Государственная программа вооружения на 2011—2020 гг., предусматривая резкое повышение финансирования российской оборонной отрасли, делает ставку на модернизацию армии за счет выпуска новых видов техники. В этом контексте существенное отставание предприятий российского ОПК от современного уровня организации производства на базе достижений в сфере ИТ становится все более критичным. Текущие и перспективные задачи модернизации российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) на основе современных ИТ, передовой западный опыт, анализ российского рынка ИТ-решений для ОПК — все эти проблемы и задачи нашли отражение в данном интервью. Руководитель департамента машиностроения и военно-промышленного комплекса компании IBS Юрий Тертышник, отвечая на вопросы обозревателя PC Week/RE Алексея Воронина, затронул широкий круг актуальных для российской “оборонки” проблем и задач.

PC Week: Этим летом в Москве прошла конференция, посвященная проблемам ИТ в российской оборонной отрасли. Несмотря на наличие предприятий-лидеров по внедрению современных ИТ-решений и выводу производства на новый уровень, в целом, как следовало из докладов, мощности предприятий ОПК недостаточны, производительность труда низкая, технологические процессы устаревшие, а качество снизилось настолько, что продукция может стать неконкурентоспособной на международных рынках. И все это на фоне огромных ассигнований на перевооружение, которые рискуют быть неэффективными. Таким образом, круг проблем и задач широкий. В какой последовательности, с вашей точки зрения, необходимо решать проблемы ИТ-переворужения “оборонки”?

Юрий Тертышник: Действительно, предприятия ОПК, которые в советское время были наиболее передовыми с точки зрения управления производством, применяемых технологий и оборудования, сейчас, к сожалению, сильно отстали в этом плане по сравнению с другими отраслями российской экономики. Сказались и закрытость этих предприятий, и отсутствие в течение длительного времени оборонных заказов от государства (начиная с 1990-х и до последнего времени). Ситуация такова, что сейчас уже на самом деле нужна в определенном смысле ИТ-революция в “оборонке”, так как возможность постепенного эволюционного развития технологий, повышения уровня организации производства, разработки и выпуска новых образцов на базе современных ИТ уже упущена. Определенные шаги предпринимаются — например, создается верхнеуровневая аналитическая система оборонной промышленности — ГАС “ГОЗ” (государственная автоматизированная система гособоронзаказа). И в целом чиновники, которые руководят оборонной промышленностью, более “автоматизированы”, чем те, кто исполняет этот оборонный заказ непосредственно на производстве. Отсюда вывод: верхнеуровневая система сейчас должна задавать необходимые требования к информационным потокам, которые генерируются на уровне предприятия и далее собираются, обрабатываются и анализируются на верхнем уровне. А для того, чтобы эти информационные потоки были актуальны, достоверны и получены в нужном месте в нужное время, безусловно, необходимо, чтобы они генерировались современными информационными системами управления на уровне предприятий. Таким несколько странным — обратным — ходом у нас и складывается последовательность ИТ-перевооружения “оборонки”. Разумеется, такая ситуация не исключает автоматизации на нижнем уровне, и это происходит, но, к сожалению, пока только на отдельных передовых предприятиях.

PC Week: Какие проблемы вы считаете первичными непосредственно для производства?

Ю. Т.: На мой взгляд, в первую очередь следует обратить внимание на следующее обстоятельство: предприятия ОПК работают на связанном рынке, т. е. тактико-технические требования к военной технике задаются заказчиками. Если это касается серийного производства, то количество выпускаемой продукции, ее номенклатура, сроки выпуска тоже определяются гособоронзаказом (в отличие от предприятий, работающих на свободном рынке, которые разрабатывают изделия, рекламируют их, продают, но объемы производства изделий, даже технически сложных, зависят от спроса). Следовательно, и требования к информационной поддержке их деятельности отсюда вытекают специфические: это должны быть информационные системы, которые обеспечивают планирование выпуска продукции с учетом имеющихся ресурсов, оперативное перепланирование в зависимости от внешних факторов, безусловное взаимодействие с поставщиками в едином информационном пространстве. Следующий важный момент — это управление качеством выпускаемой продукции и экономика производства, т. е. это инструментарий, обеспечивающий расчет бюджетов предприятий, плановой и фактической себестоимости продукции, отнесенной на конкретный проект, и сравнение показателей в разрезе план — факт. На мой взгляд, эти моменты как раз и будут на первых порах драйверами развития ИТ на оборонных предприятиях в части исполнения основных требований, предъявляемых к информации верхнеуровневой системой.

