Как показывает последнее исследование, проведенное изданием CIO Insight, ИТ-руководители продолжают свое “вторжение” в сферу бизнеса и тем самым расширяют свои обязанности. Однако повышенные требования, которые предъявляются к CIO со стороны высших руководителей, вступают в противоречие с их базовыми знаниями и навыками, а также с тем местом, которое они занимают в организационной структуре компаний.

В исследовании CIO Insight делается три основных вывода.

Вывод 1. CIO пока еще не является бизнес-лидером

Сегодня от ИТ-директоров больше, чем когда-либо, требуется, чтобы они влияли на результаты бизнеса, однако их большая приверженность решению технологических задач служит мощным противодействующим фактором.

ИТ-директора, опрошенные в ходе исследования, полагают, что в отдаленной перспективе должность CIO будет очень сильно отличаться от сегодняшней (рис. 1). Такой руководитель будет в меньшей степени фокусироваться на конкретных технологиях, а в большей — на использовании и защите корпоративной информации. При этом почти 16% респондентов считают, что эта должность может не только значительно измениться, но и попросту исчезнуть. И это, по их мнению, будет оправданно, поскольку сегодня интеграция бизнес-инструментов в ИТ в большей степени носит неопределенный характер, к тому же имеются все признаки того, что ИТ-директора даже заинтересованы в сохранении существующего порядка вещей.

Возможность “кончины” должности CIO, говорится в исследовании, свидетельствует о глубоком кризисе, надвигающемся на ИТ-руководителей. От них требуется обеспечивать фундаментальные усовершенствования бизнеса, но при этом они переводятся на второй уровень корпоративного управления. Здесь важно отметить, что 70% респондентов считают, что CIO не рассматривается равным по своему значению другим высшим руководителям компаний (рис. 2), и это при том, что 19 из 20 из них утверждают, что от ИТ-директора сегодня ждут повышения эффективности бизнеса.

В исследовании также подчеркивается, что нахождение CIO на вторых ролях отчасти объясняется тем, что бизнес-подразделения еще не признали новую роль ИТ-директора. Так, структура предоставления отчетности в компаниях существенным образом еще не изменилась, а повседневные обязанности ИТ-руководителей являются теми же, что и в предыдущие годы.

О значительном изменении позиции CIO, смещении его интересов в сторону бизнеса говорят и российские ИТ-руководители, которые, однако, уверены, что такая должность непременно сохранится. Так, по мнению руководителя ИТ-департамента негосударственного пенсионного фонда “Благосостояние” и председателя правления российского Союза ИТ-директоров (СОДИТ) Бориса Славина, роль CIO (как и сама аббревиатура) через десять лет изменится, как она изменилась за прошедшее десятилетие: “Тенденции видны уже сейчас: от ИТ-инфраструктуры и оперативного учета в прошлом — к автоматизации бизнес-сервисов в настоящем, и далее к созданию целостных управленческих систем. В будущем ИТ-руководитель станет в большей мере заниматься системами управления предприятием, их совершенствованием, сопряжением с глобальным окружением”.

Такую же точку зрения разделяет и руководитель ИТ-департамента компании “Сибур — Русские Шины” и член правления СОДИТ Марина Аншина, которая полагает, что в дальнейшем заботы CIO будут все более смещаться в сторону улучшения информационного обеспечения компании. А это, в свою очередь, будет способствовать возрастанию их влияния на корпоративные бизнес-процессы.

Вместе с тем директор по развитию новых технологий компании “Тройка Диалог” Константин Круглов считает, что уже сегодня невозможно представить себе CIO, который не разбирался бы в бизнесе компании так же хорошо, как и сами “люди из бизнеса”. “Как правило, успешные ИТ-руководители — это прекрасные технические специалисты с большим опытом работы, получившие второе образование или степень MBA и отлично понимающие не только все аспекты ИТ, но и все особенности бизнеса, в котором работают. Только такие CIO могут эффективно решать задачи бизнеса и управлять происходящими в компании ИТ-процессами. И таким мне видится образ ИТ-директора через десять лет”, — подчеркивает он.

А вот что касается статуса CIO, то российские коллеги также признают, что в большинстве случаев он не достигает уровня руководителей высшего звена. “Но всему свое время. Десять лет назад руководитель ИТ-службы, как правило, не входил даже в число топ-менеджеров. Сейчас же вхождение CIO в правление компании — обычное явление. И поэтому недолго ждать, когда ИТ-директор будет играть роль не меньшую, чем финансовый или коммерческий директор”, — убежден Борис Славин.

Вывод 2. Сегодня на CIO возлагаются новые обязанности и требуются определенные навыки в области ведения бизнеса

Работа ИТ-директора сегодня включает решение ряда бизнес-задач, а возрастание в ближайшем будущем роли бизнес-обязанностей будет способствовать повышению важности нетехнических знаний.

Как показывает исследование CIO Insight, среди главных задач, решаемых ИТ-руководителями, респонденты в равной степени выделили разработку и реализацию бизнес-стратегий (и некоторых тактических областей) и технологических инициатив. При этом как наиболее важную особенность деятельности CIO сегодня они выделили возможность ИТ-руководителя решать задачи бизнеса и управления и выходить далеко за рамки поддержки ИТ-инфраструктуры, что в прошлом являлось их основной обязанностью. Так, теперь снижение затрат является такой очевидной функцией ИТ-подразделения, что трудно представить себе, что всего несколько лет назад это означало лишь уменьшение ИТ-бюджетов. Однако в настоящее время проникновение ИТ в решение задачи сокращения издержек происходит на стратегическом уровне, когда разрабатываются и реализуются гибридные инициативы “ИТ — бизнес-направление”, которые воздействуют на издержки бизнеса в целом.

