PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

Предлагаемая вашему вниманию экспертная статья известного специалиста-практика Николая Носова позволит вам получить интересную и полезную информацию об истории и перспективах применения ИТ в банках в нашей стране.

Редакция

Начало

Это трудно представить, но я начинал свою карьеру банковского ИТ-специалиста еще до рождения PC Week/RE. Хорошо помню этот день — 4 октября 1993 г. Утром я первый раз отправился на новое место работы. В центре Москвы не ходил общественный транспорт, на Тверской строили баррикады, а танки стреляли по Белому дому. Рождалась новая Россия. Рождалась новая банковская система. Рождались новые банковские ИТ.

Наш банк только что появился на свет. Но руководство было опытное, с большим стажем работы в советских банках.

— Зачем нам эти новомодные игрушки? Зачем нам компьютеры? — заявила мне главный бухгалтер. — Я все отлично могу посчитать и на счетах!

И это не было большим преувеличением. Отчетности было мало (и ведь были же у нас такие времена!), платежки клиентов можно было возить в Центробанк на машине. Так что первой нашей задачей было доказать необходимость использования в банках компьютеров! И это было всего 22 года назад!

Мы сразу решили строить сеть, причем используя самые новые технологии — топологию Ethernet и кабели на витой паре (в то время чаще использовался коаксиальный кабель и BNC-коннекторы). Заказали пять компьютеров. Один из них имел немного больше дискового пространства — его назначили сервером и развернули на нем сетевую ОС — Novell Netware 2.15

В те времена компьютеры были двух типов :"белой сборки«, т. е. купленные через дилеров заграницей и «красной» — собранные целиком в России. «Красные» были намного дешевле, но и надежность их была ниже, так как они собирались из чего попало и практически не тестировались.

Покупка компьютера тогда не сильно отличалась от покупки старого автомобиля — нужно было идти в магазин со своими тестами и тщательно проверять все комплектующие. Выявленные бракованные карты продавцы без возражений меняли на другие. Иногда после тщательной проверки от первоначально купленного блока оставался один корпус.

Нельзя было положиться и на российские бренды. В то время по телевизору постоянно гнали рекламу компьютерной фирмы «Эксимер» — «Результат превосходит ожидания». Действительно, превосходит. Из четырех купленных компьютеров этой фирмы в течении первого месяца у нас сгорели три. Такого точно никто не ожидал.

Процесс пошел

В качестве банковской системы мы выбрали АБС фирмы «Програмбанк» (DOS-комплекс, переименованный позже в «Центавр») — она тогда занимала лидирующие позиции на рынке. Впрочем, сам рынок АБС был небольшой. Рассматривались варианты использования разработанной еще в советское время АБС «Тульский опердень», DiasoftBANK компании «Диасофт» и только что появившаяся АБС RS-Bank компании R-Style Softlab.

В приобретенной АБС не было сетевой версии! Она появилась только в 1994 г. и, как нам показалось, тестировалась прямо на нас. Программа была написана на Clipper, что было очень удобно, так как в крайнем случае можно было просто напрямую править данные, редактируя DBF-файлы.

Даже старые банковские работники смогли оценить преимущества компьютера, сначала освоив текстовый редактор «Лексикон», как продвинутой пишущей машинки.

Потом стали понятны и другие плюсы. Подключение к системе электронного банковского документооборота позволило посылать платежи в Межрегиональный центр информатизации (МЦИ) в электронном виде. Потом бумажные версии все равно везли на машине, но скорость прохождения платежей сильно возросла.

И конечно, все оценили быстроту подготовки выписок для клиентов и сильное упрощение подготовки отчетности.

Проблемы связи

Самой большой проблемой в то время была связь. В банке к обычной городской телефонной лини был подключен модем, который дозванивался до модема в МЦИ и на скорости 2400 бод передавал рейс и получал выписки. Связь была ужасной, все время обрывалась, приходилось дозваниваться снова. И это Москве! В регионах все было еще хуже.

Тем не менее системы телекоммуникаций развивались. Коммерческим банкам стала доступна созданная для органов государственной власти сеть «Искра». На российский рынок коммерческих телекоммуникаций вышла компания Golden Telecom. Центробанк начал использовать системы «Ремарт» и РАБИС.

