PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

Предлагаемое вашему вниманию интервью с Андреем Педоренко, известным экспертом-практиком в области информационных технологий в страховании, позволит вам узнать много интересного и полезного об историческом пути, роли и перспективах развития информатизации страховой отрасли на примере крупной страховой компании, одного из лидеров отрасли.

Редакция

Начало карьеры ИТ-руководителя нынешнего CIO компании «АльфаСтрахование» Андрея Педоренко пришлось на середину 1990-х. Он рассказывает о том, как она складывалась за истекшие двадцать лет, как при этом менялся бизнес, а вместе с тем и подходы к его автоматизации, и роль руководителя ИТ-департамента.

Прежде всего хотелось бы, чтобы вы обозначили основные этапы вашей карьеры...

В страховой бизнес я пришёл почти двадцать лет назад, когда на рубеже 1995 — 1996 гг. Борис Йордан в рамках своего холдинга создал компанию «Ренессанс-страхование». А до того времени работал менеджером проекта по онлайновому отражению биржевых торгов в инвестиционной компании того же холдинга, то есть вопросами применения информационных технологий в коммерческом секторе начал заниматься еще раньше.

Туда в свою очередь я поступил в первой половине 1990-х из МГУ, где, закончив, факультет ВМК, я преподавал, получил звание доцента и занимался математическим моделированием работы установок термоядерного синтеза.

Надо сказать, что впоследствии, работая в компаниях коммерческого сектора, я продолжал преподавательскую деятельность в МГУ и только лет восемь назад полностью сосредоточился на работе в страховом бизнесе.

Итак, примерно двадцать лет назад я занял пост руководителя ИТ-департамента «Ренессанс-страхования», где проработал до 2000 г. На тот момент мне пришлось столкнуться с некоторыми объективными препятствиями в развитии собственной карьеры (что, впрочем, является вполне штатной ситуацией), и как раз в это время меня пригласили в «Альфа-банк», где руководство холдинга начало развивать страховое направление. Для этого была создана совсем небольшая структура под названием «Альфа-гарантии», а затем, после приобретения компании ВЕСтА, возникло «АльфаСтрахование», чье ИТ-подразделение я и возглавляю по сей день.

Могли бы вы отметить ключевые изменения в отечественном страховом бизнесе за истекшие два десятилетия, которые наиболее заметным образом повлияли на подходы к его автоматизации?

Конечно, в любом бизнесе развитие по определению идет постоянно, но ключевые вехи при этом выделить, я думаю, можно. Их, кстати, не так много, и большая их часть связана с законодательными инициативами. Так, например, вплоть до начала 2000-х большинство страховых компаний формально специализировались на страховании жизни, и это направление, наверное, порождало не менее 80% всех сделок на страховом рынке. На самом же деле тут был некий трюк, потому что с помощью такой схемы многие предприятия фактически выплачивали сотрудникам зарплату, минимизируя тем самым налоговые выплаты. С конца 1990-х государство путем принятия ряда регулирующих актов эту деятельность начало постепенно закрывать, и через два-три года она и вовсе сошла на нет. Это заставило бизнес развивать новые виды деятельности, что на работе ИТ-департаментов отразилось очень заметно.

Значительно позже весьма существенным образом на рынок повлияло небезызвестное ОСАГО. По сути оно явилось первым видом массового обязательного страхования на розничном рынке и, как следствие, способствовало тому, что население стало воспринимать страховые услуги как элемент культуры потребления в современном обществе. Это существенно стимулировало активность бизнеса на разных направлениях, и в сфере ИТ-поддержки в том числе.

