В 2008 г. около 6 млрд. долл. (при обороте 103,6 млрд. долл.) Голубой гигант потратил на поддержку деятельности 40 своих исследовательских лабораторий (старейшая из которых ведет свою историю с 1911 г.). Одна из них — Российская лаборатория систем и технологий IBM (Russian Systems and Technology Lab, RSTL) — находится в Москве, недалеко Института космических исследований РАН.  Два года назад  предполагалось, что за три года в ее развитие будет инвестировано 40 млн. долл., а численность сотрудников достигнет 200 человек.

Однако неожиданно для всех разразился мировой финансово-экономический кризис. Как он повлиял на деятельность RSTL? “Не очень сильно, — утверждает ведущий эксперт по технологиям и инновациям IBM в России Анджей Аршавский. — Ни один сотрудник этой лаборатории не был уволен. Кризис выразился лишь в том, что развитие лаборатории идет не такими темпами, как это планировалось раньше. В частности, ныне ее штат составляет 130 человек, т. е. находится на докризисном уровне. На докризисном уровне осуществляется и финансирование работ, проводимых в данной лаборатории”. По некоторым данным, не сократились и расходы Голубого гиганта на финансирование исследований и разработок (R&D) и в мировом масштабе. Предполагается, что в нынешнем году они составят примерно такую же сумму, что и в прошлом.

При этом исследования, проводимые лабораториями IBM, охватывают очень широкий спектр проблем: нанотехнологии, автоматизация перевода текстов, диагностика болезней, говорящий интернет, управление интеллектуальной собственностью и т. д. С научной точки зрения наибольший интерес представляют, пожалуй, ведущееся в Цюрихе (IBM Research Zurich) изучение возможности создания молекулярных компьютеров, т. е. таких компьютеров, в которых роль транзисторов и элементов памяти играют специально выращенные молекулы. Исследователь IBM Research Zurich Фабиан Мон (Fabian Mohn) отмечает, что уже давно специалисты Голубого гиганта научились не только видеть отдельные атомы и составленные из них молекулы, но и перемещать их в пространстве, выкладывая из них те или иные фигуры.

Теперь же специалистам исследовательской лаборатории в Цюрихе удалось получать точные изображения различных молекул. Это стало возможным благодаря изобретенному в IBM атомному силовому микроскопу (AFM, Atomic Force Microscope), который является разновидностью туннельного микроскопа и способен работать с непроводящими материалами, используя различные взаимодействия, в частности силы химического взаимодействия. Кроме того, удалось сделать кончик иглы этого микроскопа толщиной в один атом путем присоединения к нему молекулы CO, которая вытянулась по направлению иглы. В качестве иллюстрации этого достижения приводим сделанную с помощью AFM фотографию молекулы пентоцена. Длина этой молекулы составляет около 1,4 нм, она состоит из 22 атомов углерода и 14 атомов водорода. Цвет на фотографии отражает силу взаимодействия иглы AFM с поверхностью молекулы, которая отображается на картинке произвольной гаммой цветов.

В RSTL такого рода эксперименты не осуществляются — они требуют особым образом спроектированных зданий и уникального оборудования. Но и у нее в этом году есть заметные достижения. Одно из них — получение патента в области обеспечения конфиденциальности персональных данных и аутентификации пользователей. Для RSTL это первый патент. Следует отметить, что в 2008 г. IBM в целом получила 4186 патентов, то есть на одну исследовательскую лабораторию IBM в среднем пришлось более ста патентов.

Выйдет ли когда-либо RSTL примерно на такой же уровень “плодовитости”? “Основная масса исследовательских лабораторий IBM существует уже многие годы (их средний возраст выше 35 лет), и в них сформировались темы и направления, в которых сотрудники специализируются очень глубоко и давно, — отмечает Анджей Аршавский. — Для российской лаборатории большим успехом является сам факт начала активной деятельности в этом направлении. Я думаю, через пять-семь лет мы сможем выйти на общемировой уровень. Кроме того, RSTL является чуть ли не самой маленькой лабораторией IBM в мире. Многие более старые лаборатории насчитывают от 1500 до 6500 специалистов. Даже небольшие лаборатории в Швейцарии, Англии и Польше имеют более 250 сотрудников. Казалось бы, по количеству людей мы можем иметь в среднем до 50 патентов в год. Но это не может быть правильным способом подсчета, так как изобретательский потенциал растет нелинейно. Так что при нынешнем размере лаборатории очень хорошим уровнем будет уже 10 патентов в год”.

Версия для печати (без изображений)