Вопрос внедрения ИТ во врачебную практику в России по-прежнему является одним из наиболее острых. Общеизвестно, что без использования компьютерных систем сегодня нельзя оказывать качественную медицинскую помощь, для чего требуется обработка значительных объемов информации, обслуживание больших потоков пациентов, а также проведение исследований, для выполнения которых традиционные средства не подходят. Тем не менее, несмотря на очевидность этого факта, процесс компьютеризации здравоохранения в нашей стране идет недопустимо медленными темпами. Обсуждению данной проблемы и был посвящен круглый стол “Информационные технологии в повышении качества медицинской помощи”, который был поведен в рамках 5-й Всероссийской научно-практической конференции “Медицина и качество — 2009” в декабре минувшего года.

Говоря о современном состоянии компьютеризации российского здравоохранения, президент Ассоциации развития медицинских информационных технологий (АРМИТ) Михаил Эльянов отметил, что сегодня 36% ПК, имеющихся в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ), используются либо в качестве пишущих машинок, либо не используются вообще, а на долю менее 8% персонала приходится более 80% вычислительных ресурсов ЛПУ. Причем большинство из этих ПК представлены устаревшими компьютерами типа Pentium III и IV.

Наряду с этим состояние парка компьютерных медицинских систем напоминает конструктор “ЛЕГО”, когда существует огромное число разработанных модулей (компьютерных систем), имеющих сходную архитектуру, для всего спектра медицинских применений. Однако в отличие от “ЛЕГО” для них отсутствует стандартизированная система состыковки модулей.

Среди основных факторов, сдерживающих компьютеризацию медицинских учреждений, Михаил Эльянов назвал отсутствие требований со стороны государства в предоставлении населению качественной медицинской помощи, а также самих критериев оценки качества работы ЛПУ по всем аспектам их деятельности (исследования, диагностика, лечение, профилактика), основанных на компьютерной обработке данных. В российском здравоохранении также отсутствуют концепция и план компьютеризации, поэтому главный врач каждого медучреждения вынужден самостоятельно решать вопрос, что и каким образом компьютеризировать.

В сфере медицинских ИТ на сегодняшний день нет и законодательной базы. Так, с 2002 г. не издано ни одного директивного документа, а приказ Минздравсоцразвития РФ № 713 от 16.10.2006 “Об утверждении принципов создания единой информационной системы в сфере здравоохранения и социального развития” носит, по мнению г-на Эльянова, абсолютно декларативный характер. Кроме того, не определен статус электронных документов, в результате чего абсолютное большинство руководителей медучреждений вряд ли согласится вести документооборот в двух вариантах: бумажном и электронном.

И, наконец, еще одним важным препятствием является неумение (или нежелание) наладить нормативную поддержку, что ведет к неразберихе со статусом ИТ-службы, порождаемой, в частности, отсутствием типовых документов по всем аспектам использования ИТ в ЛПУ (должностных инструкций, регламентов, прав доступа и пр.).

Михаил Эльянов считает, что преодоление всех этих факторов представляет сегодня первоочередную задачу, в рамках которой органы управления здравоохранением совместно с профессиональным ИТ-сообществом должны создать инфраструктуру, обеспечивающую возможность поэтапного перехода к представлению и использованию всей информации, циркулирующей в системе здравоохранения, в электронном виде. В своем выступлении он также подчеркнул, что повышение качества медицинской помощи невозможно без применения специализированных систем. Однако в настоящее время ни одна компания не в состоянии создать всю линейку специализированных систем (АРМов), среди которых — лабораторные системы, системы функциональной диагностики, обработки изображений и т. д. Поэтому еще одной важной задачей должно стать обеспечение интероперабельности, в частности разработка технологии информационной совместимости между системами ЛПУ, интегрирующими медицинскую информацию, с компьютерными регистрами ОМС и системами первичного сбора данных, а также введение уникального идентификатора (ID) пациентов.

Вместе с тем на круглом столе было приведено немало примеров успешного внедрения ИТ в практику отдельных медицинских учреждений. В их числе — городская клиническая больница № 1 г. Тольятти, Иркутский областной клинический консультативно-диагностический центр, Лечебно-реабилитационный центр Росздрава, Всероссийский центр экстремальной и радиационной медицины МЧС России и ряд других.

Об интересном проекте рассказал заведующий отделом компьютеризации Гематологического научного центра РАМН Борис Зингерман. Созданный в рамках этого проекта портал “Мед@рхив” (medarhiv.ru) представляет собой бесплатный общедоступный ресурс, призванный оказывать помощь в решении множества проблем, касающихся здоровья. Любой желающий, зайдя на портал и зарегистрировавшись на нем, получает возможность вести персональную электронную медицинскую карту, данные которой могут использоваться врачами и медицинскими учреждениями для его лечения. Помимо этого реализованы функции поиска врача и онлайновой записи на прием, отзывы о врачах, консультации (частная переписка с врачом), “напоминалки” (в том числе и через SMS), доска объявлений и многое другое.

