Обсуждая с представителями крупных западных компаний так называемые программы социальной ответственности, которые они осуществляют на зарубежных рынках своего присутствия, достаточно быстро уясняешь определенную закономерность. Когда разговор заходит об инвестициях в сферу образования, компании абсолютно не пытаются подавать это под соусом благотворительности. Но при этом, даже если речь идет о непосредственной поддержке профильных вузов, также однозначно отвергаются и все обвинения в организации банальных центров подготовки кадров сугубо для собственных нужд. Руководство всех западных ИТ-гигантов склонно связывать свои социальные программы с формированием некой адекватной бизнес-среды — своеобразной рыночной инфраструктуры.

Впрочем, при общности стратегий конкретные модели воздействия на вышеупомянутую среду у всех разные. Для Intel в этом отношении весьма показательна ее деятельность в Нижнем Новгороде, являющемся для нее, как это сейчас модно говорить, если еще и не первым городом России, то уже точно и не вторым.

Особенный город

Кого-то это может удивить, но именно в Нижегородской области функционирует крупнейшее отделение Intel в странах СНГ, где трудится порядка 500 специалистов — это более половины численности всех сотрудников компании в России. Часть персонала разместилась в технопарке в поселке Сатис, но большинство рабочих мест приходится на филиал в самом Нижнем. Причем с некоторых пор Intel выкупила под свой офис целое многоэтажное здание, да еще и с прилегающей к нему территорией. Именно здесь сейчас располагается центр Intel по разработке ПО, ставший девять лет назад первой лабораторией компании в Восточной Европе. Сейчас в ней разрабатываются наиболее приоритетные с точки зрения корпорации программные и беспроводные технологии, развиваются традиционные полупроводниковые исследования, ведутся работы по интеграции кремниевых нанотехнологий в оптоэлектронные устройства, а недавно было открыто направление по исследованиям в области бытовой электроники.

Что характерно, в Нижнем находится не только научно-исследовательское подразделение, но и узловой центр поддержки операционной деятельности корпорации в России, включая отдел по реализации благотворительных программ.

Возвращаясь к заявленной выше теме развития образования, можно отметить, что своей целевой аудиторией Intel видит самые разные возрастные группы — интеграция в инфраструктуру происходит с младых ногтей. Кстати, опять-таки именно в Нижнем в 2005 г. был открыт первый в России бесплатный компьютерный клуб корпорации для детей из малообеспеченных семей. К настоящему моменту в нем в разное время зарегистрировалось порядка 500 подростков, а среди волонтеров-наставников были даже замечены специалисты из-за рубежа.

Впрочем, основные усилия Intel на поприще поддержки образования, разумеется, сконцентрированы на вузах. В нашей стране взаимодействие компании с высшей школой развивается уже более десяти лет, но именно с главным вузом области — Нижегородским государственным университетом (ННГУ) им. Н. И. Лобачевского — корпорация подписала в феврале 2009 г. первое в России так называемое стратегическое соглашение о намерениях, предусматривающее углубление партнерских взаимоотношений в научной, инновационной и образовательной сферах.

Intel и ННГУ

По уверению избранного в конце прошлого года нового ректора ННГУ Евгения Чупрунова, когда у его университета появляется необходимость проводить самопрезентацию, весьма часто употребляется слово “первый”. Так именно в стенах ННГУ в 1945 г. возник первый в СССР радиофизический факультет и первый факультет вычислительной математики и кибернетики (ВМК) также появился именно здесь в 1963 г. (на 12 лет раньше, чем в МГУ).

До 90-х годов ушедшего века ННГУ был университетом закрытого города и в основном обеспечивал интересы радиопромышленного комплекса. Потом ситуация в стране резко изменилась, и ННГУ стал приобретать черты классического университета — кроме технических появилось множество других направлений. Впрочем, судя по всему, далеко не все из них пользуются в вузе, скажем так, чрезмерным уважением. Г-н Чупрунов не скрывает, что два существующих сегодня экономических факультета во многом являются коммерческими, что позволяет университету оказывать финансовую поддержку, например, ВМК.

Примечательно, что в конкурсе инновационных образовательных программ, проводимом в рамках нацпроекта “Образование”, ННГУ стал одним из победителей еще на первом этапе, войдя в число 17 финалистов в 2006 г. В результате, по словам г-на Чупрунова, в последующие три года вуз смог вложить в модернизацию материально-технической базы и повышение квалификации преподавательского состава более 800 млн. руб.

Сотрудничество ННГУ с Intel началось гораздо раньше — в конце 90-х. Университет тогда еще не был столь обеспечен, поэтому изначально взаимодействие в основном сводилось к банальной передаче вузу компьютерного оборудования. В дальнейшем связи стали углубляться и расширяться, что в какой-то момент потребовало выработки принципиально новых подходов к организации и координации совместных действий. Как утверждают в ННГУ, поиск формы в конечном итоге претворился в концепцию инновационных (ясное дело) учебно-исследовательских лабораторий.

Первоначально ННГУ выделял помещения, а Intel предоставляла оборудование. Затем формировались совместные научно-технические советы, определявшие для лабораторий цели и задачи.

Заявленная выше инновационность в университете обосновывается использованием проектного принципа выполнения работ. То есть если ставятся задачи дополнительной целевой подготовки студентов, то выбор курсов, привлечение преподавателей и отбор студентов происходит на конкурсной основе. Аналогично решаются и проблемы формирования групп для выполнения образовательных, научно-исследовательских и прикладных проектов. Что характерно, все работы ведутся участниками в свободное от основных обязанностей время.

