Занимаясь перспективными разработками “умных” мобильных устройств, сотрудники Nokia Research Center обращают пристальное внимание на формирование экосистемы для внедрения новых сервисов и технологий. Именно для этого компании Nokia и Nokia Siemens Networks активно сотрудничают с ведущими российскими техническими вузами. О перспективных проектах, разработках и деятельности исследовательских лабораторий в нашей стране Сергей Баландин, ведущий научный сотрудник Исследовательского центра Nokia, глава программ университетского и научно-исследовательского сотрудничества в России и СНГ, рассказал научному редактору PC Week/RE Максиму Букину.

PC Week: В последнее время вы усиливаете активность в России совместных образовательных и исследовательских учебных программ. Какова ваша основная мотивация в подобных проектах?

Сергей Баландин: Изначально программа FRUCT (Finnish Russian University Cooperation in Telecommunications) и программа межвузовского сотрудничества были созданы как часть программы социальной ответственности корпорации Nokia в России. Мы основывались на том, что поддержка в области образования и науки не менее необходимы для российского общества, чем дотации или благотворительные акции. У развиваемых нами R&D-проектов никогда не было задачи достичь окупаемости — скорее, это были и есть проекты свободного научного поиска в перспективных областях науки, которые интересны нам и партнерам из университетов. Между тем некоторые из созданных центров компетенции все-таки уже вышли на уровень самоокупаемости или близки к этому. Замечу, что все созданные лаборатории получают базовую финансовую поддержку от Nokia и Nokia Siemens Networks, а некоторые центры, например, лаборатория беспроводных и мобильных технологий в Петрозаводском государственном университете, также получают значительную финансовую поддержку непосредственно от вуза.

PC Week: Каково количество исследовательских проектов, о каких результатах можно говорить в настоящий момент?

С. Б.: Пока у нас шесть команд исследователей в России, общее число частично или полностью занятых сотрудников и студентов составляет около 80 человек. Основной исследовательский потенциал сосредоточен в Санкт-Петербурге. Здесь мы работаем с государственным университетом аэрокосмического приборостроения (ГУАП), где есть лаборатории ГУАП-Nokia Embedded Networks и ГУАП-Nokia Mobile S&S; государственным электротехническим университетом ЛЭТИ (лаборатория Open Source Software). Также мы поддерживаем связь с Университетом телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича и Санкт-Петербургским государственным университетом. Среди наших FRUCT-партнеров в других регионах — Московский технический университет связи и информатики, Петрозаводский государственный университет, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского, Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики, Новосибирский государственный университет, Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, Технологический институт Южного федерального университета в Таганроге. Как видно, охват регионов весьма значительный.

У каждой научной лаборатории есть одно или несколько доминирующих фокусных направлений — все зависит от ее величины. Наша старейшая лаборатория, на базе ГУАПа, к примеру, участвует в проектах по созданию новой протокольной архитектуры для внутренней связи в мобильных устройствах (Embedded Networks). Именно на основе этих проектов, выполняемых объединением исследовательских команд со всего мира, через 5—7 лет будут строиться архитектуры большинства мобильных устройств. В частности, эта лаборатория участвует в работах над проектом UniPro (аналогом компьютерной шины PCI для мобильных устройств. — Прим. ред.), который в настоящий момент стандартизуется в MIPI (Mobile Industry Processor Interface Alliance). При этом ГУАП — это единственный университетский партнер UniPro в глобальном масштабе: получить подобный статус удалось благодаря постоянному обмену знаниями между специалистами Nokia и университета. Эта лаборатория в ГУАП уже вышла на самоокупаемость за счет прямых контрактов с MIPI, но и нам такое сотрудничество тоже выгодно — таким образом мы развивает экосистему для будущего рынка “умных” мобильных устройств.

Лаборатория, находящаяся в Петрозаводске, занимается созданием Open Source ПО для Maemo (мобильная ОС, разработанная Nokia на базе Linux. — Прим. ред.). Сейчас эта лаборатория занята формированием российского Maemo-коммьюнити и участвует в глобальных проектах. Кстати, эта же лаборатория подготовила обучающий курс по Maemo на русском языке — его уже читают в ПетрГУ, а также мы договариваемся о введение данного курса еще в нескольких российских вузах.

PC Week: Участвуют ли российские лаборатории в исследованиях для Nokia Research Center на ближайшую перспективу, выполняют ли какие-либо оперативные заказы?

С. Б.: Разумеется, есть и такое сотрудничество — часть лабораторий работает с нашими подразделениями R&D в Финляндии. Например, одна группа из Санкт-Петербурга ведет работы по тестированию Maemo-приложений. Есть группа в Петрозаводске, которая помогает нашим исследователям в разработке элементов для ядра платформы M3 (multipart, multidevice & multivendor — это тоже проект Open Source. — Прим. ред.).

Кроме того, некоторые исследования и приложения для M3 мы создаем в сотрудничестве с лабораторией Санкт-Петербургского института информатики и автоматизации РАН (СПИИРАН). Кроме того, с этим же исследовательским центром мы сотрудничаем над развитием проекта Smart Room (сразу хочу оговориться что ключевыми игроками в этом проекте являются непосредственно сам СПИИРАН и Российский фонд фундаментальных исследований), посвященный технологиям будущего для управления информационным пространством пользователя, например, дома, в офисе, производственных помещениях и т. д. Интересно, что центром такой “персональной вселенной”, на наш взгляд, будет не какой-то специальный смартфон/коммуникатор или интернет-планшет, а любое мобильное устройство, на которое пользователь может поставить необходимое ему ПО.

