Вот уже много лет проблема низкого уровня информатизации российского здравоохранения остается одной из самых наболевших как для производителей медицинских информационных систем (МИС), так и для медицинского сообщества. Время идет, технологии развиваются, а качественного изменения положения дел не происходит. Казалось бы, число и разнообразие продуктов для сферы здравоохранения неизменно увеличивается, да и вопрос финансирования медицинских учреждений в настоящее время стоит уже не так остро, как в прошлом. О причинах сложившейся сегодня ситуации с внедрением ИТ в практику лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), проблемах и возможных способах их преодоления своими мнениями делятся представители обеих сторон — поставщиков и потребителей медицинского ПО.

Текущее состояние дел

Учитывая непростое положение дел в самой сфере здравоохранения, наши эксперты высказали несколько противоречивые оценки нынешнего уровня информатизации медицинских учреждений. “На сегодняшний день ситуация с информатизацией здравоохранения в России полностью обусловлена состоянием отрасли в целом”, — считает Игорь Шустерман. Вместе с тем он оптимистично полагает, что самое важное для информатизации, что будет определять ход развития на ближайшие годы, — это включение её в план модернизации здравоохранения на 2011—2012 гг., реализуемый Минздравсоцразвития РФ. За последний год разработан и утвержден ряд интересных документов, в частности требования к МИС, передаваемым в фонд алгоритмов и программ. Даже безотносительно того, будет ли работать данный фонд, критерии, описанные в этом документе, могут использоваться в дальнейшем для количественной и качественной оценки медицинских программных продуктов.

Аналогичного мнения придерживается Ольга Ципилева, по словам которой сегодня государство активно взялось за модернизацию системы здравоохранения. С прошлого года отмечается увеличение проектов по обновлению ИТ-инфраструктуры клиник, недавно была принята концепция создания единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, в которой заложены действительно важные для отрасли направления.

А вот Ренат Юсупов расценивает ситуацию как более сложную. Так, по его мнению, если в крупных городах здравоохранение в России находится на приемлемом уровне, то в небольших населенных пунктах и сельской местности медицина зачастую находится примерно на уровне начала ХХ века — в большинстве случаев это деревянные или состарившиеся кирпичные здания, оборудование которых оставляет желать лучшего.

Последняя перепись населения показала, что 70% граждан нашей страны живет в больших городах. Поэтому г-н Юсупов полагает, что лечебные учреждения, услугами которых пользуются эти 70%, непросто, но можно модернизировать в рамках объявленной государственной программы: “Этому способствует и то, что у профильного для ИТ министерства — Минкомсвязи России тоже есть свои программы развития, и одна из основных — организация широкополосного доступа в Интернет. Таким образом, в ближайшей перспективе пользователям Интернета станут доступны медицинские сервисы в электронном виде. Вообще я считаю, что в обозримом будущем ИТ и Интернет станут коммунальными сервисами”.

С оставшимися же 30% граждан, считает он, будет большая проблема — никакое оснащение дополнительным оборудованием, никакие томографы, ни информатизация, ни современные инструментальные методы исследования не помогут. Здания старой постройки, расстояния и качество дорог, ограниченный коечный фонд, слабая доступность экстренных медицинских услуг, отсутствие доступа в Интернет — всё это, скорее всего, не позволит осуществить модернизацию в полном объёме. Так что первоочередной задачей для таких учреждений является создание базовой инфраструктуры.

Подобное разнообразие в оценках можно наблюдать и по вопросу того, как выполняется проект информатизации, предложенный Минздравсоцразвития на 2009—2015 гг. Наиболее критичной точки зрения придерживается Виктор Абрамов, который убежден, что никакие изменения с информатизацией здравоохранения в нашей стране еще не начали происходить, причем препятствуют этому главным образом организационные проблемы. “Все работы остановились, и основных причин здесь две: смена ИТ-команды в Миндзравсоцразвития и связанное с этим изменение подходов и приоритетов в концепции информатизации, которая сейчас пересматривается”, — пояснил он.

