Финансовые результаты IBM в глобальном масштабе показывают, что корпорация довольно успешно преодолевает “черную полосу”мирового финансового кризиса он. А как обстоят дела компании в России? Об этом с директором по продажам программного обеспечения IBM в России и СНГ Леонидом Алтуховым беседует обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: Хотелось бы начать разговор с общей оценки ситуации на российском ИТ-рынке за прошедший кризисный год. Как она развивалась за эти двенадцать месяцев? Какие качественные изменения вы бы отметили в первую очередь?

Леонид Алтухов: Наверное, тут я не открою Америки, поскольку ход событий постоянно отслеживался наблюдателями, в частности в вашем еженедельнике. То, что это действительно серьезный кризис, который коснется всех, стало понятно в первой половине прошлой осени. Реакция на это заказчиков последовала почти незамедлительно, в том числе в виде замораживания долгосрочных проектов, но все же у многих еще была надежда, что проблема рассосется довольно быстро. В начале нового года уже не оставалось сомнений в том, что быстро не “рассосется”, и на рынке наблюдалась реальная растерянность — что же делать дальше? Весной началось повышение деловой активности, участники рынка — и заказчики, и ИТ-компании — помимо поддержки своей текущей деятельности перешли к решению задач развития в новых экономических условиях. Лето — традиционное время затишья на ИТ-рынке, так было и сейчас. Но в отличие от прошлых лет для многих предприятий это было не просто время сиесты, а довольно напряженный период подготовки к дальнейшей работе. Тем более что в августе появились первые признаки завершения “черного” периода жизни мировой экономики.

Я повторю банальную истину: состояние ИТ-отрасли зависит от общеэкономической ситуации. Положительное следствие кризиса — к деньгам все стали относиться более бережно. Если раньше одной из главных задач CIO было освоение выделенного ему бюджета, то сейчас во главу угла ставится эффективность. Дело даже не в том, что бюджет сократился. Подавляющее число предприятий перешло на принципиально иную схему финансирования ИТ с ориентацией на реализацию проектов, преследующих конкретные бизнес-цели.

Раньше денег было много, поэтому организации вполне могли позволить себе просто выделять ИТ-бюджет, порой не очень четко представляя, на что он будет потрачен. Сейчас деньги дают только под конкретные работы, которые нужно обосновывать, а потом по ним строго отчитываться. Причем довольно часто, приняв аргументы, подтверждающие пользу данного проекта, руководство компании ставит перед ИТ-подразделением дополнительную задачу: “Давайте попробуем его выполнить за половину запрошенных вами средств”.

Второй момент, необычный для ИТ-поставщиков, заключается в том, что если раньше в корпоративных тендерах они конкурировали между собой (какие конкретно технологии выберет заказчик для реализации проекта), то теперь им приходится соревноваться с не-ИТ-проектами.

PC Week: Что ж нового в этой ситуации? У заказчика всегда был ограниченный объем денег, и нужно было выбирать, на что их тратить.

Л. А.: Вот пример. Заказчику надо решить, на что ему потратить финансовые средства: обновить ИТ в центральной офисе или открыть новые магазины в перспективном регионе. Так было и есть всегда. Но раньше ИТ-поставщик подключался к тендеру, когда клиент уже принимал решение о начале ИТ-проекта и вопрос стоял только о выборе конкретного варианта его выполнения. А сейчас ИТ-компания участвует на раннем этапе обсуждения и должна доказать свои преимущества обновления ИТ по сравнению с созданием магазинов. Согласитесь, это необычная для ИТ-бизнеса и для ИТ-директора заказчика постановка задачи.

PC Week: Вам не кажется, что кризис в сфере ИТ в России ощущался сильнее, чем в других странах мира? Посмотрите: наши аналитики говорят о падении объемов на 20, 30 и даже более процентов, в то время как общемировые показатели глобальных ИТ-компаний снизились на 5—15%.

Л. А.: Это довольно сложный вопрос, на который лучше отвечать специалистам по макроэкономике. Но я в целом согласен. Здесь, конечно, играет роль общая структура экономики: там она давно выстроена, а у нас находится в процессе формирования. Но есть еще и чисто психологический аспект: они там живут в условиях рыночной экономики уже очень давно, хорошо знают не только ее плюсы, но и минусы. Поэтому чрезмерно ситуацию не драматизируют, а просто работают над ее преодолением.

PC Week: Но сейчас вроде бы стали говорить, что у кризиса “появился свет в конце туннеля”. Может быть, мы скоро вернемся к старым добрым временам?

Л. А.: К добрым — наверняка вернемся, а к старым — не уверен. Объемы выделяемых на ИТ денег со временем, конечно, восстановятся. А структура расходов и принципы принятия решений при реализации ИТ-проектов, скорее всего, изменятся. Например, крупные заказчики, которые раньше были известны выполнением мегапроектов, когда результат можно было ожидать по истечении двух-трех лет, теперь предпочитают продвигаться относительно небольшими шагами с достижением на каждом этапе конкретного результата. Речь по сути идет о практической реализации идеи о связи ИТ и бизнеса, необходимости получения делового эффекта от затрат на ИТ, о чем много говорилось в последние два-три года. Но если раньше это воспринималось многими как идеалистические пожелания, то теперь это становится практикой, которая — я в этом почти убежден — сохранится во времена будущего благополучия в экономике.

