В ноябре прошлого года Технический комитет по стандартизации “Информационные технологии” (ТК22) возглавил Сергей Головин. Предлагаем вниманию читателей беседу с ним Эдуарда Пройдакова, редакционного директора группы ИТ-изданий “СК Пресс”.

Эдуард Пройдаков: Давайте начнём с предыстории — как вы пришли в ТК22?

Сергей Головин: Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) большое внимание уделяет вопросам стандартизации. В составе союза имеется комитет по стандартизации, техническому регулированию и оценке соответствия. Это активно действующий комитет. Накопленный опыт работы вызвал необходимость создания при нем межотраслевых советов. Сейчас образовано несколько таких советов, которые специализируются в области строительства, нефтегазового комплекса, металлургии и т. д. Мне в рамках РСПП было предложено создать и возглавить межотраслевой совет в области информационных технологий (МСовИТ). В своей работе мы тесно сотрудничали и сотрудничаем с Ростехрегулированием, в частности заместитель руководителя этой организации С. В. Пугачев входит в состав совета. Со временем и в РСПП, и в Ростехрегулировании стало ясно, что требуется большая консолидация деятельности МСовИТ и ТК22. В связи с тем, что предыдущий руководитель ТК22 Аскольд Пьявченко, который практически создал этот комитет и долгие годы его возглавлял, решил уйти по возрасту, мне было предложено занять эту должность. И сейчас две структуры работают синхронно. Но если ТК22 — это фабрика по производству стандартов, то МСовИТ — орган, формирующий предложения по технической политике в области ИТ-стандартизации.

Э. П.: Как вы оцениваете современное состояние стандартизации в области ИТ в России и за рубежом?

С. Г.: Сейчас в мире в рамках международной организации по стандартизации (ИСО) принято более 2000 международных стандартов в области ИТ, причем они обновляются или пересматриваются каждые пять лет. Это действующие стандарты — они принимаются совместно несколькими десятками стран. Такая деятельность хорошо финансируется как из взносов членов ИСО, так и за счет бизнеса, активно поддерживающего разработку таких стандартов. Можно сказать, что система работает.

У нас ситуация в этой области гораздо хуже. По 35-му разделу общероссийского классификатора стандартов (Информационные технологии. Машины конторские) официально зарегистрировано около 500 стандартов. Среди них есть такие, которые не пересматривались более 20 лет. ИТ-стандартов, которые разрабатывались или пересматривались менее пяти лет тому назад, всего около 4% от общего количества ИТ-стандартов ИСО.

Государство эту деятельность финансирует слабо, бизнес в ней практически не участвует. То есть система не работает.

Следует отметить, что со стороны государства принимается ряд серьезных мер, направленных на изменение такой ситуации. Прежде всего это принятые в конце декабря изменения в ФЗ “О техническом регулировании”, главным образом связанные с упрощением процедур принятия технических регламентов и придания зарубежным стандартам статуса, который позволит официально применять их отечественным предприятиям.

На совещании в Липецке Президентом РФ даны указания о внесении изменений в налоговое законодательство, позволяющее относить финансирование стандартов в затраты.

Всё это вместе взятое позволит бизнесу более активно участвовать в создании современных стандартов в необходимом количестве.

Э. П.: Не возникает ли здесь ситуация, когда бизнес проплачивает принятие того или иного стандарта?

С. Г.: Конечно, бизнес оказывает определенное влияние. Но не надо забывать, что эти стандарты носят добровольный характер и их принятие санкционируется большинством стран — членов ИСО, причем это не простое голосование, а длительная работа по поиску компромисса. Это выработка единой технической политики, а такая политика, как показала практика, экономически выгодна. И если бизнес своими деньгами помогает такой работе, то ничего плохого в этом нет.

Э. П.: Наверное, это зависело от отрасли народного хозяйства, но опыт моей работы в Минприборе показал, что система ГОСТов с её обязательностью (и уголовным наказанием за неисполнение) была довольно косной и очень мешала появлению новых изделий, по крайней мере в области вычислительной техники, где степень новизны опережает нормативы, зафиксированные в стандартах. Поэтому я всегда говорю, что стандарты подчиняются известной теореме Котельникова о выборках.

С. Г.: Практика показала, что обязательность всех стандартов не является положительным фактором. Должно быть разумное сочетание обязательных и добровольных стандартов. Обязательные стандарты должны обеспечивать безопасность и взаимопонимание, исключать введение потребителя в заблуждение. Недаром врачи до сих пор выписывают рецепты на латыни, и у вас их примут в любой стране мира.

Добровольный стандарт — это накопленный опыт. При научно-техническом прорыве добровольный стандарт не ограничение, поскольку он добровольный. Во всех остальных случаях применение такого стандарта является гарантией, что твоя продукция будет на определенном уровне. Это гарантия как исполнителю, так и, что более важно, заказчику, которому трудно быть компетентным во всех вопросах.

К сожалению, этот накопленный опыт популяризируется у нас плохо. Из более чем 2000 международных ИТ-стандартов ИСО около 1500 не переведены на русский язык, и здесь нужно принимать самые действенные меры.

Решению этой задачи могут способствовать те изменения, которые внесены в декабре 2009 г. в ФЗ “О техническом регулировании”. Данные изменения позволяют применять ускоренную процедуру легитимизации зарубежных стандартов для официального применения в нашей стране. Этим законом определена ключевая роль технических комитетов по стандартизации, в том числе в области информационных технологий — ТК22. Без положительного решения технического комитета по стандартизации такой зарубежный стандарт у нас официально применяться не может.

