Я давно имею дело с “консьюмеризацией” — вникал в это явление еще до того, как это слово стало общеупотребительным. Консьюмеризация — это использование доступных коммерческих компонентов для выполнения задач корпоративного класса с целью снизить издержки и сократить время разработки. Привыкнув добиваться всего самостоятельно, я постоянно действовал соответственно принципам консьюмеризации, чтобы иметь конкурентное преимущество.

В 1998 г., когда я организовал компанию ZATZ Publishing, эра Интернета только начиналась. Большинство людей, публикующих контент, ежемесячно снабжали читателей миллионами страниц, использовали для издательского дела серверные фермы и тратили миллионы долларов на ПО (это было еще до блогов и WordPress). В моей компании для этого использовался один-единственный iMac и очень эффективная программа под названием ZENPRESS.

А это, кстати, один из ключевых элементов консьюмеризации: смешение коммерческих продуктов с определенной методологией и неким секретным ингредиентом. В те далекие времена, когда ZATZ только начала работать, стандартным продуктом стал iMac, а секретным ингредиентом — код, который написал я сам.

Даже сегодня я следую принципам консьюмеризации. Весь блог DIY-IT на ZDNet представляет собой хронику консьюмеризации. Я много писал о домашней вещательной студии, которую я организовал, имея всего 5000 долл. Некоторые продюсеры говорили мне, что я воспроизвел большую часть из того, на что способны их студии стоимостью четверть миллиона долларов примерно за 2% их цены.

В случае со студией я снова смешал пользовательские решения с методологией — то есть, скомбинировал нужные продукты в особой конфигурации, чтобы получить приемлемый для данного уровня результат.

Мне очень интересно, как продолжает развиваться консьюмеризация. Можно ли использовать тот же подход на основе смешивания коммерческих продуктов с определенной методологией или секретным ингредиентом в государственном или оборонном секторе? Ведь почти все государственные служащие вынуждены делать все больше и больше при меньших бюджетах.

А что если это не так уж и плохо?

Правительственные проекты в своей основе обычно монолитны. Они предполагают огромные усилия и зачастую подвержены всевозможным ограничениям. Много раз исследователи и подрядчики, работавшие на правительство, должны были заново разрабатывать технологии, которые уже существуют в пользовательских продуктах. А иногда на создание исправно функционирующей технологии тратится столько времени, что, когда разработку начинают использовать, оказывается, что она уже несколько лет как устарела.

Технологии, доступные сегодня потребителям, настолько мощны, что еще несколько лет назад такое было трудно представить. И в то же время технология защищенного от радиации процессора RAD750, на котором работает марсоход Curiosity, намного слабее, чем технология процессора современного смартфона.

Бюджеты всех правительственных агентств жестко лимитированы, поэтому многие исследователи, работающие на правительство, начали искать способы использовать инновации решений для частного сектора вместо того, чтобы разрабатывать то же самое с нуля в рамках спонсируемого правительством проекта. И сейчас я стараюсь узнать у представителей различных правительственных структур и военных организаций, как они используют для своих целей общедоступные коммерческие компоненты.

Датчик параметров ударной волны от DARPA

Одним из примеров таких проектов является Blast Gauge (датчик параметров взрывной волны), разработанный в DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency — Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны). Вот как описывает проект доктор Арати Прабакар:

“Датчик взрывной волны от DARPA — пример использования готового коммерческого компонента для защиты от одной из угроз, с которыми сталкиваются военнослужащие — черепно-мозговых травм. Датчик позволяет оптимизировать сортировку раненых и определение типа черепно-мозговой травмы и использует коммерческие компоненты: сенсоры, акселерометры, микроконтроллеры, аккумуляторы и память. Датчик представляет собой небольшую автономную систему, которая измеряет параметры взрывной волны, которой был подвержен раненный и наглядно демонстрирует уровень риска черепно-мозговой травмы.

По скромным подсчетам, более 200 тыс. военнослужащих США пережили черепно-мозговую травму, то есть это весьма насущная проблема. Технологический институт Рочестера разработал этот датчик для DARPA всего за 11 месяцев, а общая стоимость разработки составила 1 млн. долл. Получившийся в результате датчик стоимостью 45 долл. за штуку помогает медикам точно определить, какие военнослужащие получили травму, но не доложили о ней из-за самой травмы или потому, что не захотели обращаться к врачу”.

Затраты на оборонные технологии всегда достигали немыслимых уровней. Практически невозможно поверить в то, что военные разработчики США создали новую технологию, потратив всего миллион долларов. Для тех из вас, кто не осведомлен об уровне трат в оборонной промышленности, поясняю: это невероятно низкие затраты и срок разработки – всего 11 месяцев – тоже невероятно короткий. Более того, невероятно низка и стоимость датчика -- 45 долл., особенно если учесть, что в данной отрасли обычный кофейник стоит 7622 долл.

В случае с датчиком взрывной волны, использование коммерческих компонентов помогло претворить проект в жизнь. Если бы военные решили разрабатывать собственные процессоры, сенсоры, аккумуляторы и так далее с самого начала, время, затраченное на разработку, было бы существенно дольше.

И производство датчиков обошлось бы гораздо дороже. В любом случае, следуя принципам экономии на масштабе, гораздо дешевле купить микросхему для акселерометра, используемую в обычном смартфоне, чем организовывать производственные мощности и инфраструктуру для производства всего лишь нескольких тысяч микросхем.

Секретным ингредиентом в случае с DARPA послужила сама конструкция датчика и специальное ПО, которое разработал институт, но большая часть средств была сэкономлена за счет коммерческой доступности комплектующих.

Вместе с тем было бы ошибкой считать, что мы можем консьюмеризировать все аспекты инноваций в оборонной промышленности. Потребности армии и нужды пользователей не всегда совпадают. Прабакар объясняет это так:

“Несмотря на то, что коммерчески доступная электроника является источником высокопроизводительных технологий нового поколения, существуют определенные ограничения. Коммерческие разработчики, мотивируемые в основном прибылью, не заинтересованы в разработке малых партий оборудования для военных, например, мощных трансмиттеров и ресиверов для радаров и радиосвязи, так как они не нужны представителям коммерческой отрасли.

То есть, DARPA и военные ведомства США должны продолжать разрабатывать технологии, которые обеспечивают США неоспоримое технологическое преимущество в сфере национальной безопасности и позволяют уйти далеко вперед от соперников, которые не могут себе это позволить”.

Другими словами, венчурные капиталисты и участники проекта KickStarter более заинтересованы в том, чтобы инвестировать в новые клоны Instagram или приключенческие игры, чем в разработки, необходимые правительству для специальных проектов. То есть, исследователям, работающим на правительственные структуры, просто необходимо использовать как можно больше коммерческих компонентов в своих разработках.

Прабакар согласен с этим:

“Быстрый темп развития технологий в потребительском сегменте способствовал появлению на коммерческом рынке компьютерных чипов или других продуктов, которые по счастью мы можем использовать в оборонных системах с целью снижения затрат, сокращения сроков разработки и быстрого внедрения новых возможностей”.

Конечно, если у правительства и военных ведомств США есть простой и дешевый способ задействовать передовые технологии, используемые в коммерческих решениях, это справедливо и для наших врагов. Об этом я расскажу в другой статье.

Версия для печати