Почти два года назад, в декабре 2010-го, президентом Дмитрием Медведевым была утверждена Государственная программа вооружения на 2011—2020 гг. (ГПВ-2020), предусматривающая финансирование армии в объеме 20 трлн. руб. Основная цель программы — кардинальное перевооружение российских вооруженных сил. Выделенные для этого средства планируется потратить на приобретение и поставка в армию новейших образцов вооружения и военной техники (ВВТ), с тем чтобы довести их долю в общем объеме имеющегося парка до 70%. Это ставит перед отечественными предприятиями оборонно-промышленного комплекса (ОПК) задачи повышения производительности труда, обеспечения ускоренной разработки и вывода на рынок современных высокотехнологичных образцов ВВТ и, главное, улучшения качества выпускаемого оружия. Последняя задача становится все более актуальной и в контексте снижения конкурентоспособности российских образцов техники и вооружения на международных рынках. Западные производители в сфере вооружений, судя по оценкам экспертов и публикациям в прессе, уже перешли на современные формы и методы организации производства на базе достижений ИТ на всех стадиях изготовления своей продукции, включая ее проектирование, производство и постпродажное обслуживание.

Мы пригласили экспертов, представителей ИТ-компаний, обсудить актуальную проблематику настоящего и будущего использования современных ИТ-решений на предприятиях российской оборонной отрасли.

Спрос на ИТ растет

“Ощущаете ли вы повышение интереса со стороны предприятий ОПК к современным ИТ-продуктам и решениям?” Все эксперты — участники российского ИТ-рынка (системные интеграторы, вендоры), которым мы задали этот вопрос, — дали на него положительный ответ, уточнив некоторые особенности процесса.

Евгений Кучик, генеральный директор компании “БОСС. Кадровые системы”, отметил, что пока предприятия оборонной отрасли занимаются скорее “осторожным исследованием” ИТ-рынка, чем “активным поиском адекватных задачам предприятий продуктов и их внедрением”. “Отчасти сказывается специфика данной отрасли, — поясняет эксперт. — Предприятия привыкли самостоятельно разрабатывать информационные системы под свои нужды и не готовы в полной мере раскрывать “внутреннюю кухню” сторонним компаниям”. Вместе с тем, подчеркивает Евгений Кучик, предприятия ОПК уже “в полной мере ощущают давление открытого рынка, требующего повышения эффективности управления предприятием и качества производимой продукции”. И одна из приоритетных задач на этом пути, отмечает он, — необходимость инвестиций в человеческий капитал оборонной отрасли.

Чрезвычайную важность поддержки процессов модернизации ОПК квалифицированным персоналом признает и Игорь Соколов, вице-президент, руководитель дирекции по работе с промышленными предприятиями ГК “ЛАНИТ”. Он также констатирует, что помимо решения вопросов финансирования военных программ и обеспечения производства квалифицированными ИТ-кадрами “важно определить приоритетность каждого из направлений модернизации, выработать чёткую программу реализации”.

Дмитрий Рычков, руководитель коммерческой дирекции компании “Астерос”, считает, что наблюдаемое сегодня повышение интереса к ИТ со стороны предприятий ОПК можно назвать “эффектом отложенного спроса”, вызванного недофинансированием отрасли в прошлые годы. Эксперт отмечает изменение подхода заказчиков оборонного сектора к выбору ИТ-решений: “На смену латанию дыр приходит стратегическое планирование на несколько лет вперед”. В плане обеспечения отрасли квалифицированным персоналом, по оценке г-на Рычкова, проблема решается — в отрасль “уже приходят специалисты с пониманием возможностей ИТ для бизнеса”.

Точки роста — реальные и потенциальные

В числе конкретных классов программных продуктов, на которые уже отмечается спрос со стороны оборонной отрасли, эксперты назвали CAD/CAM/CAE-системы, обеспечивающие сквозное проектирование изделий, а также решения в сфере оперативного управления производством.

