, и продемонстрировал форум, приводит ко вполне закономерным результатам. И государство, и общество сходятся во мнении по поводу того, что нам больше не нужна так называемая сырьевая экономика. А вот представление об очертаниях и способах построения экономики инновационной у всех разное, а то и вовсе интуитивное. Крыловские персонажи лебедь, рак и щука упоминались в качестве метафоры не одним докладчиком с неизменной констатацией, что “воз (читай: экономика) и ныне там”.

Впрочем, самое печальное — это то, что по большому счету не первый год стоит на месте не только высокотехнологичная отрасль, но и сама дискуссия о ней. На форуме, как и на множестве сходных по тематике мероприятий, в очередной раз говорили о необходимости создания схемы коммерциализации разработок, о том, что в России много ученых, генерирующих идеи, но крайне мало грамотных управляющих, способных вывести эти идеи на рынок, и т. д.

Пожалуй, наиболее часто высказываемой мыслью из числа тех, что редко затрагивались раньше, неожиданно стала идея о необходимости активной популяризации науки среди молодежи средствами массмедиа. (Героями экрана сегодня являются милиционеры и топ-модели, а надо, чтобы были ученые.)

Ну что ж, видимо, есть шанс, что на очередном витке истории будущие создатели манифестов наряду с Транссибом включат в число “инновационных прорывов страны” еще и тематический медиа-проект о харизматичных инноваторах.

А пока авторам сегодняшнего дня только и остается, что заманивать молодежь в науку, апеллируя к иррациональным чувствам: “Будьте прометеями, несите огонь и ремесла. Если комфортная и бесславная смерть вас не устраивает — рискните и займитесь творчеством”. Так и хочется добавить: “аминь”…

Версия для печати