2012-й должен стать решающим для проекта информатизации здравоохранения, реализуемого в настоящее время Минздравсоцразвития РФ. именно в этом году должна заработать интегрированная электронная медицинская карта (ЭМК) пациента. Это означает, что врачи любого лечебно-профилактического учреждения (ЛПУ), куда обратится гражданин за медицинской помощью, смогут получить доступ к его истории болезни. О том, какие сложности стоят на пути решения данной масштабной задачи и каковы возможные способы их преодоления, рассказал глава филиала корпорации InterSystems в России, странах СНГ и Балтии Николай Кречетов.

Введение в действие ЭМК предполагает создание единого информационного медицинского пространства, состоящего из двух уровней: федерального хранилища и средств доступа к нему с рабочих мест врачей в любом медицинском учреждении. Насколько, на ваш взгляд, реализуема такая модель?

Пока можно говорить только о довольно дорогих экспериментах и пилотных проектах с непонятными результатами. Реальность же такова, что без высококачественной комплексной автоматизации на уровне медицинского учреждения, где врач лечит пациента и ведет его электронные медицинские записи, этот верхний уровень никаких полезных задач не решит.

Компания InterSystems сталкивалась с подобной ситуацией в других странах, когда на начальном этапе работы в системе верхнего уровня содержалось мало полезных именно для врача данных и в результате ею никто не пользовался. Поэтому России нужно время — несколько лет, так как автоматизация всех ЛПУ страны займет еще не один год. Я полагаю также, что в России нет пока опыта реализации проектов подобного масштаба и сложности в комплексе, включая юридические аспекты, безопасность, требования к отказоустойчивости, надежности, производительности и масштабируемости систем.

По моей оценке, наибольшую пользу может принести архитектура “ЛПУ — региональный уровень — национальный (федеральный) уровень”. При этом федеральный уровень должен предназначаться исключительно для решения задач статистики, аналитики и управления; бессмысленно “тащить” всю первичную медицинскую информацию в центр. Оптимальным и полезным для врачей и пациентов будет вариант, когда ЭМК формируется именно на региональном уровне, т. е. там, где пациент живет и лечится, а все медицинские специалисты региона имеют регламентированный онлайновый доступ к этой системе. Специалисты же из других регионов должны получать доступ для консультаций по запросу.

Какой, с вашей точки зрения, должна быть схема хранения медицинских данных и доступа к ним на местах? Что более рационально — создание нескольких федеральных центров обработки данных (ЦОДов) или, наоборот, формирование небольшого хранилища в каждом медицинском учреждении?

Я считаю, что каждый раз место хранения должно определяться технической, экономической, организационной и, самое главное, лечебной целесообразностью. Истина всегда находится где-то посередине: одна часть данных может (а в ряде случаев — должна) оставаться в медицинской информационной системе (МИС) конкретного ЛПУ, а другая — храниться в ЦОД.

Если бы у нас в стране уже существовала идеальная коммуникационная инфраструктура связи и ЦОДов, немалую часть информационных систем и обрабатываемых ими медицинских данных можно было бы разместить централизованно в ЦОДе любого провайдера. В нынешней же ситуации предпочтителен гибрид — когда основная часть информационной системы ЛПУ в регионе размещается в региональном ЦОДе, а в медицинском учреждении локально остаются серверы систем, создающих “тяжелый” сетевой трафик (например, система хранения и обработки радиологических изображений). В том случае, если высокоскоростные каналы связи с резервированием от ЛПУ до ЦОДа организовать технически невозможно или слишком дорого, остается лишь вариант локальной системы и обмен сообщениями с системой верхнего уровня.

Хранение медицинских данных — это только одна сторона вопроса. Данные должны использоваться в самых разных ЛПУ и для самых разных целей, что, естественно, ставит задачу разработки стандартов информационного обмена. Какие стандарты обмена медицинской информацией используются сегодня в России?

Важнейшая задача, решаемая в рамках проекта информатизации российского здравоохранения, — это автоматизация деятельности врача, т. е. предоставление ему возможности при работе с пациентом вести электронные медицинские записи. Но без стандартов создание системы ЭМК в масштабе всей страны так и останется лишь экспериментом.

Для интеграции информационных систем как внутри медицинских учреждений, так и между ними существует ряд международных стандартов, в частности HL7, а также инициатива профессионалов по автоматизации здравоохранения Integrating the Healthcare Enterprise (IHE), регламентирующая использование HL7 и других медицинских стандартов для задач обмена медицинской информацией. О поддержке IHE заявляют ведущие в мире поставщики информационных систем для здравоохранения.

В настоящее время в России разработчики вынуждены использовать международные стандарты, чтобы обеспечить подключение и применение медицинского оборудования, которое поступает в нашу страну с поддержкой этих стандартов — таких, например, как DICOM, ASTM и некоторые другие. Стандарт HL7 также используется сегодня в России, но он всё-таки имеет довольно узкое применение. Причина в том, что задачи обмена медицинской информацией пока недостаточно активно решались в России, и разработчики МИС за редким исключением ещё не использовали лучшие мировые практики и стандарты.

А как вы относитесь к идее создания собственных российских стандартов в области медицинской информатики?

Я считаю, что это не нужно. Правильный путь — адаптация тех стандартов, которые в настоящее время наиболее широко используются на Западе. Дело в том, что и экономика, и медицинская индустрия в последнее время становятся глобальными, люди ездят лечиться из одной страны в другую. Особенно явно это видно в Европе, когда за счёт страховых компаний пациенты направляются из медицинских центров одной страны в медицинские центры другой и все эти медучреждения имеют возможность обмениваться информацией. Поэтому я убежден, что если Россия хочет интегрироваться в международное медицинское сообщество, никаких своих стандартов изобретать ни в коем случае нельзя.

Сегодня в России есть несколько институтов, в частности Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения (ЦНИИОЗ), которые занимаются адаптацией стандартов. Мне представляется, что эта работа должна быть еще интенсивнее. Нужно принять за основу международные стандарты и выбрать из них те, что наиболее соответствуют российской действительности, адаптировать их, а далее при создании систем разработчики должны опираться на обязательное соблюдение этих стандартов по интероперабельности, обмену медицинской информацией, подключению медоборудования и пр.

Важно также, что для обеспечения разработки стандартов высокого качества необходимо более тесное взаимодействие всех заинтересованных сторон — экспертов в области медицинской информатики, врачей, чиновников, объединённых в рабочие группы по стандартам под эгидой, например, ЦНИИОЗ.

Требует ли реализация проекта информатизации здравоохранения совершенствования российской нормативно-правовой базы?

Да, безусловно. В первую очередь следует пересмотреть старые приказы Минздрава по ведению медицинской документации. В принципе технологически сейчас всё решено: заложен механизм применения электронной цифровой подписи, существуют конкретные программные комплексы постановки ЭЦП на электронный документ, создана инфраструктура удостоверяющих центров, есть технологии защиты персональных данных. На уровне федерального законодательства установлено, что электронный документ с ЭЦП юридически имеет равную силу с документом, подписанным от руки.

Однако на ведомственном уровне всё не так оптимистично. Современные редакции приказов Минздрава предполагают формирование бумажных документов, позволяя заполнять их как рукописным образом, так и с помощью средств вычислительной техники. Большинство приказов, унаследованных из ХХ века, определяют медицинскую документацию как бланки, журналы, тетрадки с обязательным заполнением чернилами чёрного или синего цвета. Эти приказы отстали от жизни и нуждаются в кардинальной ревизии и приведении в соответствие с современными технологиями.

СПЕЦПРОЕКТ

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)