7 октября в Центризбиркоме открылась тематическая выставка “Технологическое оборудование для выборов”, приуроченная к единому дню голосования в субъектах РФ 11 октября текущего года.

Представленные в экспозиции технологии уже позволяют проводить выборы не только без бумажных бюллетеней, но и без избирательных участков как таковых. Однако в реальности нам, похоже, еще долго придется выражать свое гражданское мнение при помощи шариковой ручки.

Информатизацию отечественной избирательной системы можно рассматривать в разных плоскостях. Базисом ее инфраструктуры сейчас является Государственная автоматизированная система (ГАС) “Выборы”. В своем нынешнем виде она была сдана в эксплуатацию  в 2003 г., но уже сейчас ведется ее серьезная модернизация, которая должна завершиться к 2011 г. Темпы развития вроде бы налицо, однако для рядового избирателя ситуация практически не меняется. Окончательные результаты выборов теперь не нужно ждать неделями, но само голосование за крайне редкими исключениями проходит по старинке.

В последние годы эти исключения были обусловлены использованием двух типов систем, представленных на выставке. Первая из них — комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ), который включает в себя сканирующее устройство, накопитель документов, ПО и средства вывода результатов — модем и принтер.

КОИБы используются с 2003 г., и если верить официальной статистике, через них за это время проголосовало более 10 млн. человек. Цифра на первый взгляд внушительная, однако КОИБ лишь с большой натяжкой можно назвать массовым устройством: 1100 штук находится в распоряжении Федерального центра информатизации (ФЦИ) при ЦИК и еще 1000 — в Московской избирательной комиссии.

Наверняка данный комплекс весьма серьезно облегчает жизнь членам избиркомов, но самому избирателю от этого скорее всего ни тепло, ни холодно. С тем же успехом он может опускать бюллетень в обычную урну — заполнять бумажный документ приходится, как и раньше.

Принципиально иным устройством обладает комплекс для электронного голосования (КЭГ). По сути это компактный терминал с сенсорным экраном. Несмотря на то что в нем используется бумажная лента для дублирования результатов, записываемых на флэшку, сам избиратель с бумагой уже дела не имеет. Казалось бы, на фоне общенационального курса на переход к электронному документообороту КЭГи (или подобные им системы) давно уже должны были бы получить зеленый свет. Однако выясняется, что все не так просто.

По словам начальника управления эксплуатации и развития ГАС “Выборы” ФЦИ при ЦИК Александра Попова, сейчас возможность проведения электронного голосования регламентируется федеральным законом об основных гарантиях избирательных прав граждан. В июле 2005 г. в нем появилась статья, допускающая такую форму волеизъявления граждан в ходе тех или иных выборов (по решению Центризбиркома). Правда, реализована она может быть не более чем на 1% избирательных участков (нижнее ограничение — 5 штук).

Истинную причину, побудившую законодателей ввести именно такие рамки, в ФЦИ назвать затруднились. С точки зрения г-на Попова, речь может идти о том, что 1% — это величина, которая принципиально не влияет на общий ход избирательного процесса, и в ее рамках допустимы эксперименты. Для того чтобы избирательная система адаптировалась к тем или иным новшествам, должно пройти определенное время. (Тут г-н Попов напомнил, как в эпоху первых электронных калькуляторов люди недоверчиво перепроверяли их показания на счетах или вручную на бумажке).

Насколько ФЦИ по силам преодолеть сейчас общее естественное недоверие, вопрос сложный. С одной стороны, ресурсов центра явно недостаточно, чтобы заниматься популяризацией в среде простых избирателей. В настоящий момент он способен единовременно оборудовать всего пять участков (тот самый вышеупомянутый минимум) комплексами по пять рабочих КЭГов (потенциально система рассчитана на девять) и по два КЭГа-тренажера, на которых граждане могут просто потренироваться.

С другой стороны, решающее значение для того, чтобы безбумажная форма голосования получила массовое распространение, будет иметь мнение чиновников, а не электората. В этом отношении, как уверяет г-н Попов, у КЭГов за время работы ни разу не было сбоев и каких-либо несоответствий при проверке подсчитанных голосов. Тем не менее какой-либо достоверной информацией о том, что в ближайшее время в вышестоящих инстанциях будет принято принципиальное решение и начнется массовое производство КЭГов, г-н Попов не располагает.

Следующей технологической ступенью развития избирательной системы является формат удаленного голосования, когда у избирателя вовсе нет нужды лично приходить на участок. Технологии, способные обеспечить подобные выборы, в нашей стране уже разработаны и вполне активно тестируются с конца прошлого года. (Эксперименты проходят в рамках реальных выборов, но их результаты, разумеется, юридической силой не обладают.)

На выставке были представлены комплексы для голосования с помощью социальной платежной карты и с использованием мобильной связи. Раньше в своих экспериментах ЦИК использовала также технологию голосования через Интернет при помощи защищенных компакт-дисков, но, похоже, сейчас она в Центризбиркоме вызывает меньше всего энтузиазма. Во время ее тестирования сервер ЦИК, по утверждению его специалистов, подвергся массовым хакерским атакам. Их отбили, но, видимо, заниматься этим постоянно ни у кого особого желания нет.

Из оставшихся двух технологий с точки зрения потенциальной готовности населения (ЦИК проводил на эту тему неформальные исследования) наиболее популярно голосование по мобильному телефону. С позиции же безопасности и простоты идентификации избирателя идеальным вариантом являются социальные карты. Причем если планы чиновников по созданию единой унифицированной карты гражданина России когда-нибудь реализуются, ЦИК сможет использовать для голосования готовую предельно защищенную инфраструктуру (платежные терминалы).

Несмотря на активно проводимые эксперименты и на благосклонное к ним отношение первого лица государства, легитимизация удаленных выборов — дело весьма не близкого будущего. Предстоит решить массу реальных (а не надуманных, как в случае с КЭГами) технических и организационных проблем. Так что пока истинный уровень технологичности нашей избирательной системы наглядно демонстрирует подборка экспонатов на выставке Центризбиркома. Наряду с описанным здесь оборудованием примерно половину экспозиции занимают “высокотехнологичные” и “экологически безопасные” избирательные урны и ширмы.

Версия для печати (без изображений)