“Переводы как женщины: если верны, то некрасивы, а если красивы, то неверны”. Сей афоризм немецкого поэта Моисея Сафира не раз приходил на ум во время прошедшего в середине июня в Москве очередного форума SAP. Происходило это всякий раз, когда название новой концепции корпорации Clear Enterprise переводили на русский язык как “Прозрачное предприятие”. Говоря о прозрачности компании, обычно имеют в виду возможность полного контроля ее отчетности со стороны налоговых и регулирующих органов, а также акционеров и собственников. Существенно иной смысл несет определение, которое дал президент SAP по региону EMEA Жозе Дуарте: “Предприятие, относящееся к категории Clear Enterprise, точно знает, что происходит у него внутри, каковы отношения с клиентами и поставщиками, что делают конкуренты. Более того, оно способно использовать всю эту информацию для принятия управленческих решений”. Иными словами, речь идет о предприятии, управление которым базируется на полной и достоверной информации, доступной аналитикам и менеджерам именно тогда, когда они выполняют свои непосредственные служебные обязанности. Clear Enterprise — это цель, которая, как полагают руководители SAP, может быть достигнута с помощью инструментов, предлагаемых их корпорацией. Думается, у полутора тысяч участников форума могла быть и своя интерпретация указанного термина, обращенная уже к самой SAP: они хотели бы получить ясное представление о направлениях развития вендора и его основных программных продуктов, ценовой политике, условиях технической поддержки и т. д.

Начав со ставшей уже традицией констатации нынешних кризисных реалий, исполнительный директор SAP по направлению Business Objects Джон Шварц особо подчеркнул, что, обладая упомянутой выше полнотой информации, предприятие будет способно предвидеть риски и более успешно им противостоять. Если учесть довольно любопытную статистику, озвученную г-ном Шварцем, согласно которой 70% мирового оборота контролируется компаниями, использующими бизнес-приложения SAP, то следует признать, что само по себе применение продуктов этого вендора не спасло мировую экономику от потрясений. По-видимому, сегодня большие надежды SAP возлагает на аналитические инструменты Business Objects: они, будучи тесно интегрированы с приложениями SAP и других вендоров, станут тем трамплином, который поможет предприятиям перейти в категорию Clear Enterprise.

В числе наиболее перспективных технологических инноваций, нашедших применение в продуктах SAP, Джон Шварц отметил виртуализацию, поддержку широкого спектра мобильных устройств, размещение БД в оперативной памяти и возможность предоставления приложений по требованию. Если раньше ERP-система предоставлялась в виде услуги только малым и средним компаниям (продукт SAP Business ByDesign), то теперь подобная бизнес-модель, но уже на базе SAP Business Suite, будет предложена и крупным предприятиям. Сегодня в ее рамках доступны решения для управления взаимоотношениями с клиентами, выбора поставщиков, контроля выброса в окружающую среду продуктов горения, а также инструменты бизнес-анализа. На очереди модули управления персоналом и затратами.

Когда подобные SaaS-предложения станут доступны российским заказчикам, сказать трудно. Ведь даже выпущенный два года назад Business ByDesign распространяется сегодня, как проинформировал нас Жозе Дуарте, лишь в шести странах: Германии, США, Великобритании, Франции, Индии и Китае. Напомним, что еще два года назад на аналогичной конференции нынешний CEO SAP Лео Апотекер (тогда он занимал пост президента SAP AG) обещал, что сервис на основе SAP Business ByDesign появится в регионе СНГ во второй половине 2008 г. Сегодня Жозе Дуарте высказывается по этому поводу более осторожно: “Вполне вероятно, что SAP Business ByDesign придет в Россию в 2010-м или 2011 г. Но это не обещание, а мой личный прогноз”.

Еще одно важное направление развития продуктов SAP связано с управлением их жизненным циклом. Проблемы, с которыми сталкиваются предприятия при переходе на более свежие версии ПО, хорошо известны. Нередко, предвидя их, компании не спешат “шагать в ногу со временем”, а попросту говоря, опасаются менять что-либо без крайней нужды. Такой подход чреват постепенным технологическим отставанием и, кроме того, лишает заказчиков многих инновационных возможностей. SAP сформулировала ряд базовых принципов, следование которым поможет сделать ее продукты менее подверженными моральному старению. В основе продуктов должно лежать стабильное ядро, не претерпевающее изменений при выпуске очередных релизов и расширений. Это ядро служит фундаментом для всех бизнес-процессов, причем сами процессы могут быть легко модифицированы с помощью специальных инструментов. Все приложения должны допускать развертывание, как на собственной площадке заказчика, так и у SaaS-провайдера. Стабильная семантика данных станет основой для аналитических функций. Расширение спектра мобильных устройств, применяемых пользователями, диктует необходимость построения универсальных клиентских интерфейсов. И наконец, любое обновление ПО не должно требовать корректировки корпоративных бизнес-процессов. Некоторые из указанных принципов уже воплощены (в частности, несколько лет ядро SAP ERP сохраняется неизменным), другие находятся в процессе реализации.