Такой подход, считают в ННГУ, позволил решить тяжелые проблемы преодоления административных границ множества других подразделений (кафедр, факультетов и т. д.). При этом удалось сформировать привлекательный образ и престиж лабораторий, а это обеспечило появление в их составе ведущих ученых и специалистов, а также наиболее способных студентов, магистров и аспирантов.

В настоящий момент данный опыт ННГУ успешно тиражируется в других ведущих вузах страны (МГУ, МФТИ, СПбГУ, СарФТИ, НГУ).

На стыке интересов

Разговоры о необходимости разностороннего взаимодействия высшей школы и индустрии ведутся давно, и примеров такого сотрудничества в сфере ИТ в России становится все больше. Какую же именно выгоду могут найти для себя стороны, создавая совместные проекты? Начнем с университета.

По уверению заведующего созданной совместно с Intel в 2002 г. лаборатории физических основ и технологий беспроводной связи и заместителя декана радиофизического факультета Алексея Умнова, идея открытия возглавляемой им структуры заключалась в том, чтобы стимулировать интеграцию ИТ в деятельность различных факультетов вуза. Более того, проект изначально был нацелен на то, чтобы поменять в ННГУ сам подход к образованию. Студентам всегда не хватало ощущения востребованности проводимых ими работ. В лаборатории же у них появилась возможность решать реальные задачи промышленности.

Как объясняет г-н Умнов, на момент прихода Intel в университет СССР окончательно распался, бывший генеральный заказчик всех технологических проектов (государство) “сдулся”, и объективные ориентиры оказались потеряны. Intel удалось эту ситуацию отчасти исправить. Компания привнесла понимание современного уровня технологий — обозначила новые актуальные цели. Позже подтянулись другие ИТ-гиганты (Nokia, Microsoft), но Intel для ННГУ в этом смысле стал первым.

Сейчас даже студенты-новички, приходящие в лабораторию, сразу подключаются к реальным исследованиям. Причем последние три-четыре года многие из проектов не являются сугубо технологическими — время диктует свои условия, поэтому часть работ связана с созданием бизнес-планов по коммерциализации существующих ИТ-проектов.

О появившейся возможности решать реальные задачи говорят и на факультете ВМК, где совместно с Intel в 2002 г. была создана лаборатория информационных технологий ITLab. Один из ее представителей уверен, что главной целью проекта было создание некоего центра, где собирались бы преподаватели и аспиранты, которые хотят делать что-то новое и интересное вне рамок учебного процесса. Сейчас они могут прийти со своими идеями в лабораторию, и им будет оказано административное содействие — предоставлено оборудование, организован научный коллектив, привлечены способные студенты.

Кстати, когда учащиеся приходят на собеседования, в лаборатории смотрят не только на их успеваемость, но и в обязательном порядке стараются понять их заинтересованность. Если с мотивацией у студентов все в порядке, их подключают к той или иной научно-исследовательской группе, где они потом учатся и растут как специалисты. На выходе (через два-три года) из них получаются исследователи начального уровня — люди, способные понять поставленную задачу, провести самостоятельно поиск и обзор литературы, осуществить эксперименты и т. д. То есть это те специалисты младшего поколения, в которых, как считают на ВМК, сейчас остро нуждается наша наука.

Что касается преподавателей, то для них работа в лаборатории — это возможность опробовать свои образовательные материалы. В отличие от большого потока из сотен людей очень разного уровня, где нужно ориентироваться на абстрактного среднего студента, в ITLab подбирается сильная группа порядка 20 человек, где каждый из себя реально что-то представляет и быстро схватывает материал.

На резонный вопрос, зачем зарубежной коммерческой компании вкладывать деньги в ННГУ, ректор Евгений Чупрунов склонен отвечать в том смысле, что собственные вложения университета в студентов, которые потом идут работать в Intel, с вышеупомянутыми инвестициями вполне сопоставимы.

Декан факультета ВМК Виктор Гергель также рассматривает заинтересованность Intel в сотрудничестве в свете подготовки кадров для компании, правда добавляет к этому стимулу еще и возможность влияния на общий образовательный процесс и проведение научных исследований.

Разъясняя последнюю мысль, другой представитель ВМК высказал предположение о том, что у больших компаний чрезмерно сложный производственный процесс и совмещать с ним исследовательскую работу очень непросто (жесткие сроки и бюджеты с творчеством не сочетаются). В рамках же университетских проектов многие из этих проблем снимаются.

В Intel считают аспект целевой подготовки кадров второстепенным. Дескать в компании давно поняли, что не так уж важно, куда именно пойдут работать выпускники лабораторий — в Intel или в другую инновационную фирму. В любом случае рыночной инфраструктуре все это идет только на пользу. Да и поработав “на стороне”, специалист всегда может вернуться обратно с еще большей квалификацией.

Наверное, подтверждением этих слов может служить тот факт, что, например, в стенах лаборатории на радиофизическом факультете из совместных с Intel проектов уже выросло пять самостоятельных стартапов, которые сейчас от своего родителя никак не зависят. Более того, по словам руководителя одной из них Ивана Шишалова, лаборатория вообще никогда не прививала студентам желания работать именно в Intel. То есть благодаря компании лично у него зародилась уверенность, что стартап реально может чего-то добиться не только на национальном, но даже на мировом рынке, но в то же время возникло и чувство, что лучше воплощать свои идеи в рамках собственного проекта.

Что ж, весьма любопытно. Почему-то очень хочется этим словам верить.

Версия для печати (без изображений)