Ну и, конечно, переход к полноценному онлайн-страхованию (начиналось оно со страхования выезжающих за рубеж), когда и заказ, и доставка полиса совершаются в электронном виде, тоже стал очень мощным стимулом развития технологий автоматизации. Однако на практике всё идет не так гладко. Онлайн-страхование, скажем прямо, во многом зачеркивает усилия, потраченные ранее на развитие традиционных каналов, и многие компании вплоть до сегодняшнего дня откровенно сопротивляются нововведениям. С другой стороны, тем, кто понимает неизбежность развития данной тенденции и видит конкретные перспективы, во многом собственными усилиями приходится «проталкивать» новые технологии на рынке. В том числе участвуя в разработке законодательства и генерируя соответствующие инициативы. Мы в «АльфаСтраховании» однозначно делаем ставку на онлайн-концепцию и в общем вполне обоснованно причисляем себя к лидерам по этому направлению. Соответственно, подобной работой занимаемся давно и очень плотно.

Одной из важных вех в развитии страхового бизнеса, которая влияет на его автоматизацию, я назвал бы недавнее появление мегарегулятора страхового рынка в лице Центробанка. Мы считаем, что ЦБ, чья деятельность традиционно была связана в основном с банками, сейчас весьма успешно справляется с новыми для себя функциями, а мы в свою очередь по многим параметрам (в том числе и по значимости технологий автоматизации) начинаем догонять банковскую отрасль.

Помимо важности регуляторной деятельности для развития технологий автоматизации в нашей отрасли определенное значение будут иметь и технические инновации. Они тоже стимулируют бизнес к качественному развитию. Переход к онлайн-страхованию — это один из примеров влияния на бизнес интернет-технологий. Кроме этого немалую роль могут, например, сыграть телематические сервисы, роль которых в некоторых видах розничного страхования заметна уже сейчас.

Теперь хотелось бы поговорить о самих подходах к автоматизации бизнеса, тоже, очевидно, трансформировавшихся за истекшие два десятилетия...

Сначала позволю себе некоторое отступление. Еще до прихода в «Ренессанс-страхование», когда я в первой половине 1990-х работал в инвестиционной компании того же холдинга, мы создали программу-робот, которая автоматически посылала запрос котировок на удаленный сервер и, получив по электронным каналам ответ, могла выгрузить полученные данные в ячейки электронной таблицы. По современным понятиям более простой и распространенной задачи автоматизации вроде бы и не придумать, но в то время коллеги с опрашиваемой нами стороны начали интересоваться, какая такая девушка у нас работает, что умудряется каждую секунду отправлять запрос.

Сегодня же, если дать подобную работу той же девушке, все будут думать, почему так медленно работает робот. О том, что такие поручения могут быть даны человеку, просто в голову никому не придет. Это к вопросу об изменении роли ИТ за двадцать лет. А теперь по существу.

За этот период менялось, конечно, многое. Часть изменений было связано с теми вехами в развитии бизнеса, о которых я только что говорил, некоторые из них определялись бизнес-задачами, характерными для того или иного периода, зрелостью ИТ-рынка, а также опытом и знаниями ИТ-подразделений компаний, которые конечно же со временем накапливались. Я думаю, чтобы все это понять, вполне достаточно изложить все в хронологическом порядке.

В новейшей российской истории страховой бизнес изначально исходил из тех методов работы, что доминировали еще в советское время. Страховой агент приходил к клиенту, заключал договор и получал от него «живые» деньги, которые впоследствии сдавал в кассу компании. В этой схеме автоматизация могла быть востребована лишь на этапе консолидации бухгалтерских данных. Ни о каких схемах ИТ-поддержки операционных процессов страхового бизнеса речи не было, да и быть не могло.

Компания «Ренессанс-страхование», тем не менее, пыталась строить бизнес по западным стандартам, развивая страхование в направлении, определяемом мировыми тенденциями. Для этого было необходимо специализированное программное обеспечение, которое мы пытались искать на Западе. Мы нашли его в США, начали активно сотрудничать с поставщиком, и первый релиз страховой системы, включающий определенное количество доработок специально под требования нашего бизнеса, был выпущен производителем в самом конце июля 1998 г. Напомню, что менее чем через месяц у нас в стране грянул кризис, в корне изменивший приоритеты автоматизации. В результате этого о западной системе пришлось забыть, сначала, как нам казалось, на время, а потом и навсегда. Однако нам удалось познакомиться с американским подходом к ИТ-поддержке страхового рынка. В частности, на тот момент мы поняли, что программные продукты там весьма консервативны в отношении развития функционала. Да и создавались они, мягко говоря, не на самых передовых даже для того времени платформах разработки.