Есть и более локальные результаты. К примеру, в новом Nokia N97 предустановлено шесть виджетов, из них два (для доступа к LiveJournal и сайту газеты “Ведомости”) сделали в нашей совместной лаборатории в ГУАП.

PC Week: Каким вам представляется будущее подобного научного сотрудничества?

С. Б.: Взаимодействие с российскими вузами — это механизм, который позволяет создавать научные коллективы для работы над наиболее интересными и перспективными направлениями развития локальной и глобальной экосистемы как в области исследований, так и в разработках. Соответственно у нас нет задачи забирать “к себе” профессоров, научных сотрудников и студентов соответствующих центров — напротив, мы поддерживаем, чтобы они оставались в своих научных центрах. С одной стороны, нам не надо содержать огромный штат сотрудников. С другой, это позволяет формировать ядро специалистов, знающих и положительно настроенных к нашим передовым технологиям.

PC Week: Одно из ключевых направлений разработок Nokia Research Center — это Smart Spaces. Как бы вы определили это понятие для мобильных устройств?

С. Б.: Можно сказать, что этим термином признается факт конвергенции между различными типами устройств и ПО. Это связано с потребностью вовлечения различных типов устройств в предоставление тех или иных сервисов (кроссплатформенность сервисов. — Прим. ред.). Это позволит обеспечить непрерывность сервиса видеостриминга с использованием плазменной панели, мобильного устройства, экрана, установленного в автомобиле, и т. д. — то есть система сама отслеживает перемещения пользователя и предлагает ему наиболее качественный и удобный способ получения информации. Nokia в настоящее время активно работает над созданием открытой платформы для разработки таких решений. На базе создаваемой платформы M3 нет необходимости разрабатывать все элементы сервиса заново, наоборот, это решение ориентировано на максимальное использование уже существующих сервисов. Причем, все разработчики для M3 (SDK для создания M3-приложений вышла в начале сентября как Open Source проект. — Прим. ред.), смогут использовать их для различных видов решений, от сервисов для ПК, смартфонов и коммуникаторов, до систем работы с компьютерами автомобилей и т. д. (но эту часть функциональности еще предстоит добавить).

Основное отличие сервисов на базе Smart Spaces от классических состоит в том, что за счет анализа профайла пользователя (так называемое “дерево знаний”. — Прим. ред.), общего контекста ситуации, методов дедуктивного вывода система сама может проактивно предлагать сервисы пользователю. Например, сегодня бизнес-пользователи применяют специальные планировщики расписания, и синхронизируют эти данные с помощью центрального сервера своей компании. Но уже в течение ближайших полутора лет можно ожидать на рынке решения, когда при планировании встречи в другом городе будет осуществляться автоматический заказ билетов, отеля и автомобиля с просчетом оптимального маршрута — информационная система сама учтет график перелетов, стыковки, продолжительность маршрута и т. д.

Те сервисы, которые интересны бизнес-пользователям в приложении к Smart Spaces, постепенно выкристаллизовываются из общей массы ПО. Одно из ключевых направлений — сервисы поддержки проактивной информированности пользователя, связи с помощью различных технологий информирования о наличии и анализ полезных личных сообщений и общих объявлений, при этом мы говорим о качественно новом уровне бизнес-сервисов, по сравнению с тем же push e-mail.

Причем сбор, обработка и хранение необходимой информации для организации подобных услуг будет осуществляться непосредственно устройствами самого пользователя, и тем самым эта информация будет находиться под постоянным физическим контролем владельца, что является абсолютно критическим требованием учитывая специфику высоких требований сохранения приватности. Также с разрешения пользователя, участие в процессе сбора и обработки информации могут принимать и третьи стороны, например операторы связи, специальные контент-провайдеры, равно и крупные организации для своих сотрудников. Кроме того, с помощью M3 данные можно “прокачивать” как по беспроводным, так и по фиксированным линиям различных типов (количество поддерживаемых протоколов связи постоянно возрастает). Кстати, в настоящий момент базовые реализации M3 существуют под Linux, Maemo, Symbian и Android. Мы не будем против, если M3 будет адаптирована, скажем, для Windows Mobile силами сторонних разработчиков. Для развития экосистемы это будет только плюсом.

PC Week: О каких ключевых отличиях Maemo от Symbian можно говорить?

С. Б.: Maemo — это, по сути, система с Linux-основой, и в продолжение одной из предыдущих тем, мы можем рассматривать ее в том числе как “мостик” для конвергенции между мобильными устройствами и ПК. Да, для разработчиков здесь много нового — есть специфика в работе с пользовательским интерфейсом, радиочастью, с энергопотреблением мобильных устройств, но ядро системы уже хорошо известно, а значит базовые принципы разработки софта остаются более привычными для сторонних разработчиков. Это также должно помочь стирать границы между различными типами устройств — портировать приложения или создавать конвергентные проекты “ПК-смартфон” становится гораздо проще. Symbian, была революционной ОС, которая позволила решить множество проблем с энергопотреблением, интерфейсом мобильных устройств и т. д. На мой взгляд, Maemo — это следующий большой шаг, попытка учесть все положительные стороны Symbian и Linux для ПК и сочетать их с новыми требованиями, которые с самого начала закладываются в новой системе (к примеру, работа с touch screen в мобильных устройствах. — Прим. ред.).

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)