Со своей стороны Ольга Ципилева обращает внимание на технологические аспекты неудовлетворительного выполнения проекта информатизации: “Если говорить о процессе создания МИС общероссийского масштаба, то, по данным Минзравсоцразвития, в среднем по России на 10,6 работников здравоохранения приходится один компьютер. При этом лишь 7,7% ЛПУ реально занимаются внедрением электронных историй болезни или электронных медицинских карт. По информации этого же ведомства, перед здравоохранением также стоят такие задачи, как повышение оперативности получения данных об объемах медицинской помощи, улучшение планирования затрат, оптимизация загрузки людских и материальных ресурсов в зависимости от потребностей отрасли. Поэтому одна из основных целей создания системы заключается в обеспечении российского здравоохранения эффективным инструментом для управления всей распределенной инфраструктурой”.

Продолжая эту тему, г-жа Ципилева отметила, что программа создания общероссийской системы предусматривает несколько этапов. Первый из них, рассчитанный до 2012 г., — “Базовая информатизация”. Помимо прочего до конца текущего года в концепции планируется обеспечить разработку стандартов информационного обмена в рамках создаваемой системы. “Это важнейшая задача, которая решается не только в стенах соответствующих министерств и ведомств, но и на дискуссионных площадках медицинских и ИТ-сообществ. Все прекрасно понимают, что для централизации и дальнейшей обработки данных, которые сейчас циркулируют в лечебных учреждениях, необходим единый стандарт. Вся отрасль очень надеется, что к концу года он будет разработан и утвержден. Данная проблема носит глобальный и глубокий характер, поскольку здравоохранение изобилует документами, формами, картами и прочими формулярами и процедурами, которые необходимо принимать во внимание при автоматизации”, — уверена она.

Игорь Шустерман отметил, что в связи с включением в 2010-м году проекта информатизации здравоохранения в общую программу модернизации и связанным с этим существенным изменением экономики всего проекта данные планы были скорректированы. При этом он указывает на то, что, например, положения, прописанные в приказе Минздравсоцразвития № 848 от 30 сентября 2010 г. “Об утверждении перечня первоочередных мероприятий по созданию информационной системы в здравоохранении, реализуемых в 2010 г.”, остались пока не реализованными. “Новые планы, подготовленные взамен имеющихся, являются более масштабными, детальными и структурированными, но пока они не утверждены. А если говорить о том, как проект информатизации уже сейчас отразился на лечебных учреждениях, то ответ один — пока только необходимостью регулярно сдавать дополнительное отчеты”, — с сожалением констатировал он.

О технологических проблемах проекта информатизации здравоохранения говорит и Ренат Юсупов: “Я считаю, что с точки зрения проникновения в общество новых методов и технологий работы государства и населения с лечебными учреждениями, всё делается разумно. Первый этап информатизации здравоохранения, то есть создание электронной регистратуры, электронной истории болезни и автоматизированной системы учета оказанных медицинских услуг, вполне реально завершить в течение ближайших двух лет. Критический вопрос — выбор технологий, но и здесь уже наметился консенсус, поэтому концепция информатизации здравоохранения в целом выглядит работоспособной”.

Что же касается возможности внедрения электронной медицинской карты (ЭМК) к концу текущего года, как было запланировано проектом информатизации Минздравсоцразвития, то здесь наши эксперты были единодушны: в отдельных, “пилотных” регионах и учреждениях она, скорее всего, появится, но единой общенациональной ЭМК внедрить не удастся. “Электронную медицинскую карту пациента в масштабе региона или страны пока реализовать невозможно: нет ни утвержденных подходов, ни денег”, — убежден Виктор Абрамов.

С таким мнением в целом согласна Ольга Ципилева: “В ряде регионов и клиник такая карта уже используется. Но здесь надо также учитывать, что в проекте были заложены минимальные целевые показатели, в том числе и на 2012 г., которые выражаются в процентах от общего числа медицинских учреждений, где необходимо внедрить тот или иной элемент информационной системы, коим является электронная медицинская карта”.