Ярослав Тарасов, директор по развитию бизнеса компании “Инфосистемы Джет”, считает, что CAD/CAM/CAE-системы позволят предприятиям значительно сократить расходы и время на создание новых образцов вооружения и военной техники. “Это достигается за счет исключения создания натурных образцов ВВТ, используемых при различных испытаниях (например, самолета, корабля), — поясняет эксперт. — При этом, в случае компьютерного моделирования, программы испытаний становятся комплексными, их результаты более достоверными, а образец ВВТ — более надежным”. Правда, уточняет г-н Тарасов, нужно также понимать, что одних систем класса CAD/CAM/CAE для получения ожидаемого результата недостаточно, необходима еще и соответствующая система визуализации, которая и обеспечит комплексность, “натурность” компьютерной модели. Кроме того, для обеспечения работы этих систем требуется соответствующая ИТ-инфраструктура — высокопроизводительные вычислительные комплексы, современные системы хранения данных. Ярослав Тарасов также обратил внимание на активный интерес заказчиков ОПК к средам быстрой разработки бизнес-приложений, включающих генерацию кода и многократно используемые метаданные для быстрого создания управленческих приложений.

Игорь Соколов, подтвердив наличие в портфеле своей компании запросов оборонных предприятий на консалтинг в области новых систем управления жизненным циклом изделия (PLM-решений) — как по внедрению новых систем, так и по доработке ранее установленных, — добавил, что ЛАНИТ получает достаточно много запросов и по модернизации ИТ-инфраструктуры, а также по комплексному обеспечению информационной безопасности (в частности, безопасности АСУТП).

По мнению Дмитрия Рычкова, основное место в портфеле проектов оборонных предприятий сегодня занимают автоматизированные системы управления производством, но заметным трендом стали проекты по консолидации и виртуализации вычислительных мощностей.

Евгений Кучик отмечает, что оборонные предприятия активно интересуются построением единой системы электронного документооборота, ее интеграцией с системами кадрового менеджмента и бухгалтерскими приложениями. Интересуют предприятия и системы обучения и повышения квалификации, прохождения периодической обязательной переподготовки специалистов.

В профильных для “оборонки” министерствах и ведомствах, как известно, уже разрабатываются специализированные информационные системы верхнего уровня (например, государственная автоматизированная система “Государственный оборонный заказ” — ГАС “ГОЗ”, запуск которой в эксплуатацию планируется уже до конца текущего года). Вместе с тем очевидно, что без достоверной информации из ИТ-систем непосредственно на производстве ведомственные системы будут работать вхолостую.

Какие ИТ-продукты, поинтересовались мы у экспертов, следует внедрять именно на предприятиях ОПК, чтобы обеспечить министерства и ведомства реальной информацией о состоянии исполнения оборонных заказов? Максим Амосов, директор департамента решений SCM и управления перевозками компании “СИТРОНИКС Информационные Технологии”, подчеркнул, что однозначного ответа на этот вопрос нет, поскольку “оборонные предприятия в целом не очень хорошо покрыты ИТ-решениями”. В случае роста инвестиций в НИОКР на первый план выйдут системы автоматизированного проектирования CAD/CAM и системы управления жизненным циклом, их совместное использование позволит сократить продолжительность цикла подготовки новых моделей и прототипов на 10 и более процентов, а в ряде случаев и в разы.. Для западного бизнеса такой подход не является чем-то новым, предприятия же российской “оборонки”, отметил г-н Амосов, “не всегда комплексно подходят к решению этой задачи”.

“Большинство компаний ОПК в той или иной степени уже использует различные продукты, связанные с проектированием, — признает вместе с тем наш эксперт. — Как правило, это нишевые продукты для решения определенных узких задач. К сожалению, данный вопрос не решается комплексно, что приводит к отсутствию сквозной цепочки создания продукта и контроля качества на всех стадиях проектирования и производства”. Для того чтобы выдержать жесткие сроки поставок и повысить общую управляемость производства, напомнил он, рекомендуется использовать решения класса BI.

Электронная модель взаимодействия с заказчиками

Современные ИТ-решения позволяют не только разрабатывать и производить новейшие образцы ВВТ на базе цифровых макетов, но и наладить между предприятиями и заказчиками в лице министерств и ведомств обмен документацией в электронном виде, отказавшись от традиционной бумажной формы. Более того, переход на электронный обмен логически вытекает из модели современного, работающего с цифровыми макетами изделий предприятия. По мнению экспертов, понимание важности и необходимости перехода на электронный документооборот у оборонных министерств и ведомств есть. Евгений Кучик аргументирует свою точку зрения тем, как развивается ситуация с внедрением электронного документооборота на федеральном и региональном уровнях в целом. В частности, он напомнил о недавнем постановлении Правительства РФ от 6.09.2012 “О мерах по совершенствованию электронного документооборота в органах государственной власти”, установившем в числе прочего дату окончательного перехода на обмен электронными документами при взаимодействии федеральных органов исполнительной власти (31 декабря 2017 г.). “Так что в отношении оборонной промышленности это лишь вопрос времени, — уверен эксперт. — Те предприятия, которые озаботятся данной задачей сегодня, смогут более эффективно работать в дальнейшем”. Евгений Кучик вместе с тем констатирует, что нынешняя ситуация в ОПК пока такова, что лишь единицы оборонных предприятий имеют комплексные информационные системы, но, добавляет он, примерно через пять лет их наличие станет нормой.