Развивалось и взаимодействие с иностранными партнерами. Крупные российские банки подключались к системе SWIFT, более мелкие — открывали у них свои корсчета и работали, посылая им сообщения по телексу. В нашем банке использовался радиотелекс, поддержку которого обеспечивал Центральный телеграф. Не самая надежная связь — канал падал, когда под окнами проходил трамвай. Зато очень бюджетно.

Но нам нужно было организовать обмен документами не только с МЦИ и банками, но и со своими филиалами и клиентами. В 1995-м мы внедрили первую систему «Банк-клиент». Это была программа фирмы «Инист». Клиенты банка дозванивались до нашего выделенного под эту систему телефонного номера, модемы устанавливали связь и платежки поступали в банк. Использовался «толстый» банк-клиент. Из банка выезжал специалист и ставил на компьютер, подключившейся к системе фирмы, клиентскую программу. А самое главное — настраивал модем.

Был случай, когда я ставил систему банк-клиент на небольшом заводе в Подмосковье. До этого там безуспешно пытались внедрить системы банк-клиент трех банков. Неудивительно: при подъеме трубки даже не было слышно гудка. Так телефонная компания давила на завод, пытаясь добиться оплаты задолженности за телефонные разговоры.

Не беда. Вошел в настройки модема и с помощью hayes-команд отключил определение несущей при подъеме трубки. После чего банк-клиент заработал.

Но при всех проблемах появление на рынке систем банк-клиент значительно повысило скорость денежных переводов, особенно из удаленных уголков страны и внесло большой вклад в развитие экономики страны.

И проблемы связи постепенно решались. Помогало использование системы правительственной связи «Искра», появились предложения на рынке спутниковой связи, но окончательно снять остроту вопроса удалось только с внедрением выделенных каналов связи.

Информационно-справочная поддержка

В 1995 г. в компьютерной жизни страны произошло знаменательное событие — появился еженедельник PC Week/RE. Это было первое компьютерное издание, на которое наш банк оформил подписку. Интернет в то время в банке был запрещен, так что о многих новостях ИТ-индустрии специалисты узнавали из этого издания.

Другими источниками информации стали форумы разработчиков банковского программного обеспечения, проводимые Ассоциацией российских банков (АРБ) в гостинице «Космос». На них собирались все ведущие разработчики банковского ПО и делились своими успехами с представителями ИТ-служб банков. PC Week/RE постоянно присутствовал на этих мероприятиях. Отлично помню корреспондента издания Наталью Шестопалову, которой мы, сотрудники ИТ-отделов банков, неоднократно давали на этих форумах интервью. К сожалению, этого форума, проводившегося более 10 лет, уже нет. Упавшее знамя подхватил форум I-FIN, однако до масштаба «космического форума» он пока не дотягивает.

Конечно, сотрудники ИТ-служб банков посещали и другие компьютерные форумы и выставки. Например, ориентированный на новинки в области аппаратных средств Comtek или посвященный программным продуктам Softool. Число выставок, конференций, форумов, семинаров, связанных с информационными технологиями, постоянно росло. Сейчас рынок насыщен так, что банковские ИТ-специалисты могут себе позволить посетить только малую часть интересных для них мероприятий.

Быстро оценили преимущества использования информационно-справочных систем по законодательству юристы банка. Первой установленной у нас системой была система «Гарант». В дальнейшем ей конкуренцию составила система «Консультант Плюс». Они использовались в банке по очереди, а иногда и одновременно. Все зависело от привычек текущего руководства банка и ценовой политики компаний-разработчиков.

Активными пользователями системы стали сотрудники бухгалтерии. Поняли преимущества использования информационно-справочных систем по законодательству и сотрудники других подразделений банка. Если еще в начале 2000-х можно было встретить юристов старой школы, роящихся в шкафу с книгами и журналами по законодательству, то сейчас в банках такого уже не увидишь. Все привыкли к тому, что если даже не найдут требуемый документ в купленной базе, то могут сделать запрос и получить его через Интернет.

Аналитика и отчетность

В начале пути банковским работникам казалось, что они сдают слишком много отчетов. Дескать, западные банки сдают только баланс, а все остальное уже проблемы регуляторов.

Как они заблуждались! На фоне огромного списка отчетов, непрерывно сдаваемых банком сейчас, те стенания вызывают только недоумение. Естественно, подготовка такого количества отчетности была бы невозможна без использования ИТ.