Игорь Шустерман также считает невозможным внедрение ЭМК в масштабах всей страны в текущем году. В подтверждение своих слов он ссылается на директора департамента информатизации Минздравсоцразвития, который заявил, что в 2011 г. запланировано пока только внедрение единой регистратуры, а работы по внедрению ЭМК будут выполняться уже на следующий год. При этом г-н Шустерман отметил, что единая регистратура может эффективно функционировать только в том случае, если она будет интегрирована с МИС лечебного учреждения. Только в этом случае она позволит обеспечить сокращение очередей в регистратуре медицинских учреждений, повышение эффективности использования кадровых ресурсов, обеспечение планирования работы медицинского оборудования и пр. Однако подобной интеграции в текущем году не предполагается, поскольку основные работы по внедрению МИС относятся уже к этапам последующих лет.

Тенденции развития информатизации

Аналогично многообразной оценке ситуации с внедрением ИТ в деятельность медицинских учреждений, высказанной нашими экспертами, разнятся и их взгляды на наиболее действенные способы решения проблем. Критически настроен Виктор Абрамов: “Сроки выполнения первого этапа проекта информатизации уже сорваны, а результатов нет. Чиновникам надо не велосипед изобретать, а больше использовать возможности научного и экспертного сообществ, а также международный опыт. Только так можно получить грамотную концепцию информатизации отрасли за обозримые сроки и наконец приступить к реализации проектов”.

Вместе с тем г-н Абрамов выделяет две основные тенденции использования ИТ в медицинских учреждениях. Первая свидетельствует о том, что государственные ЛПУ внедряют МИС с целью ведения электронных записей пациента, а частные клиники начали активно автоматизировать свой бизнес, стремясь повысить его эффективность. А согласно второй тенденции, несмотря на невозможность реализации единой ЭМК, сегодня можно интегрировать электронные записи пациента, например, на региональном уровне, что поможет в огромной степени облегчить создание и регистра врачей, и регистра пациентов, и внедрение глобального расписания врачей.

Продолжая тему препятствий на пути информатизации здравоохранения, Ренат Юсупов предлагает в качестве одного из путей решения проблем с базовой инфраструктурой российской медицины объединить усилия нескольких министерств в рамках национального проекта. Это, по его словам, может дать настоящий синергетический эффект, когда, скажем, Минкомсвязи создает инфраструктуру, а Минздравсоцразвития ее использует. Помимо этого г-н Юсупов возлагает большие надежды на создание центров общественного доступа к государственным услугам в рамках электронного правительства. Тогда станет возможна электронная запись на прием к врачу, которая позволит, как минимум, лишний раз не ездить в медучреждение и не тратить время в утомительных очередях.

А вот Игорь Шустерман выразил обеспокоенность тем, что в ожидании начала реализации федеральных программ информатизации финансирование множества текущих региональных проектов оказалось свернутым. Значительная часть разработчиков в связи с этим находится сейчас в затруднительном положении. Кроме того, существуют опасения, что в результате принятых решений может снизиться конкуренция на рынке МИС за счет предоставления регионам в использование типового федерального программного продукта. “Снижение конкуренции естественным образом повлечет за собой снижение качества и программных продуктов, и оказываемых услуг. Тем не менее все надеются, что этого удастся избежать”, — подчеркнул он.

Г-н Шустерман также отметил, что за последние годы многократно увеличилась трудоемкость задачи информационного взаимодействия со страховыми медицинскими организациями и подготовки отчетности в контролирующие органы. Поэтому обеспечение качественного решения данной проблемы всё еще остается зачастую ключевой целью в информатизации лечебных учреждений. Даже в самых крупных больницах и поликлиниках, имеющих развитые средства информатизации, продолжаются работы по данному направлению и в большинстве случаев они остаются приоритетными.

И наконец, еще одной тенденцией сегодняшнего дня, по мнению Игоря Шустермана, является то, что ЛПУ, у которых еще сохраняются ресурсы для решения перспективных задач, работают в направлении внедрения лабораторных и радиологических информационных систем, электронного документооборота, управления лечебно-диагностическим процессом. Но таких учреждений крайне мало. Так, в Республике Башкортостан из примерно 2500 учреждений здравоохранения (включая фельдшерско-акушерские пункты) этими направлениями занимается буквально единицы.

