В середине июня в Калуге отмечалось десятилетие совместного производства компании Siemens и завода “Калугаприбор”. Юбилейная дата послужила поводом для проведения круглого стола, на котором его модератор, министр экономразвития области поднял тему о перспективности развития отрасли ИКТ на местном уровне. Однако остальные участники мероприятия полноценно в дискуссию не включились, и вопросы, крайне актуальные для российских регионов вообще, остались без ответа.

Siemens калужской сборки

Как не трудно догадаться по названию, “Калугаприбор” является государственным предприятием. С момента основания в 1957 году его главными направлениями деятельности стали разработка, производство, ремонт и сервисное обслуживание радиоэлектронной аппаратуры различного назначения.

К числу постоянных заказчиков завода относятся ФСБ, ФСО, Управление делами Президента РФ, Минобороны, МВД, ФСКН, РЖД и другие организации и компании России и стран СНГ.

В известный период общего хаоса предприятию удалось выжить, сохранить свой профиль и в настоящий момент оно является одним из основных исполнителей работ по федеральной целевой программе, направленной на создание и развитие информационно-телекоммуникационной системы специального назначения в интересах органов государственной власти. Именно в рамках этой программы с 1999 г. на “Калугаприборе” начали производить оборудование по лицензии компании Siemens. За десять лет работы было выпущено более 200 тыс. так называемых портов коммуникационных систем класса HiCom и HIPath. А специально к юбилею партнеры приурочили начало производства новой модели HIPath 4000 пятого поколения. Их преимущество заключается в том, что они могут работать как с традиционным аналоговым, так и с цифровым окружением. То есть предоставляют предприятиям-заказчикам возможность плавного перехода к технологиям следующего поколения — без тотальной перестройки существующих коммуникационных систем.

Итак, весьма яркий пример успешно действующего ИКТ-предприятия в Калуге имеется. Однако достаточно ли этого для массового развития высоких технологий в регионе отнюдь не очевидно, несмотря на декларируемый первыми лицами страны общегосударственный курс на инновации.

Даешь ИКТ-кластер!?

Как известно, за последние несколько лет слова о необходимости построения в России инновационной экономики и развития отрасли ИКТ уже стали многими восприниматься как своеобразные мантры. И прописывая стратегии своего развития на годы вперед, большая часть регионов включила ИКТ в число приоритетных направлений в строго обязательном порядке, совершенно не соотнося это со сложившейся отраслевой спецификой.

Как отметил ведущий вышеупомянутого тематического круглого стола министр экономического развития Калужской области Максим Ширейкин, вверенный ему регион исторически был машиностроительным. Сегодня экономика области переживает период, который получил условное название новой индустриализации — последние пять лет краю удается активно привлекать крупные промышленные инвестиции как в России, так и за рубежом. В прошлом году их сумма составила порядка 54 млрд. руб., а в числе партнеров оказались такие компании как Samsung, Volkswagen, Peugeot Citroen, Mitsubishi, Volvo Trucks и др. (Столь значительное количество автомобильных брендов, вложивших средства в собственные производства, уже позволяет говорить о создании в области так называемого автомобильного кластера.)

Казалось бы, региону, занимающему по итогам 2008 г. третье место в России по объему иностранных инвестиций на душу населения, нет повода беспокоиться о своем будущем. Однако, как утверждает г-н Ширейкин, уже в августе прошлого года стал очевиден тот факт, что потенциал развития практически исчерпан — закончились трудовые ресурсы.

При почти миллионном населении Калужской области и пятистах тысячах активных жителей количество безработных составляло всего полторы тысячи человек — рынок труда оказался очевидно перегрет. Соответственно, убеждать новых инвесторов открывать в Калуге свои производства стало крайне сложно.

К “счастью”, в конце 2008 г. начался экономический кризис, выплеснувший на рынок немало хороших специалистов. И хотя сейчас количество вакансий в области все равно в два раза превышает число безработных, и инвесторы, и региональное правительство получили передышку.