Более того, банки сами стали регуляторами. С вступлением в силу 1 февраля 2002 г. федерального закона № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» коммерческий банк приобрел статус субъекта выявления и предупреждения преступлений, не связанных непосредственно с посягательствами на его безопасность. И попробуй не сообщи о подозрительной сделке своего клиента регулятору. Многие российские банки лишились из-за этого лицензий.

А еще ведь на банки возложены функции валютного контроля. Как тут не обойтись без систем автоматизации типа таможенно-банковской системы валютного контроля (ТБСВК «Контракты»).

Кроме того, анализ экономической деятельности клиентов интересен банку и независимо от требований регулятора. Надо же как-то понимать, кому можно давать кредит, и оценивать риски.

В начале пути такие оценки были чисто субъективными. Помню, как в 1994-м за кредитом в банк обратилась одна малоизвестная компания. Заявка успешно прошла все положенные этапы, но председатель правления единолично принял решение «отказать», объяснив, что у нормально работающей фирмы не может быть такой идеальной отчетности.

Но такой путь решения вопроса был не всегда эффективным. И это трудно объяснить регуляторам. Нужен был расчет формальных критериев. В этом банковским работникам стали помогать системы анализа финансового состояния предприятия. Продукт «Инек-АФСП» наш банк стал использовать еще в середине 1990-х. Тогда это была чуть ли не единственная компания, предлагающая на рынке подобные услуги.

Сейчас на рынке таких систем много. Да и банки не только стали подробней изучать своих клиентов, используя различные CRM-системы, но и занялись оптимизацией бизнес-процессов (системы BPM) и документооборота (СЭД).

Карточные платежные системы

Первыми платежными картами, используемыми в России, были карты с магнитной полосой. Они появились еще в 1993 г. Банк «Столичный» выпустил карточки STB Card, которые пользовались популярностью в основном в Москве, а «Автобанк» — Union Card, больше популярные в регионах.

После кризиса 1998 г. в российские лидеры вышли компании, использующие более защищенные, но и более дорогие чиповые карты — «Сберкарт» (проект Сбербанка) и «Золотая Корона» (проект ЦФТ). Но несмотря на их успехи на рынке зарплатных проектов, им было трудно конкурировать с международными гигантами — платежными системами VISA и MasterCard, которые фактически и делят сейчас российский рынок.

Наш банк занялся выпуском платежных карт довольно поздно — в 2009 г. Выбор был сделан в пользу платежной системы MasterCard, подключение к ней обходилось банку значительно дешевле, чем к VISA. В качестве ПО был выбран карточный модуль АБС «Банк XXI Век» фирмы «Инверсия».

Надо понимать, что в большинстве банков пластиковые проекты были убыточными. Реальную прибыль можно было получить при выпуске только очень большого количества карт, а это могло сделать считанное число банков. Так что подключение к платежным системам пластиковых карт проводилось больше по имиджевым соображениям. А в этом плане конкурировать с VISA и MasterCard российские системы не могли. Да и зачем руководству и владельцам банка карта, по которой нельзя расплатиться за границей?

Даже перейдя в дальнейшем на использование АБС фирмы ЦФТ и работу с процессинговым центром «Картстандарт», банк не стал использовать настойчиво предлагаемую ЦФТ платежную систему «Золотая Корона» в качестве второй неосновной системы. Зачем тратить деньги? MasterCard и так всех устраивает.

C началом «войны санкций» у ряда российских банков возникли проблемы с VISA и MasterCard. Только тогда государство озаботилось вопросом создания национальной платежной системы. И только тогда банки обратили внимание на третьего крупного игрока на рынке международных платежных систем — китайскую систему UnionPay.

Основные доходы банку «пластик» приносил в зарплатных проектах, прежде всего за счет остатков на счетах пластиковых карт клиентов. Ведь не все люди бросаются после получки к банкомату, чтобы обналичить деньги.

Были и другие резоны. В банк обратилась одна компания, которая фактически контролировала город N. Жители города работали на ее градообразующем заводе, получали там зарплату и тратили деньги в магазинах, предприятиях сферы услуг и развлечений, которые все также принадлежали компании. Возникал резонный вопрос — зачем им наличные деньги? Выгоднее выдать им зарплатные карты, с которых они будут оплачивать свои траты. А деньги как были, так и будут оставаться в банке на счетах компании.

Массово в торговые сети банки пошли совсем недавно — лет пять назад. Сейчас никого не удивляет человек, расплачивающийся пластиковой картой в «Ашане». На очереди оплата на кассах прямо с планшетников или мобильных телефонов. Прогресс в развитии технологий платежей идет, и кто знает, что будет завтра?