Перспективные технологии для здравоохранения

Не вызывает никакого удивления, что говоря о технологиях, которые помогли бы решить задачи, связанные с модернизацией здравоохранения, наши эксперты в первую очередь называют облачные вычисления. Так считает Виктор Абрамов: “Наибольший интерес сейчас де-факто проявляется к локальным системам, но все больше начинают говорить про облачные вычисления, о работе по модели SaaS. Но надо очень аккуратно подходить к вопросу о том, какая система будет работать в облаке. Нельзя предложить единый сценарий для всех информационных систем, поэтому нужно вводить разграничения и по специализации ЛПУ, и по специализации автоматизируемых задач”.

Эту же мысль продолжает и Игорь Шустерман, который полагает, что для такого масштабного проекта, каковым является информатизация здравоохранения, наиболее сложным вопросом становится выбор технологий. Например, федеральный центр обработки данных должен иметь канал доступа в сотни гигабайтов для обеспечения связи с региональными ЛПУ. Кроме того, предстоит решать непростые вопросы с кадрами как на уровне системы здравоохранения, так и среди поставщиков медицинских ИТ-систем. И наконец, неясным остается вопрос финансирования информатизации здравоохранения по завершении проекта модернизации после 2012 г. Поэтому, по его мнению, технологическим решением большинства проблем, вероятно, должны стать облачные технологии, которые показали свою эффективность в целом ряде глобальных ИТ-проектов, а формирование кадрового ресурса будет стимулироваться началом финансирования отрасли”.

А вот Ольга Ципилева, наоборот, с большой осторожностью подходит к вопросу об облаках: “Сегодня можно наблюдать множество трендов в области автоматизации здравоохранения, одним из которых является использование облачных технологий. Специалисты единодушно заявляют, что хранить и обрабатывать большие объемы информации гораздо эффективнее в едином информационном пространстве, нежели в локальных компьютерах медицинского персонала. Однако здесь существует большая проблема с визуализацией медицинских данных (рентгеновские снимки и пр.) и их дальнейшей обработкой, поскольку для этого требуются соответствующие каналы передачи данных, так как на рабочее место с терминального сервера передается только измененная часть изображения. Поэтому заявлять, что “облака” являются будущим медицинских ИТ, преждевременно”.

Другое направление, которое отмечают наши эксперты, — это технологии, обеспечивающие более широкие возможности доступа к информации. Так, по мнению Ольги Ципилевой, среди перспективных направлений развития медицинских ИТ следует считать терминалы, устанавливаемые у постели больного. Фактически такие терминалы представляют собой моноблок, адаптированный для использования в лечебных учреждениях, в частности в стационарах. С его помощью пациент может смотреть телевизор, выходить в Интернет, общаться с родными и близкими. Этот моноблок также может служить терминалом для врача при обходе, поскольку на него может выводиться вся информация о больном из медицинской информационной системы. А благодаря тому, что корпус терминала адаптирован для обработки антибактериальными растворами и может поддерживаться в стерильном состоянии, он может использоваться в операционных или других специальных помещениях клиники.

С аппаратной точки зрения, считает г-жа Ципилева, большую перспективу имеют мобильные рабочие места медицинского персонала. Они позволяют медицинскому персоналу получать доступ к информации о состоянии здоровья пациента из любой точки лечебного учреждения, что значительно повышает оперативность принятия решений и снижает процент врачебных ошибок.

Аналогичной точки зрения придерживается Марина Келина, которая полагает, что сегодня возрос интерес к решениям, повышающим эффективность работы персонала и качество обслуживания в медицинских организациях. “Мы заметили тенденции по обеспечению мобильности сотрудников и упрощению ежедневной работы, что повышает заинтересованность в таких решениях, как унифицированные коммуникации”, — пояснила она. С помощью унифицированных коммуникаций медицинский персонал имеет возможность проводить совещания и консилиумы в дистанционном режиме (например, в других палатах и корпусах больницы и даже в других городах и странах). Кроме того, сегодня по-прежнему популярны системы телемедицины.