Однако, как было отмечено участниками круглого стола, основная проблема создания и внедрения медицинских информационных систем (МИС) связана с сертификацией. Вот мнение Бориса Зингермана: “Главный вопрос состоит в том, на соответствие чему мы сертифицируем системы. Сертификаты, выдаваемые Росздравнадзором, подтверждают, что эти системы соответствуют нескольким общим программистским ГОСТам 70-го года издания. Но устраивает ли нас такая сертификация? Я считаю, что сертификация МИС должна базироваться на неких требованиях к этим системам, которые мы сами и должны разработать. А поскольку Росздравнадзор является центральной сертифицирующей организацией, то он и должен возглавить этот процесс разработки требований к МИС, на соответствие которым эти системы будут сертифицироваться”.

Эту точку зрения разделяет и Михаил Эльянов, который считает, что необходима разработка не формальных требований к документации, а требований к содержательной стороне медицинских систем. Но вопрос здесь заключается в том, кто способен сформулировать подобные требования. По его мнению, это может сделать только профессиональное сообщество: “Нельзя ждать от Росздравнадзора, чтобы его специалисты разработали требования к содержательной части МИС. Я думаю, что мы сами будем не рады тем результатам, которые там могут быть получены”. Именно поэтому в резолюцию круглого стола было внесено предложение создать экспертный совет при Росздравнадзоре по использованию ИТ в здравоохранении, состоящий из ИТ-профессионалов, которые будут привлекаться к работе по выработке требований к сертификации.

Как рассказал Михаил Эльянов, к сегодняшнему дню идеи всех рабочих групп по сертификации провалились. В этой деятельности приняло участие около 60 человек, но единственный результат, который был получен, — это список кандидатских и докторских диссертаций, защищенных по данной тематике. “Мы до сих пор не можем добиться от этих групп, чтобы вся имеющаяся сейчас информация была сосредоточена в одном месте. Всё хорошо работает, когда за этим стоят деньги. Так что никакая самодеятельность в долговременном плане не годится”, — подчеркнул он.

На круглом столе также обсуждался стартовавший в 2009 г. в России крупный национальный проект “Информационная система в здравоохранении, обеспечивающая в том числе персонифицированный учет оказания медицинской помощи гражданам Российской Федерации”, основная цель которого состоит в сборе всей медицинской информации о пациентах. По мнению ряда участников мероприятия, сегодня трудно предсказать, насколько данный проект окажется успешным. Более того, существуют сомнения в целесообразности реализации подобных проектов. Так, в качестве примера того, что крупные нацпроекты пока не приносят ожидаемых результатов, Борис Зингерман привел сведения о национальном проекте Великобритании Connecting for Health, который реализуется с 2004 г. и направлен на создание паспортов здоровья, электронных систем записи на прием и выписки рецептов для 55 млн. жителей страны. К настоящему времени в проект уже вложено 20 млрд. долл., но, несмотря на это, работа над ним идет не так хорошо, как первоначально планировалось. В частности, предполагалось закончить проект к 2010 г., а теперь сроки перенесены на 2015 г., и многие специалисты не уверены, что и к этому времени будет достигнут ожидаемый результат. Более того, находящиеся сейчас в оппозиции британские тори выдвинули конкретное предложение в рамках своей программы “Постбюрократическая эра”: закрыть данный проект и раздать гражданам все их медицинские записи, чтобы те самостоятельно хранили их в системах Google Health или Microsoft Health Vault.

В заключение с сожалением следует отметить, что в работе круглого стола не принял участие ни один из представителей руководящих органов здравоохранения. Более того, на пленарном заседании не было заслушано ни одного доклада на тему ИТ. Как сказал Михаил Эльянов, тем самым данное мероприятие превратилось в некий “междусобойчик”, на котором ИТ-специалисты рассказывали друг другу, для чего нужны ИТ в здравоохранении.

И лишь при закрытии круглого стола в зале случайно оказалась заместитель руководителя Росздравнадзора Ирина Серёгина, которая согласилась прокомментировать состоявшееся мероприятие и ответить на вопросы немногочисленных собравшихся, которые остались на тот момент в аудитории. “Вопросы ИТ архиважны, поскольку только благодаря современным технологиям можно сделать то, что невозможно было раньше, — заявила она. — Понятно, что это дорогостоящие технологии, но их надо внедрять и развивать. И мы рады, что есть такие люди, которые могут собирать, обобщать и анализировать опыт использования этих технологий”.

Ирина Серёгина также посетовала на то, что на пленарном заседании не было ни одного выступления по ИТ, и выразила надежду, что в следующем году эта ошибка будет исправлена. “Мы также надеемся, что вы будете продвигать идеологию ИТ, которые будут служить организатором здравоохранения, улучшать связь между субъектами федерации, врачами и руководящими медицинскими органами. И мы будем всемерно этому содействовать, насколько это позволяют наши функции федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития”, — подвела итог она.

Что ж, поживем — увидим...

Версия для печати (без изображений)