В российском здравоохранении об активном использовании бизнес-аналитики говорить рано, а вот в развитых странах Запада аналитический инструментарий уже давно нашел широкое применение. О проблематике и перспективах использования аналитических ИТ-решений с Марком Питсом, старшим вице-президентом консалтинговой компании SourceHOV, беседовал обозреватель PC Week/RE Алексей Воронин.

PC Week: Начнем с главного — зачем врачам бизнес-аналитика?

Марк Питс: Бизнес-аналитика стимулирует врачей, работающих в медицинских учреждениях, к снижению объема предоставляемых услуг и повышению их качества, потому что им уже платят не за количество услуг, а за результат.

PC Week: Кто пользуется аналитическими инструментами в лечебных учреждениях США — выделенные специалисты или сами врачи?

М. П.: Как правило, это выделенные эксперты, работающие с данными и использующие специальные инструменты для аналитики с целью поддержки высокой эффективности принятия решений. Результаты анализа передаются врачам, чтобы они могли ознакомиться с ними. Например, на основе аналитических исследований можно предсказать вероятность заболевания пациента диабетом. А врач, в свою очередь, способен предпринять меры по предотвращению заболевания.

PC Week: Насколько велики различия в системах здравоохранения разных стран и в практике использования там подобных решений?

М. П.: Системы здравоохранения в разных странах разные, и аналитические инструменты используются по-разному. В здравоохранении США работа с аналитикой — это давняя и привычная практика. Страны Западной Европы в большинстве своем уже внедрили системы учета, описательной статистики и отчетности и тоже приступают к использованию более глубокой аналитики, позволяющей находить неочевидные связи и тенденции. Повсеместно очень важным становится вопрос финансирования. В США, например, система здравоохранения тоже модифицируется, в результате основным финансирующим звеном в этой сфере становится правительство, а оно, как вы понимаете, заинтересовано в снижении расходов и вместе с тем в повышении качества лечения.

PC Week: Как вы оцениваете российский рынок бизнес-аналитики в медицине?

М. П.: Я с интересом изучаю российский рынок. В России очень мощный потенциал позитивного использования решений этого класса. Согласно моему опыту, в России люди, занимающиеся медицинским бизнесом (работают ли они в клинике, в страховой или фармацевтической компании), пока мало осведомлены о потенциальной пользе применения специализированных программ для анализа данных. Им нужно рассказывать, какую конкретно пользу можно извлечь и как это сделать. Как только люди убедятся, что польза действительно есть, возникнет и спрос. По опыту США можно констатировать, что медицинские организации, применяющие аналитику, более конкурентоспособны, поскольку у них меньше издержки и выше качество услуг.

PC Week: Использование аналитики требует больших, интегрированных и качественных данных. В российском здравоохранении сегодня они вряд ли существуют, поскольку отсутствует зрелая ИТ-инфраструктура. Насколько реально в настоящее время говорить о применении аналитических решений в России?

М. П.: Качество данных — общая проблема для всех стран. Даже в США и Европе, где ИТ-инфраструктура достаточно зрелая, возникают вопросы по интеграции данных. У нас очень много законов, защищающих персональные данные, которые не дают возможности разным учреждениям свободно обмениваться информацией. Что касается России, то вопрос не в качестве и интеграции данных, а в переходе на электронные карты и накоплении информации в электронном виде.

PC Week: В России сегодня есть работающие аналитические системы в медицине?

М. П.: До такой степени зрелости, насколько мне известно, дошли небольшие медицинские организации (фармацевтические компании, НИИ), которые осознали, что бизнес-аналитика — конкурентное преимущество. Но это небольшие локальные решения.

PC Week: Какие-то действия Минздравом предпринимаются в направлении использования новейшей аналитики?

М. П.: Российское Министерство здравоохранения в настоящее время создает интегрированную информационную систему, ориентированную в первую очередь на объединение имеющейся и поступающей информации из отрасли. Об активном использовании именно аналитических решений пока говорить рано. Однако уже можно использовать, например, решения SAS для управления данными, которые способны интегрировать данные для последующего анализа из различных источников — будь то СУБД Oracle или DB2, равно как удалить дублирующие записи, устранить ошибки и неточности, структурировать данные. Более сложный момент — интеграция аналитики в прикладные системы. Это уже следующий шаг.