Продолжая эту тему, Марина Келина отметила, что ранее медицинские организации закономерно больше внимания уделяли построению базовой ИТ- и сетевой инфраструктуры, а сейчас всё больше обращаются к “надстройкам” на эту инфраструктуру”.

Среди других наиболее востребованных сегодня технологий Ренат Юсупов называет в первую очередь системы, которые позволяют организовать потоки граждан, желающих получить медицинскую помощь (например, электронная запись на прием, электронная очередь). В эту же группу, по его мнению, следует также отнести системы, обеспечивающие учет и адекватную статистику оказанных медицинских услуг, а также системы контроля за бесплатным лекарственным обеспечением.

Впрочем, как считает он, всё это имеет косвенное отношение к медицине и является классическими задачами, решаемыми в разных отраслях. Что касается непосредственно медицинских технологий, то наиболее перспективными, по его мнению, представляются инструменты для обработки и визуализации диагностических исследований, а также удобные средства для работы с электронной историей болезни.

В целом, говоря о том, какой должна быть современная медицинская система, г-н Юсупов подчеркивает, что решение должно быть масштабируемым, недорогим, обязательно отвечать всем требованиям безопасности и базироваться на открытых стандартах. “Мы вполне представляем, что творится в лечебных учреждениях. Поэтому когда мы начинали реализовывать свой внутренний исследовательский проект по созданию медицинского комплекса, то четко ставили себе задачи”, — рассказал он и назвал следующие основные принципы, которые следует всегда учитывать при разработке МИС. Во-первых, медицинское учреждение зачастую не обладает свободными помещениями, ориентированными на установку современной серверной инфраструктуры. Поэтому с аппаратной точки зрения решение должно быть компактным. Во-вторых, в большинстве случаев, в ЛПУ нет ИТ-специалистов, и потому требуется простое в обслуживании решение. В-третьих, средства, выделяемые государством на модернизацию здравоохранения, ограничены. Так что решение должно быть недорогим. В-четвертых, данные истории болезни пациентов необходимо надежно защищать. И наконец, инфраструктура ЛПУ должна быть инвариантна к разным медицинским информационным системам. “Я категорически против закрытых стандартов как в аппаратуре, так и в программном обеспечении”, — заявил Ренат Юсупов.

Прогнозы на будущее

В заключение наши эксперты поделились своими взглядами на перспективы развития процессов информатизации, идущих сегодня в российской медицине. Так, по мнению Игоря Шустермана, изменения в информатизации здравоохранения в ближайшие два года будут очень существенными. И особенно сильно они коснутся тех лечебных учреждений, которые сегодня имеют низкий уровень внедрения ИТ, а в меньшей степени результаты проекта Минздравсоцразвития почувствуют на себе “продвинутые” учреждения здравоохранения. Вместе с тем в ближайшие годы внедрение комплексных МИС (с лабораторными и радиологическими подсистемами) останется по-прежнему прерогативой только крупных лечебных учреждений.

Кроме того, по предположениям г-на Шустермана, должна снизиться нагрузка на лечебные учреждения по формированию отчетности, а также удастся реализовать несколько “ярких” проектов, например внедрение единой регистратуры и построение федерального центра обработки данных.

Надежду на лучшее будущее выражает и Виктор Абрамов, полагая, что будут сформированы нормальные концепции развития здравоохранения и информатизации. Причем непременным условием должно стать их плановое и четкое выполнение.

И в завершение разговора Ренат Юсупов отметил, что для достижения поставленных целей предстоит пройти большой и трудный путь. “Модернизация всей отрасли здравоохранения должна начаться отнюдь не с информатизации. А наиболее сложной я считаю проблему подготовки медицинских кадров и создание таких условий для медработников, чтобы им было удобно пользоваться плодами информатизации”, — убежден он.

Версия для печати (без изображений)