Соответственно меняется и политика ИТ-поставщиков. Например, сейчас мы уделяем повышенное внимание обоснованию экономической эффективности предлагаемых проектов и демонстрации получаемых бизнес-результатов.

PC Week: Каковы ваши оценки развития ситуации на российском ИТ-рынке до конца текущего года?

Л. А.: Думаю, что такой прогноз не сможет дать никто, кто хоть как-то отвечает за свои слова. Мы зависим от общего состояния экономики, но мне кажется, что если не произойдет чего-то экстраординарного, то к новому году мы увидим реальной процесс восстановления ИТ-рынка.

Но я хотел бы еще раз подчеркнуть: возврата к старой модели инвестиций в ИТ-проекты не будет. Теперь будут работать только очень прагматичные схемы — финансирование ИТ должно давать понятный бизнес-результат, причем в короткие сроки.

PC Week: Вы сказали, что Россия переживает кризис острее, чем это происходит в Европе и США. Не будет ли следствием этого снижение интереса IBM к нашей стране?

Л. А.: Я почти уверен, что все произойдет (и происходит) с точностью до наоборот. Кризис как раз повысил интерес глобальных ИТ-поставщиков к развивающимся рынкам БРИК. В этом плане можно привести вот такой пример: в последнем годовом отчете IBM среди очень ограниченного числа ссылок на реализованные проекты впервые прозвучало имя Центрального Банка России.

PC Week: Давайте перейдем от обсуждения общих вопросов к конкретным делам вашей компании. Софтверное направление IBM в глобальном масштабе продемонстрировало очень неплохую устойчивость. По итогам первого полугодия произошло снижение доходов на 7,3% по сравнению с тем же периодом годом ранее, но это не так плохо на фоне общеотраслевых проблем и дела здесь обстоят лучше, чем на других направлениях деятельности компании. А что можно сказать о ситуации в России?

Л. А.: В целом мы считаем, что IBM была в принципе готова к кризису, точнее говоря, к новым более жестким экономическим условиям. Если вы посмотрите немного назад, то увидите, что тезис о нацеленности ИТ на бизнес-результаты был центральным в нашей маркетинговой политике уже довольно давно. То, к чему призывала наша компания, сегодня становиться обычной практикой в силу объективной реальности. При этом я хочу обратить внимание на то, что мы не просто занимались увещеваниями заказчиков и партнеров “работать правильно”, но и предлагали вполне конкретные вещи для реализации этой концепции — продукты, рекомендации, методики и пр. Можно даже сказать, что в какой-то мере кризис помог нам, поскольку наши слова о том, что мы продаем что-то полезное именно для бизнеса, стали слушать, а не пропускать мимо ушей.

Сегодня бизнес требует от CIO не просто освоения отпущенных ему средств, а получения конкретного делового результата, и мы можем помочь ИТ-директору правильно построить свою работу в новых условиях.

PC Week: В программной линейке IBM имеется очень большой спектр решений разных направлений. Как повлиял кризис на востребованность тех или иных продуктов?

Л. А.: IBM ориентируется в своей деятельности на работу с корпоративным сектором, имея под ним в виду предприятия всех размеров — от гигантских до самых небольших. При этом мы много лет расширяли набор своих софтверных предложений, в том числе за счет приобретений, и общая логика нашего развития определялась изменением потребностей заказчиков. Правильность стратегии компании, хорошее понимание ею рыночных тенденций успешно прошли проверку кризисом: в нынешних условиях особо повышенным интересом на рынке пользовались появившиеся незадолго до этого в нашем арсенале такие продукты, как средства бизнес-аналитики (Cognos) и ПО для управления активами и бюджетирования (Maximo).

PC Week: А вы успели вывести эти продукты на российский рынок? Все же к нам новые приобретения западных компаний приходят не очень быстро.

Л. А.: Не могу сказать, что все было идеально сделано, но в целом — да, успели. Причем речь идет не только о приобретениях, но и о новых продуктах наших традиционных продуктовых решений, в частности семейства WebSphere. В качестве примера я могу привести, скажем, Business Process Manager, который занял хорошие позиции в автоматизированных системах в банковской сфере. Очень удачным для корпорации стало приобретение Cognos. У этой компании уже были неплохие позиции в нашей стране, и мы успели расширить присутствие здесь этой категории продуктов, опираясь на нашу партнерскую сеть.

Мне кажется, что к моменту начала кризиса мы имели очень сбалансированный спектр продуктовых предложений. Если бы финансовые глобальные проблемы случились на два-три года раньше, то нам было бы тяжелее работать на рынке.

Замечу также, что изменился характер ИТ-проектов — заказчикам нужно получать ощутимые результаты не спустя два года после начала работ, а уже через один-два месяца. А наш подход модульной реализации продуктов позволяет клиентам проводить достаточно быстрое внедрение того функционала, который им нужен именно сейчас. Например, проект внедрения средств бюджетирования на технологиях Cognos действительно делается буквально за три недели.

PC Week: Но с выводом такого продукта, как FileNet для управления документами, вы, кажется, не очень торопились.

Л. А.: FileNet — это платформа, для продвижения которой спешка не нужна. У IBM исторически достаточно сильные позиции в России в области средств документооборота на базе семейства Lotus. У наших партнеров есть хороший набор прикладных решений на основе Lotus Notes и Lotus Domino. Сейчас некоторые из них осваивают FileNet в рамках выполнения заказных проектов, после чего могут появиться и тиражные продукты.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)