PC Week: Проблема создания и оперативного вывода на рынок новых, качественных изделий — одна из самых актуальных и решать ее можно лишь при использовании современных средств разработки изделий “от идеи до детали” с возможностями использования 3D-модели и совместной работы специалистов всех включенных в процесс служб предприятия. Насколько широко представлены на российском рынке современные ИТ-решения в этой сфере?

Ю. Т.: 3D-модель — это важная вещь, но не единственно необходимая. Правильнее говорить о цифровом 3D-макете изделия, который включает и 3D-модель изделия, и 2D-описание этой модели (чертежи, схемы, документы), и полную электронную структуру изделия (спецификации, техпроцессы и пр.). К использованию такого 3D-макета и нужно стремиться на производстве. В целом системы данного класса можно подразделить на два подкласса: системы, которые являются источником инженерных данных CAx (САD/СAM/CAE), и системы, являющиеся средствами управления этими данными (PDM-системы). Системы первого класса достаточно широко представлены на российском рынке, в том числе и продукты отечественных разработчиков и уже используются предприятиями в зависимости от решаемых инженерных или конструкторских задач. Их выбор скорее обусловлен историческими и отраслевыми факторами, чем функциональными различиями. Что касается распространенности систем второго класса (PDM и PLM), здесь ситуация сложнее. Если вспомнить классическое деление ИС на легкие, средние и тяжелые, то отечественные производители находятся в настоящее время на стадии использования лёгких систем. Но ведь производство образцов военной техники — процесс сложный, безусловно требующий применения тяжелых систем. Различных продуктов этого класса на рынке достаточно, но имеются серьезные проблемы с квалификацией персонала предприятий и с дороговизной их внедрения.

PC Week: Насколько необходимы ИТ-решения с 3D-описанием изделий предприятиям российского ОПК?

Ю. Т.: В условиях, когда ОПК к 2020 г. должен выйти на уровень, способный обеспечить практически полное перевооружение армии, такого рода инструменты просто необходимы. На мой взгляд, без них, а также без внедрения PLM-систем выполнение поставленных программой вооружения амбициозных задач может оказаться под угрозой. Но тут возникает одна организационная проблема: готов ли заказчик (Минобороны, МВД, ФСБ, ФСО и другие федеральные органы исполнительной власти) принимать от разработчиков и производителей вооружения и военной техники документацию в цифровом формате? Заказчик требует предоставления технической документации в традиционном, бумажном виде. Для того чтобы перейти на новый формат, требуется другая квалификация у специалистов, которые занимаются приемкой, эксплуатацией вооружения и военной техники, ее обслуживанием и ремонтом.

Немаловажным фактором необходимости использования цифровых моделей является и то обстоятельство, что российский ОПК в последние годы сильно сдает свои позиции на международном рынке. Одна из особенно острых проблем — послепродажное обслуживание вооружения и военной техники. Наши конкуренты (в первую очередь — США и другие страны НАТО) предоставляют покупателям цифровую модель техники, что позволяет оперативно заказывать необходимые запчасти, организовывать ремонт и сокращать в значительной степени время, необходимое на поддержание вооружения и военной техники в боевой готовности. Отсутствие цифровых моделей и баз данных по каждому изделию, а также непредставление заказчику информационной поддержки в целом снижает конкурентоспособность наших вооружений и военной техники на мировом рынке.

PC Week: Какие организационные подходы способны изменить ситуацию к лучшему?

Ю. Т.: Приведу пример — в июне этого года мне довелось со специалистами Роскосмоса побывать на учебе в Европейском космическом агентстве. Мы посетили шесть различных предприятий ракетно-космической отрасли, изучили теорию и практику обеспечения контроля качества производства, на основании увиденного можно сделать конкретные выводы. Во-первых, важнейший фактор обеспечения качества продукта — стандартизация. В данном случае мы говорим не о международных стандартах качества, которые являются необходимым, но недостаточным условием, — требуются ведомственные, отраслевые стандарты и созданные на их основе качественные стандарты предприятий. Совокупность этих стандартов должна пронизывать все стадии выпуска продукции. Во-вторых, нужно наличие на предприятии системы проектного управления. Тогда все процессы контроля качества, начиная от конструкторской разработки и заканчивая сборкой изделия, контролируются всеми участниками процесса. Каждый рабочий на сборке становится контролером качества, поскольку любой инцидент (например, нестыковки техпроцесса с документацией), он тут же вносит в информационную систему. Вывод: рядом с каждым конструктором, технологом, инженером, рабочим контролера не поставишь, но пока на каждом из звеньев не будет контроля качества, реального результата не добиться. Западные предприятия, которые мы посетили во время обучения, не просто используют проектное управление и информационные системы, — они живут внутри них. Мы находимся на стадии использования неких сервисных информационных систем, а нужно научиться жить внутри них.