А вот Игорь Соколов, отвечая на вопрос о переходе на новую цифровую модель взаимодействия предприятия и заказчика, лишь коротко указал, что его компания “уже имеет вполне конкретный опыт реализации проектов, когда подлинником конструкторской документации является электронный макет и представитель военного заказчика делает утверждение документации в PDM-системе”.

Постпродажное обслуживание ВВТ

Российское оружие и боевая техника очень востребованы на международных рынках вооружений, но в последние годы они стали терять свои позиции, чему есть много причин, и одна из них — слабое постпродажное обслуживание реализованной техники. Мы поинтересовались у наших экспертов, возможно ли изменить ситуацию к лучшему на базе современных ИТ и что делается в данном направлении.

Игорь Соколов отметил, что справиться с этой проблемой поможет соответствующий класс решений — MRO (Maintenance, Repair & Overhaul — обслуживание, ремонт и модернизация). По опыту специалистов компании ЛАНИТ, спрос на них со стороны оборонных предприятий растет; более того, компания уже внедряет на ряде предприятий ОПК ИТ-компоненты для обеспечения постпродажного обслуживания изделий.

Евгений Кучик констатирует, что современные промышленные системы соответствующего класса уже внедрены на части предприятий ОПК, многие другие “активно работают в этом направлении”. Однако проблема, по мнению представителя компании “БОСС. Кадровые системы”, в том, что лишь нормативными механизмами и высокотехнологичными системами данный вопрос не решить. “Необходимо активно инвестировать в человеческий капитал, развивать культуру производства, — уверен Евгений Кучик. — Качество конечного продукта неотделимо от качества производственного процесса”.

Информационная безопасность: проблемы и их решение

Вопросам обеспечения информационной безопасности предприятия ОПК уделяют особое внимание. Существует целый пласт нормативных документов — общефедеральных и отраслевых, которые регламентируют данную сферу на уровне законодательства. По идее, это должно усложнять (и наверняка отчасти усложняет) работу самих предприятий, системных интеграторов, поставщиков специализированного ПО. Вместе с тем, по мнению Евгения Кучика, при наличии соответствующих компетенций следование данным государственным и отраслевым стандартам “не представляет особой сложности”. По его оценке, основанной на опыте сотрудничества компании “БОСС-кадровик” с ОПК, предприятия успешно проводят сертификацию своих информационных сред ФСБ, а также, если требуется, — на предмет соответствия требованиям Закона №152-ФЗ “О защите персональных данных”. Коммерческие продукты, в частности кадровые системы, в свой черед, успешно работают в таких защищенных средах и обрабатывают информацию с грифом “секретно”, также получая положительные заключения ФСБ.

Ярослав Тарасов в целом согласен с коллегой. По его мнению, система сертификации ИТ-решений в России достаточно развита и отработана, так что “нет ничего принципиально сложного в проведении подобных работ” (конечно, в случае согласия вендора с этой процедурой, добавляет он, комментируя ситуацию в контексте сертификации западных программных продуктов).

Евгений Кучик, коснувшись вопроса о сертификации западных ИТ-продуктов, отметил, что на сегодняшний день “практически все крупные западные вендоры успешно проходят процедуру сертификации продуктов в компетентных органах”. Надо учитывать, подчеркивает эксперт, что масштабные территориально распределенные системы строятся на довольно консервативных в плане программного обеспечения принципах. Системы подобного класса не нуждаются в постоянном обновлении, и их заказчики не участвуют в свойственной рынку b2c погоне за последней версией продукта. Отлаженные ИТ-системы могут без радикального видоизменения функционировать десятилетиями. Поэтому особых проблем в прохождении определенных процедур на предмет соответствия законодательству о защите государственной тайны для разработчиков операционных систем, СУБД эксперт не видит. “С другой стороны, — добавляет г-н Кучик, — если мы говорим о конечных прикладных продуктах, требующих постоянного обновления ввиду изменения законодательства, таких как системы управления персоналом, то тут надо отметить, что западные разработчики не всегда адекватно справляются с этой задачей”.