Банки и Интернет

За последние 20 лет сильно изменилось отношение руководства банка к Интернету. Сначала все попытки подключения к Сети встречались в штыки. На слуху были скандалы с хищением средств хакерами из западных банков. Когда в конце 1990-х коммерческие компании начали подключаться к Интернету, банки это сделали последними. Причем, как я помню, даже в западных банках, например в «банке Австрия Кредитанштальт (Россия)», было жесткое требование — компьютеры, подключенные к Интернету, не должны иметь физического доступа к банковской сети.

Я неоднократно выходил к руководству с предложением подключиться к Интернету, но получал отказ, мотивированный в основном больше психологическими опасениями за безопасность данных. Помог случай. Новый, более молодой председатель правления любил ходить на сайты «для взрослых». Дома он этого часто делать не мог, не находя взаимопонимания у жены и тещи, а идея поставить подключенный к Интернету компьютер на работе в мужском ИТ-отделе ему понравилась. Так, в банке появилась первая электронная почта и мне удалось создать первый сайт.

Потом в комнату потянулись другие сотрудники, оценившие достоинства электронной почты и возможности поиска информации в Интернете. Всем места не хватало — и в банке появилась вторая сеть, не имеющая физической связи с сетью АБС. Запуск карточного проекта и системы интернет-банкинга привел к необходимости осторожного, через демилитаризованные зоны, но все же физического объединения сетей. Психологический барьер был сломан, и впоследствии стал возможен ограниченный (через удаленный доступ к терминальному серверу в ДМЗ) выход сотрудников в Интернет с рабочих мест.

От децентрализации к централизации

Интернет оказался полезным и при организации каналов связи с филиалами, отделениями и допофисами банка. В 1990-х преобладали децентрализованные модели построения информационных систем банков. Каждый филиал имел свои информационную систему, АБС (иногда даже отличающуюся от используемой в центре), свой «зоопарк» компьютеров и других аппаратных средств.

В результате центральный офис не мог полностью контролировать деятельность филиалов. Пример из практики 1990-х — вполне успешный филиал постоянно показывает в отчетах центру, что работает без прибыли и едва сводит концы с концами. После административного наезда неохотно присылает отчет с небольшой прибылью. Проверка информационной системы показывает, что у них есть две АБС, две программы «Операционный день банка». Одна — отражает реальное положение дел, другая — для подготовки отчетов в центральный офис. И реально заработанные деньги филиал просто присваивал через свои фирмы, не желая делиться с центром.

Оптимальный ответ — создание централизованной системы, когда все филиалы работают удаленно на АБС, развернутой в ЦОДе центрального подразделения. Централизация — основное направление развития банковских систем в наше время. Это и экономически оправданно — снижаются расходы на закупку лицензий на АБС, нужно меньше аппаратных средств, меньше квалифицированных ИТ-специалистов.

Главным препятствием для реализации централизованных схем в 1990-х была высокая стоимость выделенных каналов связи и низкое качество связи по общедоступным каналам. Развитие систем телекоммуникаций помогло в решении этих проблем. Защищенные каналы VPN в Интернете позволили организовать дешевую связь с филиалами и отделениями банка, с удаленными пользователями, банкоматами, киосками самообслуживания и POS-терминалами.

Централизация банковских систем накладывала повышенные требования к банковскому ЦОДу. Ведь выход его из строя полностью останавливал работу банка. Да, специалисты что-то делали, в 2010-х банки в массовом порядке начали использовать кластеризацию, разворачивались виртуальные среды, поднимались виртуальные машины. Предпринимались меры по улучшению систем кондиционирования ЦОДа, обеспечения резервирования каналов электропитания.

Но у банка часто не было средств на создание по-настоящему отказоустойчивой системы и не хватало специалистов, необходимых для поддержки нормальной работы серверной. Так что вполне логичными следующими шагами была аренда мощностей в специализированном ЦОДе и переход к облачным технологиям.

Сначала банки начали переносить в облака непрофильные сервисы — веб-сайт и электронную почту. Затем дело дошло до систем интернет-банкинга. В 2009-м мы перешли от развернутого на банковском сервере в Москве комплекса интернет-банкинга фирмы РФК к развернутому где-то в Сибири интернет-банкингу «Фактура» фирмы ЦФТ, и ИТ-отделу жить стало значительно легче. Теперь не болела голова о работоспособности комплекса, о необходимости его резервирования и о проблемах клиентов, которые не могли связаться с нашим сервером в Москве.