PC Week: Насколько востребованы предприятиями современные станки с ЧПУ? С какими проблемами сталкиваются российские предприятия, устанавливая их в цехах?

Ю. Т.: Использование станков с ЧПУ — это одно из звеньев процесса выпуска продукции военного назначения. Сейчас эти станки востребованы, но и здесь есть нюансы. Если изделие выпускается многие годы, технология отработана, то новые станки с ЧПУ, скорее всего, не нужны. Скорее речь в данном случае можно вести о внедрении специальных котроллеров для универсального оборудования. А вот когда осваиваются новые изделия, материалы, технологии, тогда и эффективно применение самого современного оборудования. Это подразумевает другую квалификацию рабочих, а также наличие информационной системы управления конструкторской и технологической документацией, одним словом — цифрового 3D-макета изделия.

PC Week: Помимо собственно производственных проблем, существуют трудности чисто формального свойства, например постановка программного обеспечения на баланс предприятия. Может ли круг нерешенных вопросов нормативного характера стать препятствием на пути ИТ-модернизации?

Ю. Т.: Сейчас все затраты, связанные с приобретением ПО, созданием корпоративной ИС, так или иначе списываются на себестоимость продукции. Различные предприятия решают проблему по-разному. Например оформляют приемку ПО или КИС актами с указанием срока использования , что позволят списывать затраты частично в течение срока использования. В некоторых случая ставят на баланс предприятия аппаратно-программные комплексы включая сервера, локальные сети и пр. с установленным ПО и инсталлированной и настроенной информационной системой (например модули ERP). Возможно также, теоретически, приобретение исключительных прав пользования, оформление авторских прав и постановка на учет ПО как нематериального актива. Т. е. все довольно сложно и неоднозначно, что вероятно, может стать сдерживающим фактором для руководителей предприятия при принятии решений по расходованию значительных средств на ИТ с точки зрения налоговой отчетности. На мой взгляд, все значительно упростилось бы, если бы в рамках РСБУ появилась возможность постановки на баланс предприятия ПО и информационных систем как основных фондов с определенными сроками амортизации, как это предусмотрено в МСФО.

Для коммерческих компаний это очень важно, так как значительно повышает их капитализацию. Для предприятий ОПК со значительной, или 100%, долей госсобственности, видимо это пока не актуально.

PC Week: Как решается проблема секретности производства при внедрении западных продуктов?

Ю. Т.: В России можно внедрять любые ИТ-продукты и информационные системы независимо от страны происхождения. Однако есть требования по проверке этих систем на возможность несанкционированного доступа, наличие в системе скрытых, недекларированных возможностей и др. Для этого необходимо, чтобы разработчики ПО предоставили данные по этим системам в соответствующие органы, открыв исходные коды. После проверки продукт официально получает сертификат, разрешающий его использование при обработке данных, составляющих государственную тайну. Хотят ли западные производители ПО предоставлять такие данные? Это сложный вопрос. Уже есть примеры, когда они предоставляют их и получают сертификаты.

Отдельно отметим, что иногда секретность — просто способ ничего не делать. Зачастую вместе со сведениями, которые составляют гостайну (нередко это незначительный объем информации), под общий колпак секретности попадают все данные об изделии, необходимые для его производства. И нужно разбираться непосредственно на предприятии, чтобы было разделение между теми данными, которые действительно составляют государственную тайну и всеми остальными. Эта проблема решается с помощью организационных мероприятий: установление режимной территории, обработка закрытой информации в специальных категорированных помещениях, обеспечение невозможности попадания информации в открытые сети общего пользования и т. д. При этом допустима сертификация АСУ в целом при соблюдении определенных правил ее эксплуатации.

PC Week: Могут ли российские специалисты (разработчики ИТ, сотрудники предприятий) ознакомиться с опытом работы предприятий оборонной отрасли западных стран?

Ю. Т.: Если мы говорим о западных предприятиях ОПК, которые выпускают конечную продукцию, — вряд ли. Если наших специалистов и пустят туда, то лишь на экскурсию. Есть другой путь: в предприятия ОПК входят 12 отраслей промышленности, существуют прямые связи между металлообрабатывающими, машиностроительными заводами, а также производящими продукцию электроники и энергетики, автомобили, воздушные и морские суда и пр. Контакты в этой сфере вполне возможны, и в первую очередь при содействии разработчиков ПО и аппаратных средств. Пример эффективного сотрудничества Роскосмоса и Европейского космического агентства я уже приводил.