На форуме работали как отраслевые секции (предприятия с непрерывным и дискретным технологическим циклом, торговля и производство товаров народного потребления, сервисные услуги, финансовые организации и госсектор), так и технологические, которые были посвящены новой версии системы SAP Business Suite, средствам бизнес-анализа и интеграционной платформе NetWeaver. О том, как решения SAP помогли усовершенствовать управление их бизнесом, на круглом столе рассказали представители девелоперской компании ПИК, “Национальных кабельных сетей”, фирмы “Меттлер-Толедо”, “Волжской ТГК”, “Объединенной металлургической компании”, фармацевтической фирмы “Нижфарм” и одного из крупнейших производителей продуктов быстрого приготовления DHVS (бренд “Ролтон”). Одна из презентаций носила откровенно фантастический характер и была призвана продемонстрировать возможность внедрения системы SAP ERP за один час. Нашлось, впрочем, место и для более реалистичных сюжетов.

Взять, к примеру, проект “Бизнес-стандарт”, призванный автоматизировать управление финансами, кадрами, закупками и продажами в компании “Северсталь-ресурс”. По словам ее финансового директора Алексея Куличенко, один из главных принципов этого проекта — использование лучших мировых практик, заложенных в ERP-системе SAP, по сути предполагающее подгонку самой компании и ее бизнес-процессов под систему (а не наоборот). Как ни удивительно, но даже при таком “стандартном” внедрении, затраты на внешних консультантов и собственную команду внедренцев составили 68% стоимости проекта (на лицензии ушло лишь 24%). А если учесть, что и без того недешевые лицензии системы SAP после недавней девальвации существенно подорожали в рублевом эквиваленте, вопросы совокупной стоимости владения системой представляли для аудитории особый интерес.

“Экономические условия, в которых бизнесу приходится работать сейчас, значительно отличаются от условий прошлого года. Сегодня крайне важно поддерживать прозрачность компании и гибко реагировать на внешние изменения с тем, чтобы обеспечить ее прибыльность в будущем”, — заявил управляющий директор SAP в СНГ Стив Цикакис, сменивший недавно на этом посту Йована Марьяновича. Возможно, некоторые участники форума надеялись услышать от руководства SAP некие антикризисные предложения, однако, как заявил Жозе Дуарте, разговоры о скидках не имеют под собой никаких реальных оснований. Более того, он обратил внимание аудитории на то, что с недавних пор увеличена стоимость технической поддержки, причем сделано это в интересах самих заказчиков. Поясняя свою мысль, г-н Дуарте добавил, что впервые в отрасли SAP предлагает техническую поддержку, в рамках которой оговариваются вполне определенные показатели эффективности (KPI), которые гарантированно будут обеспечены. И в конечном счете все это приведет к снижению совокупной стоимости владения системой.

К сожалению, нам не удалось получить у Жозе Дуарте более детальной информации об организации подобной технической поддержки. Какого рода эти показатели KPI? Кто их устанавливает — вендор или заказчик? Как те или иные уровни KPI соотносятся с ценой поддержки? Когда должны быть достигнуты оговоренные значения KPI — с момента запуска системы в эксплуатацию или по завершению определенного этапа техподдержки? Мои попытки выяснить, насколько хорошо знакомы с новыми правилами нынешние клиенты SAP, показали, что все они осведомлены о новых расценках, но слабо себе представляют, как будет обеспечена их связь с KPI.

Как скажутся новые финансовые реалии на российском рынке ERP, сегодня можно только гадать. Не исключено, что доли основных его игроков заметно изменятся. Пока что единственной компанией, анализирующей этот сегмент в нашей стране, остается IDC. Но результаты ее исследований будут известны нам лишь спустя полгода после завершения 2009 г. Остается надеяться, что IDC справится с этой задачей, несмотря на то, что поток количественной информации, идущий от вендоров, во время кризиса заметно оскудел.

Версия для печати (без изображений)