PC Week: Все говорят о том, что конкуренция — это хорошо, но никто не любит говорить о своих конкурентах. Как вы оцениваете конкурентную ситуацию на мировом рынке аналитических решений в медицине?

М. П.: Я все-таки хочу уточнить, я не представляю компанию SAS, но как практик для проектов выбрал решения этой компании и считаю, что многие наши проекты могли вообще не состояться без этих инструментов. Дело в том, что есть большие различия между решениями, например, SAP или Oracle с одной стороны и “продвинутыми” аналитическими системами с другой. “Продвинутая” аналитика — это не только хранение информации, умение создавать и обрабатывать запросы. Мы должны выгружать данные, преобразовывать их и затем применять эту информацию вне области описательной статистики — в разрезе предсказания, прогноза и оптимизации принимаемых решений, чтобы иметь возможность изменять ситуацию. Стандартную бизнес-аналитику можно представить как взгляд назад, когда мы можем лишь оценить произошедшие события. “Продвинутая” аналитика — это когда мы смотрим вперед, предсказываем будущие события и имеем возможность повлиять на вероятность их наступления. На рынке, конечно, представлены инструменты и помимо SAS, и их вполне можно применять в сфере здравоохранения, но по моему опыту, у них нет таких широких возможностей от управления данными и их обработки до углублённой аналитики и интерактивной отчетности.

PC Week: Можно ли считать решения SAS в сфере медицины отраслевыми?

М. П.: В SAS существует центр экспертизы по медицинскому обслуживанию, который разрабатывает специальные решения именно в сфере здравоохранения, и я участвую в этих разработках как сторонний эксперт. Например, у SAS есть инструменты для управления эпизодами заболеваний, которое позволяет сгруппировать данные о симптомах, о проведенном лечении, о процедурах, медикаментах и их эффективности и, пользуясь исторической информацией о пациентах с аналогичной клинической картиной, определять результативность лечения и предстоящие затраты. Второй пример — специализированная система контроля мошенничества и злоупотреблений в области здравоохранения, позволяющая снижать связанные с подобными явлениями издержки.

PC Week: Снижение издержек предполагает знание стоимости услуг. Я не уверен, что российским врачам известно, сколько стоит, например, прием у терапевта. А как обстоят дела в США?

М. П.: В США существует стандартная система кодификации для медицинского биллинга, где каждому заболеванию присваивается свой код. Могу предположить, что аналогичная система имеется и у российского Министерства здравоохранения. По крайней мере я уверен, что у российских страховых компаний тарификация точно существует.

PC Week: Многие проекты, реализованные вами, имеют отношение к управлению финансами. В чем специфика финансовых потоков в здравоохранении?

М. П.: Расходы в сфере здравоохранения — одна из самых больших затратных статей национальных бюджетов развитых стран. И эта статья быстро растет, поскольку население стареет. Использование аналитики помогает определить оптимальные инвестиции, ресурсы, инфраструктуру, планы по обучению, чтобы охватить системой здравоохранения максимальное количество людей и при этом не создавать лишней нагрузки на бюджет или не обанкротиться, если у вас частная компания.

PC Week: А в чем специфика, например, фармацевтических компаний?

М. П.: Все фармацевтические компании много средств инвестируют в разработку новых лекарств. Это процесс длительный, занимающий годы, — от разработки концепции до выпуска препарата в продажу. В частности, очень большие расходы фармацевты несут на обеспечение безопасности новых лекарств. Управление бизнес-процессом разработки лекарства, а также получением достаточного дохода на уровне компании — это центральные моменты для фармацевтических компаний. Огромную роль играет аналитика и в вопросах ценообразования.

PC Week: Каковы основные направления аналитики в страховом медицинском бизнесе?

