Проблема интероперабельности — взаимодействия ИТ-систем и приложений между собой для решения необходимых пользователям задач — имеет не такую уж большую историю. С некоторой долей условности можно сказать, что актуальность этой темы зримо обозначилась лишь в начале 1990-х, когда стало понятно, что обеспечение потребностей заказчиков в рамках функционирования некоторых единых приложений уже невозможно, и потому необходимо обеспечить интеграцию разных приложений, причем не только на информационном уровне (обмен данными), но и на функциональном (прямое обращение к функциям).

Поначалу проблема решалась созданием соответствующих программных интерфейсов различными конкурирующими между собой ИТ-разработчиками, как от отдельных компаний, например COM (Microsoft), так и от групп поставщиков — CORBA (консорциум ORG). Однако довольно скоро стало понятно, что гетерогенность ИТ-мира начинает выходить за рамки архитектур отдельных поставщиков и вопросы интероперабельности требуют решения на основе некоторые единых общеотраслевых подходов. Именно под знаменем единения всех ИТ-поставщиков на рубеже веков стали развиваться технологии XML и Web Services. Но хотя их продвижение в массы шло с обещаниями типа “Web Services спасут ИТ-мир от разобщенности”, разумеется, полного и всеобщего решения проблем интероперабельности не получилось. И, конечно же, получиться не могло в силу изначальной гетерогенной ИТ-мира, который развивается в условиях “единства и борьбы противоположностей” (растущая сложность и распределенность ИТ-систем, конкуренция, новые технологии и пр.).

Так или иначе, но вопросы интероперабельности стали одной из главных тем на прошедшей в апреле конференции Russan Open Source Summit (ROSS) 2014. Она была поднята в выступлениях в пленарной части, а затем более детально рассмотрена в докладах и дискуссиях на отдельной секции. Принимая во внимание основную тематическую направленность этого мероприятия, многие докладчики строили свои выступления с учетом тезиса о необходимости использования открытых интерфейсов взаимодействия систем, а также сравнительного анализа возможностей свободного и проприетарного ПО.

Общее направления разговоров по данной тематике задал в пленарном докладе управляющий директор “SUSE СНГ” Владимир Главчев, определив свой ключевой тезис непосредственно в названии своей презентации: “Переход на открытые стандарты и технологии в современных ИТ-системах — уже не выбор, а необходимость”. По его мнению, именно такой подход позволяет снизить соотношение стоимости ИТ к эффективности их применения, что является решающим критерием при выборе заказчиком технической системы. Доказывая эти положения, технический эксперт SUSE Кирилл Степанов в своем секционном выступлении привел пример эволюции технологии разработки интегральных схем и электронной аппаратуры с 1970-х до наших дней, высказав мнение, что именно уровень открытости технологий позволил решающим образом снизить затраты, пройдя последовательно несколько вариантов от создания нового изделия и способа “разработки с нуля” к “проектированию по образцу”, а затем к “интеграции готовых решений”. По его мнению, именно открытые стандарты обеспечили ключевые прорывы в ИТ-мире. В качестве примера он привел ключевые протоколы Интернета. Правда, при этом докладчик подчеркнул, что одной открытости недостаточно для успеха, стандарт должен быть еще и работоспособен (в этой связи был упомянут провал разработки стека протоколов Open Systems Interconnection, создание которого началось еще в конце 1970-х).

Конкретный пример использования открытых стандартов взаимодействия ИТ-систем применительно к построению гетерогенных сред управления корпоративными контентом (ECM) привел инженер компании VDEL Алексей Ермаков. Речь идет о стандарте CMIS (Content Management Interoperability Services), созданном еще несколько лет назад большой группой вендоров и поддерживаемом практически всеми ведущими ECM-платформами. CMIS позволяет решать задачи взаимодействия (как с помощью обмена данными, так и путем прямого доступа к функциями систем) не только ECM-решений между собой, но также с любыми бизнес-приложениями (ERP, CRM, BI и пр.) и с широким спектром клиентских, в том числе мобильных, устройств. Он включает API для работы с контентом, мощный язык запросов, поддержку различных моделей контента и нескольких траспортных протоколов. При этом стандарт является независимым от конкретных ИТ-решений и может работать с разными языками программирования.