Логичным было не разворачивание в банке дорогой антифрод-системы, а подключение к уже существующей облачной. Буквально через неделю после подключения банка к антифрод-системе процессингового центра «Картстандарт» я поехал в Камерун. Зашел в местное агентство, взял напрокат автомобиль и расплатился пластиковой картой банка. Уже через пару минут зазвенел мой мобильный телефон. Девушка из Новосибирска сообщила мне, что кто-то пытается снять с моей карточки деньги в Камеруне и попросила подтверждения проведения операции.

Сейчас банки стали переводить в облака даже АБС. Например, такую услугу предлагает фирма ЦФТ. Причем предлагается и вся поддержка АБС специалистами фирмы, т. е. речь фактически идет и об аутстаффинге. Это предложение интересно прежде всего для вновь создаваемых банков и для банков, решивших перейти на АБС ЦФТ с другой банковской системы.

Финансовая группа «Лайф» пошла дальше и стала использовать облака для интеграции разных банков, входящих в финансовую группу. В условиях массового отзыва лицензий и процесса санаций банков остро встает проблема интеграции АБС различных, ранее не связанных между собой кредитных организаций. И облака действительно могут в этом помочь.

Банковские кризисы и ИТ

Развитие банковских ИТ в России сталкивалось с разными, специфичными для нашей страны проблемами.

1995 г. Первой крупной проблемой был банковский кризис августа 1995 г. Говоря проще — у банков не было денег, чтобы осуществлять переводы клиентов, а взять в долг их было не у кого, никто никому в условиях кризиса не доверял. В итоге банки просто задерживали платежи, что, конечно, не нравилось клиентам и еще больше подрывало доверие к банкам.

Помню срочно приехавшего в центральный офис руководителя одного из филиалов. К нему пришли клиенты, положили паяльник на стол и заявили, что если вечером их платеж не пройдет, то этот включенный в сеть паяльник окажется в ... у руководителя. Это помогло, деньги ему дали.

Понятно, что в таких условиях денег на развитие ИТ никто не давал. И кризис нанес огромный удар и по поставщикам компьютерной техники в Россию, так как с заказчиками возникли серьезные проблемы.

1997–1998 гг. Следующим испытанием для банковских служб ИТ была денежная реформа 1998 г. Проще говоря — деноминация. Более того, одновременно с этим банки должны были перейти на новый план счетов. Причем кардинально отличающийся от предыдущего. Именно тогда появились 20-значные банковские счета. В день перехода удалось под утро поспать два часа на рабочем месте. Потом мы без отдыха отправились перенастраивать филиалы. С 1 января 1998 г. все банки успешно перешли на деноминированный рубль и новый план счетов. Вклад ИТ в успех этого перехода был огромен и всем понятен.

1998 г. Следующий кризис — дефолт 1998 г. Это уже был не банковский кризис, а кризис всей экономики страны. Доллар, за который давали шесть деноминированных рублей, буквально за пару дней подорожал до двадцати. Государственные казначейские обязательства (ГКО), которые активно покупались банками, превратились в ничто.

Наш банк не покупал ГКО, так как считал эти высокодоходные активы слишком рискованными. Но и он не остался в стороне. Какой-то банк взял у нас крупный кредит на межбанке, а возвращать отказался. А залогом на межбанке были его ГКО.

2000 г. Следующей, теперь уже чисто ИТ-шной проблемой был переход в 2000 г. Старые компьютеры и старые программы были рассчитаны на использование двух знаков для определения года. Соответственно могли возникнуть проблемы с использованием систем, когда после 1999-го наступал нулевой.

Это была мировая проблема. Под нее во всем мире осваивались огромные ИТ-бюджеты. Перед массовым психозом не устоял и Центробанк, требовавший от банков постоянных отчетов о подготовке к переходу в 2000 год. В реальности «Проблема 2000» по большому счету была высосана из пальца. Разработчики при необходимости добавили пару полей для значения даты, а сам переход никто и не заметил.

2008 г. Последним крупным потрясением для ИТ-служб банков был мировой кризис 2008 г. Схема его возникновения была проста. У нас лежал крупный депозит одной американской компании. Когда разразился экономический кризис в США, клиент срочно снял депозит и отправил деньги для затыкания финансовых дыр на родине. Но никто не ожидал досрочного снятия депозита, и эти деньги были уже выданы как кредит российским предприятиям. Образовалась огромная дыра, которую было трудно закрыть, привлекая деньги других банков.