Игорь Соколов, отметив, что задачам обеспечения ИБ в оборонной отрасли действительно уделяется повышенное внимание, рекомендовал подходить к вопросу системно, а не посредством латания дыр, и первой стадией для реализации системного подхода к обеспечению информационной безопасности он считает ее аудит. “Это даёт возможность разработать комплексную программу проектных мероприятий по построению системы информационной безопасности, — поясняет он. — Далее, при её реализации, применяются вполне стандартные подходы: защита сети, приложений, предотвращение утечек, защита АСУТП, обеспечение физической безопасности промышленных объектов, построение эффективного организационного и нормативно-распорядительного аппарата и, наконец, создание единого центра мониторинга и реагирования на инциденты информационной безопасности”.

Дмитрий Рычков отмечает в качестве “положительного сдвига” в сфере решения задач обеспечения ИБ на оборонных предприятиях недавно утвержденный ГОСТ по обмену конструкторской документацией в электронном виде. По мнению эксперта, это позволит большинству предприятий приблизиться к стандарту “электронных заводов”, когда вся информация, от стадии проектирования до создания станков с программным управлением, передается, обрабатывается и согласуется в электронном виде.

Коснувшись специфики менталитета заказчиков оборонных предприятий, обусловленной повышенной секретностью отрасли и, соответственно, повышенным вниманием с их стороны к ИБ, почти все эксперты отметили, что эта специфика существует, но не является критичной во взаимоотношениях с ними. Евгений Кучик охарактеризовал ее как “разумную осмотрительность во взаимоотношениях с внешним миром”, которую просто необходимо учитывать при работе с предприятиями ОПК, а Дмитрий Рычков подчеркнул, что системные “интеграторы, специализирующиеся на решении вопросов безопасности, вполне способны обеспечить комплексную систему защиты”.

Максим Амосов в отличие от коллег считает данный аспект взаимодействия с заказчиками ОПК более заметным и значимым в плане влияния на ИТ-проекты, реализуемые в оборонной отрасли. “Часто требуется достаточно впечатляющий набор различных лицензий, сертификатов и дополнительных требований — как к проекту, так и к его документированию, — констатирует он. — Это в конечном итоге довольно сильно влияет на длительность жизненного цикла внедрения ПО в целом, в частности на этапы подготовки к проекту и собственно сами работы”. Часто также требуется соответствие ГОСТам, передача исходных кодов с целью их валидации по процедурам безопасности. Все вместе, говорит эксперт, это вынуждает вендоров ПО вкладывать “весьма значительные” финансовые средства в локализацию и последующую поддержку нормативной документации.

Сценарии будущего

Наиболее полно и точно, на наш взгляд, различные сценарии развития и модернизации предприятий ОПК на базе ИТ очертил Евгений Кучик. Оптимистический сценарий, по его оценке, будет возможен в том случае, если необходимость внедрения современных ИТ-систем на предприятиях оборонного комплекса будет признана и закреплена на государственном уровне как неотъемлемый элемент программы перевооружения отрасли. При этом приоритет будет отдаваться разработкам отечественных компаний, способных по многим направлениям ИТ конкурировать с мировыми гигантами. “Это придаст заметный импульс всем крупным отраслевым игрокам в сфере оборонной промышленности и выведет ИТ-сферу с периферии их внимания на одну из передовых позиций, — поясняет Евгений Кучик. — Приток государственных инвестиций обеспечит взрывной рост спроса, близкий по своим показателям к пиковым докризисным значениям”.

В случае, если события пойдут по пессимистическому сценарию, т. е. при отсутствии активной государственной политики в области продвижения ИТ-решений в оборонной сфере, этот рынок будет двигаться в фарватере глобального ИТ-рынка с эпизодическим возникновением отдельных всплесков интереса к внедрению новых продуктов. Наконец, реально ситуация будет развиваться, по оценке Евгения Кучика, скорее всего следующим образом: предприятия ОПК сумеют преодолеть кризис с лучшими в машиностроительной отрасли показателями, что предопределит рост заинтересованности в ИТ-решениях как драйверах дальнейшего развития и повышения конкурентоспособности. Уже сегодня, констатирует эксперт, заметно определенное оживление в данном рыночном сегменте, в последующем оно будет расти, причем потенциал роста данного рынка очень высок (на уровне 50%), что делает его одним из самых интересных с точки зрения ИТ-компаний.

Версия для печати (без изображений)