Э. П.: Расскажите, как координируется работа ТК22 с СТК1 ИСО/МЭК.

С. Г.: В приказе руководителя Ростехрегулирования определено, что на ТК22 возлагаются функции постоянно действующего национального рабочего органа СТК1 ИСО/МЭК, поэтому сначала несколько слов об этом комитете.

Две мощные организации в области стандартизации — международная организация по стандартизации (ИСО) и Международная электротехническая комиссия (МЭК) — создали объединённый технический комитет в области ИТ, который называется JTС1, или по-русски СТК1. Более 20 лет он был единственным, и только в прошлом году появился СТК2, работающий в области энергосбережения.

Наша страна, к сожалению, в СТК1 входила на правах наблюдателя: мы получали информацию, но наше мнение имело лишь совещательный характер. С 1 декабря прошлого года мы стали полноправным членом этого комитета и наш голос стал решающим, а не совещательным.

Это налагает определенные права и обязанности. Прежде всего мы имеем более сильную позицию при обсуждении международных ИТ-стандартов на всех этапах их создания, от решения вопроса, нужна ли разработка такого стандарта вообще, до принятия разработанного стандарта. Но одновременно это обязательства в активизации собственной деятельности, в практическом обсуждении абсолютно всех вопросов, рассматриваемых в СТК1 ИСО/МЭК. Естественно, что планирование всех работ координирует СТК1, но с участием всех его членов, в том числе и России.

Э. П.: Что это может дать нашим предприятиям?

С. Г.: Сразу хочу заметить, что “кухня” обсуждения и принятия международных стандартов в области ИТ открыта только для членов СТК1 ИСО/МЭК, а в России, соответственно, для организаций — членов ТК22. Так вот, они получат следующие преимущества: те, кто не является членом того или иного технического комитета по стандартизации, получают информацию о новых международных стандартах только в момент их принятия. Члены ТК получают её с самых первых шагов обсуждения нового стандарта и могут прогнозировать свою техническую политику. Во-вторых, члены ТК могут активно участвовать в формировании новых международных стандартов, выдавая свои замечания и отстаивая свою позицию. В-третьих, члены ТК имеют официальные каналы продвижения своих стандартов на уровень международных.

Э. П.: Расскажите, как устроен ТК22.

С. Г.: Как я уже говорил, на ТК22 возлагаются функции постоянно действующего национального рабочего органа СТК1 ИСО/МЭК. Поэтому и структура ТК22 в основном зеркально отображает структуру международного комитета, который имеет около двух десятков подкомитетов и самостоятельных рабочих групп. Вместе с тем следует заметить, что область ИТ настолько широка, что даже таким большим количеством подкомитетов и рабочих групп ее не охватить. Поэтому как СТК1, так и ТК22 заключает двусторонние соглашения с другими ТК, работающими в смежных областях ТК.

Так как в нашей стране все технические комитеты не являются юридическими лицами, то для комитета в целом и для каждого подкомитета определяется организация, ведущая их секретариаты. Для ТК22 такой организацией является Институт проблем информатики РАН, который возглавляет академик РАН И. А. Соколов. Определены организации, ведущие секретариаты, и для каждого подкомитета.

Сейчас мы находимся на этапе привлечения большего количества организаций к работе подкомитетов ТК22. Ведь чем больше организаций примет участие в работе ТК22, тем боле обоснованными будут принимаемые нормативные документы в области ИТ.

Но международная деятельность ТК22 не единственная в общем круге его задач. Конечно, основным является формирование национальных стандартов, хотя в этой области соответствующая нормативная база тоже должна совершенствоваться.

В организационном плане текущая работа ведется главным образом по переписке, а основные моменты отражаются на  совместном сайте МСовИТ и ТК22.

Э. П.: Несколько провокационный вопрос — а нужны ли нам ИТ-стандарты? Идёт активное внедрение и заимствование западных решений, промышленность не развивается, так что есть ли мотивация для деятельности в этой области?

С. Г.: Есть такое мнение, но и есть мировой опыт, который показывает, что без эффективно действующей системы стандартизации динамичное развитие страны невозможно.

К сожалению, у нас долгое время доминировала позиция, что стандарты нам не нужны, а их заменят технические регламенты. Это привело к серьезным негативным последствиям. Но сейчас наметились определенные изменения в позитивную сторону.

В разных отраслях положительная динамика разная. Наиболее эффективное развитие наблюдается в строительстве и в экспортно-ориентированных отраслях. Область ИТ пока в отстающих, но мы надеемся, что и здесь в скором времени наметится определенный перелом.

Э. П.: Сейчас уже понятно, какие группы ИТ-стандартов наиболее востребованы?

С. Г.: Межотраслевой совет по заказу Росстандарта подготовил проект среднесрочной программы стандартизации. Для этого мы разослали в 400 с лишним ИТ-организации вопросник “Какие стандарты вам нужны?” и список из 1500 международных стандартов, которые на русский язык не переводились. Наибольший интерес вызвали стандарты по организации ИТ на производстве. Вторая группа — стандарты, связанные с защитой информации. К сожалению, наиболее востребованные в мире стандарты, связанные с интероперабельностью (их более 70), необходимые для таких проектов, как “Электронное правительство”, заинтересовали только одну организацию. Наверное, это не полностью отражает картину, но какой-то срез даёт, поэтому одной из задач ТК22 мы видим популяризацию тех стандартов, которые действительно находятся на острие современных ИТ, потому что за последние годы эта информационная составляющая существенно ослабла.

Э. П.: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)