Финансовая система страны зашаталась. Банки опять стали задерживать платежи. Опять практически прекратилось финансирование проектов по ИТ.

Все эти потрясении наглядно показали преимущества российских разработчиков банковского ПО. Если на Западе даже самые незначительные изменения в отчетности (тем более в плане счетов) анонсируются минимум за полгода, а то и за год, то в России всегда было все по-другому.

Указания на особенности нового плана счетов приходили до конца декабря 1997 г. Не удивляли случаи, когда нам заворачивали отчетность, подготовленную в последний разрешенный день сдачи по программе Центробанка присланной накануне, так как в день сдачи Центробанк внес новые изменения и выпустил новую программу.

Только российские разработчики могли быстро и гибко адаптироваться под стремительно меняющиеся требования банков. Поэтому только они и выжили. Хотя и не все.

Все развивается по спирали

Вспомним институтские занятия по курсу немецкой классической философии. Гегель сформулировал, что любое развитие идет по спирали. Тезис — антитезис — синтез, который становится тезисом следующего уровня. Все это справедливо и для развития российских ИТ.

1980-е. Полная централизация обработки данных. Все расчеты идут на мэйнфреймах (до сих пор помню, как работали на машинах ЕС-1045), пользователи сидят отдельно в дисплейном классе и оттуда запускают свои задачи, а операторы запускают регламентные задания пакетами перфокарт или перфолентами.

Начало 1990-х. В России наступила эра ПК. Теперь весь тот огромный машинный зал умещается в небольшой коробке, стоящей под столом. Каждый работает на своем персональном компьютере.

Спустя некоторое время ПК объединяют в сеть. Появляется файловый сервер. Туда пользователи складывают общие данные, которые все равно обрабатываются на ПК.

2000-е. Количество серверов растет. Появляются серверы БД, почтовые серверы, контроллеры домена, серверы резервного копирования. Их ставят в отдельную комнату — серверную. Процесс обработки опять перемещается с рабочих мест в машинный зал. Хотя по-прежнему многое делается на рабочих станциях пользователей.

Конец 2000-х. Началась эпоха виртуализации. ПО теперь не привязано к конкретному «железу». Уже нет жесткой привязки к конкретному ЦОДу.

Настоящее время. Видим логичное продолжение наблюдающейся тенденции. Программы уходят в удаленный ЦОД, а потом и просто в облака. Терминал пользователя уменьшается до размеров планшета или смартфона. Круг замкнулся, но теперь обработка идет не в закрытом от клиента машинном зале, а в не менее абстрактном облаке.

ИТ сделали полный цикл и вернулись туда, где начинали, но на более высокий уровень — в полном соответствии с законами философии о развитии по спирали.

Особенностью развития банковских ИТ является разве что повышенная осторожность. Действительно, банки — очень консервативные структуры, неохотно внедряющие новое. Здесь и известный принцип «Не трогай, пока работает», и высокая цена ошибок. Если внедрение новой системы в торговой фирме может привести только к временному снижению доходов, то простой банка в течение трех дней будет означать его смерть. Клиенты разбегутся, и ЦБ будет иметь полное право отозвать лицензию. А лицензия стоит дорого. Новые банки, как вы могли заметить, сегодня почти не открываются, российские — не открываются без «почти». Фирма может заявить о своем банкротстве и продолжать работать под другой вывеской, банк этого сделать не может. И учитывая «охоту», отрытую ЦБ на российские банки в этом году, пощады не будет.

Банковские ИТ в целом повторяют путь мировых ИТ. Более того, во многом являются движущей силой развития современных ИТ. И если всего двадцать лет назад приходилось доказывать нужность ИТ-технологий для банка, то сейчас популярна точка зрения, что банк по сути это ИТ-компания, имеющая банковскую лицензию.

Банки отслеживают все мировые тренды развития ИТ. Уже активно используют облачные технологии, присматриваются к разработкам в области Big Data и Data mining, внедряют решения, ориентированные на мобильность. За эти двадцать лет банковские ИТ прошли огромный путь. А сколько всего интересного ждет нас еще в будущем.

Автор статьи — к.т.н., опыт работы в руководстве ИТ-служб банков более 20 лет.

Версия для печати (без изображений)