Председатель правления АНО “Центр компетенции по электронному правительству” Владимир Дрожжинов осветил другой аспект интероперабельности: информационное взаимодействие различных ведомственных информационных систем в рамках оказания государственных безадресных услуг. Тема использования ИТ для повышения эффективности госуслуг является в последнее время очень актуальной во всем мире (в рамках общей концепции “электронного правительства”), но обычно при этом речь идет об адресных услугах, когда какие-то действия начинают выполняться по запросу отдельного человека (и результат поступает ему же).

Но помимо этого государство выполняет много функций, значимых для общества в целом (например, оборона, формирование бюджета страны и пр.). С точки зрения ИТ отличительной чертой взаимодействия ведомств в рамках такой работы является то, что здесь процессы менее подвержены влиянию изменений законодательных требований и во многом применимы на самых разных уровнях взаимодействия, от муниципального до международного. Некоторые из них имеют открытые международные стандарты для межгосударственного взаимодействия, соответственно имеют и открытые реализации. Но тут, как правило, речь идет о необходимости решения задач интероперабельности на семантическом уровне. В качестве примера был приведен стандарт NIEM (National Information Exchange Model, модель обмена государственной информацией), который является обязательным для межведомственного обмена информацией в органах управления всех административных уровней США. По сведениям докладчика, применение этого стандарта обеспечивает:

  1. повышение качества государственных решений за счет предоставления точной, своевременной, полной и релевантной информации лицам, принимающим решения, во всем широком спектре сообществ, заинтересованных в стандарте NIEM;
  2. достижение более значительной экономической и социальной эффективности административных процессов и возврата инвестиций (ROI) в них за счет ускорения проектирования и развития обмена информацией;
  3. снижение риска невозврата инвестиций в перспективные разработки индивидуальных предпринимателей и корпораций за счет наличия единых стандартов обмена, инструментов, процессов и методологий;
  4. улучшение общественной и национальной безопасности за счет слома межведомственных барьеров и безопасного обмена информацией между соответствующими государственными и муниципальными органами в режиме реального времени.

Были приведены и другие примеры эффективно используемых стандартов: европейская модель обмена информацией для взаимодействия полиций стран — членов ЕС, соглашение ОЭСР об обмене информацией по вопросам налогообложения, модель для обмена аэрокосмической информацией, международный обмен океанографическими данными и информацией, модель данных ВТО для трансграничного обмена информацией. Эти и другие стандарты уже используются в ряде российских информационных систем (ГАС “Управление”, Единая межведомственной информационно-статистическая система, Единая государственная система информации об обстановке в мировом океане), но все же широта их применения явно не соответствует потребностям сегодняшнего дня. В итоге Владимир Дрожжинов сформулировал такие выводы:

  • стандарт NIEM уже адаптирован к российским условиям и применен в системе подготовки государственных услуг к электронизации;
  • в России есть опыт применения международных стандартов обмена информацией;
  • нужна воля Минкомсвязи для использования российского опыта применения международных стандартов межведомственного обмена информацией в развитии механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде.

Переход к облачным моделям использования ИТ дополнил проблематику гетерогенности новыми аспектами, в том числе на передний план тут вышли вопросы возможности применения различных типов прикладных ОС в облаке, а также переносимости виртуальных машин из одного облака в другое, в том числе в рамках реализации гибридных схем. По мнению руководителя направления стратегии платформ представительства Microsoft в России Ивана Боброва, модель публичного облака сегодня лучше подходит для небольших организаций с минимальным уровнем управления их ИТ-инфраструктурой. Для более крупных организаций и для тех, кому важны вопросы оптимизации регулирования ИТ, нужны гибридные схемы, что позволяет соблюдать требования регуляторов, получать более высокую степень кастомизации решений, а также лучше контролировать свои “чувствительны” данные. Соответственно сегодня вопросы организации управления гибридными средами (Cross Cloud Management ) являются крайне актуальными.