PC Week: Исходя из западного опыта, можно ли нарисовать в общих чертах современную эффективную модель ИТ-системы предприятия, к которой следует стремиться?

Ю. Т.: Это должна быть интегрированная система, объединяющая весь цикл разработки и выпуска продукции, насквозь пронизывающая всю кооперацию.

PC Week: Кадры, как известно, решают все. Проблема кадров в сфере ИТ болезненна и для коммерческого сектора с высоким уровнем зарплат, а для сферы ОПК, можно предположить, еще более критична. Как можно снять остроту данной проблемы?

Ю. Т.: Сегодня на предприятиях российского ОПК сильно развита иерархическая система управления. Это архаичная система, предполагающая совсем иные роли для высшего руководства и руководителей среднего звена компании, чем требуются для современного проектного управления. Все осознают необходимость перехода на принципы проектного управления, но мало что делается в этом направлении. Ролевые показатели эффективности менеджмента компании при проектном управлении совсем иные, и начинать надо с изменения ролевых показателей эффективности топ-менеджеров. Для того чтобы молодые специалисты охотнее шли на производство в ОПК нужны новые технологии, в том числе информационные. Где брать специалистов и на какие зарплаты? Один из вариантов — привлечение специалистов внешних компаний. В ряде случаев нет смысла создавать мощное ИТ-подразделение непосредственно на предприятии, например для решения хоть и масштабных, но разовых задач, таких как построение ЦОДа или внедрение ERP. А если все-таки пойти по этому пути, то покупка собственных специалистов высокой квалификации на рынке, формирование команды ИТ подразделения потребует значительного времени и больших денег.

PC Week: Российский ИТ-рынок в контексте “оборонки” — что он из себя представляет? Какие решения, продукты интересные для предприятий оборонной отрасли и представлены в ней?

Ю. Т.: Стандартный функционал передовых продуктов мировых производителей, которые предлагаю отечественные интеграторы, вполне обеспечивают потребности предприятий, в том числе ОПК. Нельзя сказать, что механосборка в России коренным образом отличается от сборки, например, “Боинга” и не может быть автоматизирована с помощью стандартной функциональности применяемых там продуктов в силу своей невероятной специфики. Кроме того, у некоторых ИТ-компаний (в частности, в группе компаний IBS) существуют целые подразделения или самостоятельные фирмы-разработчики под заказ (например, Luxoft работает конкретно по заказам “Боинга” и других, в том числе и российских предприятий). Рынок сейчас готов предложить все, что необходимо ОПК, проблем с этим нет.

PC Week: Ваши сценарии развития событий в плане внедрения ИТ в российском ОПК — оптимистичный, пессимистичный, реальный?

Ю. Т.: Для начала отмечу, что в Федеральной целевой программе развития ОПК вообще отсутствует упоминание об ИТ. Вместе с тем целевые средства, выделенные на поддержку ИТ на предприятиях ОПК, пусть даже на паритетных основах, для ее успешной реализации просто необходимы. Еще отмечу, что в настоящее время на базе Всероссийского института межотраслевой информации (ВИМИ), подведомственного Рособоронзаказу, создается отраслевой центр компетенций (при участии IBS и ряда других разработчиков, производителей ПО и аппаратных комплексов). В нем будут представлены типовые разработки, которые могли бы внедряться на предприятиях с перенастройками до 10-15% и давать быстрый эффект. Он же будет выполнять роль и консалтингового центра для создания концепции развития ИТ того или иного предприятия, выбора оптимального набора программных продуктов с целью получения максимального эффекта при разумных затратах. Еще один очень важный момент — требуется изменить отношение руководителей предприятий к развитию ИТ, должна появиться их личная заинтересованность.

А теперь о возможных сценариях. Оптимистический: деньги выделены, разработаны типовые отраслевые решения, ролевые показатели эффективности топ-менеджеров пересмотрены, созданы условия для революционного прорыва в области ИТ на предприятиях ОПК. Пессимистический: на предприятиях продолжают использовать отдельные сервисные системы для латания дыр в наиболее критичных бизнес-процессах. Реальный: я думаю, что все же будет разработана единая методика обоснования потребности в ИТ, исходя из стратегических задач предприятий, после чего возможно постепенное выделение средств из федерального бюджета для частичного обеспечения реализации разработанных на предприятиях концепций развития ИТ, а частично за счет самих предприятий. Скорее всего, в ходе реализации проектов на предприятиях и будет накапливаться база знаний по типовым отраслевым решениям, например в том же центре компетенций ОПК.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)