К числу других наиболее важных бизнес-задач свыше половины респондентов отнесли стратегическое использование информации и руководство инициативами по проведению корпоративных изменений. Помимо этого значительное число опрошенных назвало разработку и совершенствование бизнес-процессов, обеспечение соответствия между ИТ-стратегией и корпоративной стратегией, а также повышение производительности и эффективности работы сотрудников.

Исследование выявило, что в течение ближайших двух лет число решаемых CIO бизнес-задач будет, по мнению опрошенных ИТ-руководителей, расти более быстрыми темпами по сравнению с технологическими задачами. И это как раз станет тем моментом, когда значимость технологических навыков начнет постепенно уменьшаться, а знания в области бизнеса, наоборот, приобретут критическую важность.

Эту точку зрения целиком и полностью разделяют российские ИТ-руководители, которые полагают, что сегодня в рамках своей деятельности CIO чаще сталкивается с решением бизнес-проблем, нежели с технологическими задачами. “На текущем этапе развития ИТ в целом происходит сближение технологий и бизнес-процессов. Без понимания структуры бизнеса и протекающих в компании бизнес-процессов невозможно их автоматизировать. Более того, при недооценке роли бизнеса в ИТ CIO превращается в директора сервисной службы, обслуживающего компьютерную технику и инфраструктуру”, — подчеркивает эксперт в области автоматизации розничной торговли и член клуба ИТ-директоров 4CIO.ru Ольга Щепунова.

Кроме того, как считает Борис Славин, именно в условиях экономического спада начинает существенно меняться соотношение решаемых CIO бизнес-проблем и технологических задач. “Кризис сдирает с компаний шелуху всякой деятельности, не связанной с решениями для бизнеса. ИТ-директор занимается сегодня технологическими задачами лишь с точки зрения оптимизации затрат, что также является бизнес-задачей. Но в первую очередь необходимо предлагать бизнесу решения для увеличения его эффективности, что и становится основной деятельностью CIO”, — говорит он.

Со своей стороны Константин Круглов уверен, что развитие технологий стимулирует развитие бизнеса: “Расширяясь, бизнес требует от технологий всё большего. Развитие технологий, в свою очередь, открывает для бизнеса новые горизонты, и тогда бизнес в конкурентной борьбе продолжает инвестировать в технологии. Именно это взаимосвязанное и взаимовыгодное развитие и является основным двигателем прогресса”.

Вывод 3. “Гибридный CIO” продолжает еще существовать

Двойственность позиции CIO является следствием подчиненности его положения в течение длительного времени, поэтому маловероятно, что эта позиция изменится, по крайней мере в ближайшем будущем.

В последние годы, как говорится в исследовании, стало очевидным фактом, что ИТ оказывают влияние не только на производительность труда сотрудников, но и на увеличение прибыльности и бизнес-процессы компаний. Именно в силу наличия большого объема административных и операционных функций, возлагаемых на CIO, эта должность подразумевает теперь выполнение разных обязанностей и наличие разнообразных навыков. Более того, позиция ИТ-руководителя становится очень трудной для понимания, и, несомненно, ей практически невозможно соответствовать. На первый взгляд выполняемые CIO повседневные задачи остаются неизменными, но вместе с тем здесь наблюдается новая тенденция — сегодня такой специалист должен уметь не только сочетать технологические возможности с потребностями бизнеса, но и иметь навыки в других, нетехнологичных областях (рис.3).

Как считают респонденты, чтобы разрабатывать стратегии в сфере использования информации или совершенствовать деятельность организации, CIO необходима не только технологическая подготовка (что является фундаментальным требованием). Помимо этого он должен уметь проектировать бизнес-процессы, оценивать их в денежном выражении, обосновывать и толковать их, что, в свою очередь, требует навыков в моделировании и написании документации, а также в финансовой сфере и области продаж.

Эту оценку также разделяют и российские коллеги. Так, по мнению Марины Аншиной, сегодня наиболее важны управленческие навыки и знание теории управления персоналом, его развития, мотивации, создания плодотворной среды для той творческой и одновременно сервисной роли, которую играет в компании ИТ-служба. Сюда она также относит опыт построения и изменения бизнес-процессов (например, в рамках проекта внедрения ERP- или CRM-системы), знание и понимание механизмов управления бизнесом для того, чтобы уметь подняться над интересами ИТ к общекорпоративным интересам, широкие знания современных технологий и желательно собственный опыт как в области разработки и внедрения ПО, так и в области системного администрирования, а также поддержки пользователей.

С ней солидарен Борис Славин, который находит здесь широкий простор для деятельности в будущем: “Теория и практика автоматизированных систем управления — это то, в чем должен быть профессионалом ИТ-директор. Но такая область знаний еще не сформировалась в России: отсутствуют хорошие методические разработки, научная школа, образовательные программы. Пока, к сожалению, основные знания CIO черпает из своего опыта и опыта своих коллег. При этом часто повторяет ошибки, которые уже многие до него совершили. А между тем необходимые знания заложены в стандартах, пропаганда которых в России практически сведена к нулю. Причем бизнес-школы лишь частично решают проблемы формирования навыков и системы знаний CIO”.

Подводя итог, можно сказать, что и американские, и российские ИТ-руководители сходятся в главном и выражают уверенность в том, что, несмотря на недостаточную оценку роли ИТ в современном бизнесе, перед CIO открывается большое будущее.

Версия для печати (без изображений)