Как они решаются на практике, г-н Бобров показал на примере облачной системы Microsoft Azure, которая позволяет реализовать трехуровневую облачную схему (частное облако с размещением на площадке заказчика, локальное — частное или публичное — облако местного сервис-провайдера и глобальное публичное облако Microsoft), в которых могут функционировать и перемещаться в случае необходимости виртуальные машины на базе как Windows, так и Linux.

Соглашаясь с тезисами о перспективах облаков, архитектор облачных решений HP в Центральной и Восточной Европе Иван Кровяков выразил уверенность, что заказчика нужно ориентировать не на проприетарные технологии от конкретных вендоров, таких как VMware или Microsoft, а на открытые облачные системы, среди которых лидером сейчас является платформа OpenStack, в ее развитии наряду с другими компаниями активно участвует и HP. Гетерогенность OpenStack поддерживается на счет возможности использования непосредственно на физическом уровне практически всех существующих сегодня популярных гипервизоров. При этом сам это проект является открытым и реализуемым по модели консорциума, что обеспечивает постоянно расширение его возможностей за счет различных дополнительных сред с одновременным стабильным развитием базового функционала.

Со своей стороны, HP предлагает сегодня на рынке программную платформу HP Cloud OS, реализованную на базе OpenStack и усиленную собственными средствами управления гибридными программно-аппаратными средами, а также систему HP CloudSystem 8, включающую средства управления жизненным циклом любых облачных услуг.

Примерно аналогичную точку зрения на возможности использования облаков высказал и системный архитектор Red Hat Андрей Маркелов, представив облачную систему своей компании. В качестве позитивного момента он подчеркнул, что эта программная система может быть развернута на базе широкого спектра оборудования (серверы, сети, устройства хранения) от различных производителей. Именно обеспечение независимости от конкретных поставщиков является сегодня основным условием реализации интероперабельности высокого уровня. “Открытый — это ключевое слово для обеспечения интероперабельности” — данный тезис был основным в его выступлении.

Одна из ключевых глобальных тенденций развития ИТ на протяжении всей истории отрасли — неизменное повышение уровня виртуализации, все более и более существенное отделение логических и математических операций от физических принципов и сред их реализации. Сегодня это видно на примере концепции “software defined” (программно-управляемый), реализуемой для всех основных компонентов ИТ-инфраструкты (серверы, устройства хранения, сети). Как это выглядит в случае сетевых систем, какие преимущества это дает, какие проблемы при этом встречаются и как они решаются, рассказал руководитель проекта “Центр прикладных исследований компьютерных сетей”, член-корреспондент РАН Руслан Смелянский. Возможность логической централизации и отделения управления от собственно передачи с помощью программно-конфигурируемых сетей (SDN) обеспечивает реальное управление качеством передачи данных, инжинирингом трафика и маршрутизацией. А виртуальные сетевые сервисы (NFV) позволяют устанавливать их там, тогда и в том количестве, которое востребовано сейчас и в данном месте, обеспечивая сокращение времени между возникновением потребности в услуге и выводом уже готового решения на рынок, упрощая эксплуатацию и снижая расходы на инфраструктуру.

При этом в деле реализации идей “программного конфигурирования” фундаментальную роль играют именно открытые отраслевые стандарты. Однако докладчик, говоря об этом, подчеркнул важную мысль: предлагаемые отдельными компаниями или консорциумами протоколы и спецификации становятся общепризнанными стандартами только после прохождения серьезного отраслевого опробования и достижения необходимого уровня их признания большинством участников рынка, при этом решающее слово тут, конечно, имеют заказчики.

Версия для печати (без изображений)