М. П.: В страховании у аналитических решений много задач, потому что страховые компании являются посредниками между пациентами, врачами, работодателями и правительственными органами. Так, например, частные страховые компании, которым предприятия оплачивают страховую премию за своих сотрудников, используют бизнес-аналитику для оптимизации цикла платежей и издержек, для актуарных расчетов (установления размера премии в зависимости от уровня риска). В результате предприятия с многочисленным персоналом могут выторговать себе скидки у страховщиков, а те, в свою очередь, могут пойти на их предоставление, поскольку способны оказывать услуги более высокого качества по более низкой цене и могут лучше планировать свои финансы. При этом страховая компания, получая отчеты от поставщиков медицинских услуг, может оценивать соотношение цены и качества лечения в разных учреждениях и принимать решения о целесообразности дальнейшего сотрудничества. В роли таких арбитров страховые компании могут играть ключевую роль на рынке здравоохранения, и аналитика может использоваться ими для стимулирования поставщиков медицинских услуг в плане повышения качества и снижения издержек. За продвижение всех этих инноваций на американском рынке отвечают именно страховые компании. Отчасти это связано с тем, что у них есть доступ к информации по большим популяциям клиентов. Например, крупнейшая американская страховая компания UnitedHealth Group обслуживает 70 млн. американских граждан. И все-таки ключевой момент, стимулирующий использовать аналитику на американском рынке страхования и медобслуживания, — конкуренция за работодателя, страхующего свой персонал.

PC Week: Модная тема — геномная медицина. Насколько в США продвинулось персонифицированное лечение на основе создания генома каждого пациента и какое здесь место у бизнес-аналитики?

М. П.: Геномная медицина с течением времени изменит всю систему здравоохранения. Что касается практики — да, люди в Америке уже используют генетические тесты для того, чтобы делать клинические выводы… Вы знаете Анджелину Джоли?

PC Week: Видел по телевизору…

М. П.: На основе геномного теста и истории болезни членов ее семьи она провела себе две операции мастэктомии, потому что в ее геноме есть конкретный ген, который повышает риск заболевания раком груди в пять раз. Это показательный случай, который свидетельствует, что мы начинаем переходить на новый этап развития медицины. Если сейчас аналитика используется для лечения пациента, похожего на других из выборки со схожими симптомами и анамнезом, то в будущем аналитика позволит учитывать информацию о геноме каждого конкретного человека и проводить индивидуальное, подходящее именно ему лечение. Конечно, впереди еще очень большая работа, но по мере того как мы будем узнавать больше, геномика будет играть все более важную роль в нашей жизни.

PC Week: Но это ведь повлечет обострение вопроса защиты персональных данных пациента. Как эта проблема решается в американском здравоохранении?

М. П.: Это одна из основных проблем. Ведь для того, чтобы в полной мере ощутить преимущества бизнес-аналитики, необходимо обрабатывать максимально полную и подробную персональную информацию о пациенте, конфиденциальность которой вместе с тем должна защищаться. Частично проблема снимается путем обмена обезличенными данными. Но в перспективе придется переходить к персональным данным о конкретном пациенте и разрабатывать новые принципы защиты этих данных, поскольку лечить надо конкретных людей.

PC Week: В завершение нашей беседы — каким вам видится будущее аналитики в сфере здравоохранения в ближней перспективе, в пределах двух-трёх лет, и в отдаленной? Если попробовать отвлечься от реалий, то каковы ваши мечты о медицине, которая использует бизнес-аналитику?

М. П.: В течение ближайших двух-трёх лет я надеюсь, что мы проделаем определенный путь в развитии больших возможностей обмена персональной информацией между заинтересованными медицинскими учреждениями. Чем детальнее информация, с которой работает аналитическое решение, тем лучше можно оптимизировать затраты на медицинское обслуживание и усовершенствовать качество услуг. Что касается отдаленных перспектив, то генные технологии в сочетании с “продвинутой” предсказательной аналитикой, я надеюсь, дадут нам возможность увидеть заболевание до того, как оно успело проявиться: понять такие заболевания, как грипп и многие другие, на том уровне, когда мы сможем воздействовать на конкретный организм и саму болезнь, причем лечение будет генетически направленным. Это выглядит как научная фантастика, но вероятность принятия в скором времени научно обоснованных клинических решений на основе генетических данных достаточно высока. На получение последовательности генома человека ушло более 10 лет и миллиарды долларов, а сегодня можно одновременно расшифровать геном четырех человек за три дня, и на это уйдет менее десяти тысяч долларов. Стоимость расшифровки генома продолжает снижаться, и как только эта информация будет доступна обыкновенным людям, мы очень быстро достигнем той точки, когда сможем использовать наше понимание человеческой генетики для того, чтобы коренным образом изменить нашу жизнь.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)