Эта ситуация, когда рынок труда едва не обрушился, как считает Максим Ширейкин, наглядно продемонстрировала, что дальнейший путь для экстенсивного развития, пусть и в рамках новой индустриализации, пусть и с увеличением производительности (на создаваемых предприятиях она в пять раз выше, чем на традиционных), не приведет регион к поставленной цели. А она проста. Главная проблема экономики Калужской области — это, выражаясь бытовым языком, бедность, а в экономических терминах — низкий уровень валового регионального продукта на душу населения. (По данным, г-на Ширейкина, этот уровень в среднем по России составляет примерно 12 тыс. долл., в Москве — за 30, в странах Евросоюза — 24—25, а в области — всего 6,5).

Было подсчитано, что для выхода на среднероссийский уровень региону требуется еще инвестиций на сумму как минимум 500 млрд. руб. То есть даже при нынешних весьма высоких темпах привлечения средств на это уйдет порядка десяти лет.

Сейчас правительство области думает над тем, куда же именно вложить средства, получаемые от созданных за последние пять лет промышленных предприятий, чтобы экономика совершила качественный скачок в гораздо более сжатые сроки.

Разумеется перспективы отрасли ИКТ (вплоть до создания полноценного кластера) были рассмотрены одними из первых, и предварительные выводы оказались довольно противоречивы. Выяснилось, что по сравнению с другими регионами у Калуги крайне мало конкурентных преимуществ для развития ИКТ.

По мнению г-на Ширейкина, чтобы привлечь сторонние ИТ-компании, необходимо предоставить им льготы на аренду помещений и обеспечить особый режим налогообложения — в общем, соблазнять ИТ-инвесторов, решая все их потенциальные проблемы так же, как это сейчас делается в областном автопроме. В результате бюджет понесет дополнительную нагрузку, к которой регион не готов — все имевшиеся ресурсы были потрачены на привлечение автопроизводителей.

Ситуацию мог бы облегчить создаваемый по линии Минкомсвязи технопарк “Обнинск”, чье финансовое обеспечение в изрядной степени берет на себя государство. Однако в плане его развития приоритет имеют направления радиологии, фармацевтики и биотехнологий, а потому зарубежным инвесторам разумнее вкладываться в резидентов технопарков в других регионах, где ИТ стоят на первом месте.

Еще одним преимуществом могло бы стать присутствие в области тех самых иностранных промышленных компаний. Все они так или иначе являются потребителями ИКТ, что могло бы сформировать рынок для местных ИТ-фирм. Однако, как оказалось, центры принятия решений в этих компаниях находятся за пределами области и даже за пределами России — тендеры достаются внешним подрядчикам.

Ситуация также усугубляется тем, что уровень жизнеобеспечения в Калужской области явно далек от желаемого, и находящаяся неподалеку Москва оттягивает на себя трудовые ресурсы. А ведь привлечение технологий — это в первую очередь привлечение людей.

В общем, картина достаточно печальная. Однако, как выяснилось в заключение этой мрачноватой речи министра, разработанная недавно его ведомством и в общих чертах уже одобренная правительством стратегия развитие ИКТ в Калужской области все же предусматривает. В силу ли специфики своего образования (по специальности “ЭВМ, системы, комплексы и сети”), в силу ли существования каких-то обнадеживающих предпосылок, о которых г-н Ширейкин специально умолчал, но в перспективность отрасли ИКТ в Калужской области министр склонен верить, и участникам круглого стола было предложено опровергнуть прозвучавшие ранее пессимистичные выводы.

К сожалению, после более чем часа выступлений представителей местных ИТ-компаний присутствующим стало ясно, что на этом мероприятии о перспективах отрасли ничего узнать не удастся. Докладчики не смогли поддержать острую тему — никаких осмысленных аргументов “за” или “против” создания в регионе высокотехнологичного кластера не прозвучало, а у г-на Ширейкина не хватило модераторского опыта, чтобы направить дискуссию в нужное русло.

А жаль. Ситуация в Калужской области, столь откровенно описанная министром экономразвития, вполне адекватно проецируется на многие другие российские регионы, где ИКТ также никогда раньше не было и где технопарки находятся “в высокой степени бумажной готовности”, но которые тем не менее в соответствии с общей модой также решили технологии развивать. Сумел бы их местный истеблишмент описать реальные предпосылки для построения инновационной экономики?

Версия для печати