Впоследствии нам удалось за полгода создать собственную систему, которая, кстати, оказалась весьма удачной и до сих пор развивается в «Ренессанс-страховании».

Отмечу два момента, может быть, небезынтересные для тех, кто давно занимается автоматизацией бизнеса.

Создавалась система на платформе Sybase, у которой тогда были очень серьезные позиции на российском корпоративном рынке. Всем известные ныне платформы Microsoft и Oracle только начинали набирать популярность и авторитет.

Если говорить о функционале, то нам в ту пору не удалось сделать онлайновую интеграцию между бухгалтерским и страховым учетом, что является архиважным для современного страхового бизнеса. Поэтому с позиций сегодняшнего дня имелись бы серьезные основания усомниться в успешности нашей разработки. Но, повторю, мы говорим о конце 1990-х.

Перейдя в «АльфаСтрахование», вы начали воспринимать развитие ситуации как-то по-другому?

В «АльфаСтраховании» всё было направлено на более активное применение промышленных технологий корпоративного уровня, что, впрочем, обусловлено не столько особенностями конкретной отрасли, сколько тем, что это был более зрелый период становления российского бизнеса в целом. После приобретения компании ВЕСтА нужно было избавиться от наследия локальных систем, написанных на FoxPro, и соответственно от необходимости постоянно синхронизировать базы данных множества филиалов. И это, кстати, вообще было типично для автоматизации бизнеса того времени. К середине двухтысячных у нас уже четко обозначилась акценты на централизацию информационных ресурсов, а вместе с этим и на технологии терминального доступа к единому хранилищу информации, что для того времени было еще отчасти экзотикой. Ну а в 2004 г. мы начали проект построения единой информационной системы и в 2008-м завершили внедрение одного из модулей системы «Юникус» компании «Систематика». Тогда же на базе продуктов Oracle мы построили систему отчетности в соответствии со стандартами МСФО. Это был один из главных заказов наших акционеров, так как получить консолидированную отчетность разных бизнесов «Альфа-Группы» возможно было только на базе МСФО. Естественно, к тому времени у нас была решена задача интеграции бухгалтерского и страхового учета.

Иными словами, в середине 2000-х решались задачи несколько иного уровня, чем в конце 1990-х, и в целом для этого применялись более серьезные и более специализированные ИТ-инструменты корпоративного уровня.

Что вы можете сказать о современных проблемах автоматизации страхового бизнеса, которые, обозначившись чуть ранее, стоят по сей день?

Современный этап развития автоматизации страхового бизнеса в значительной степени можно связать с внедрением технологий онлайн-страхования. Началось все, как я уже сказал, в основном с полисов выезжающих за рубеж, но это явилось лишь отправной точкой, с которой рынок начал качественно развиваться, и развитие это будет продолжаться еще долго. В нашей работе, конечно, появляется масса новых акцентов. Тут приходится много заниматься интернет-технологиями корпоративного уровня, выводить на совершенно иной уровень инструменты электронного общения с клиентами, интегрировать онлайн-поддержку с традиционной инфраструктурой автоматизации бизнеса.

Вместе с тем взаимодействием с розничными клиентами в режиме онлайн все не ограничивается. Так, преимущество электронного полиса ОСАГО, который должен появиться в середине лета, очень ярко проявляются, если учесть необходимость оперативной передачи соответствующей информации в информационную систему Российского союза автостраховщиков, что для нас сейчас является обязательным.

Мы также явно видим, что Центробанк в настоящее время активно выстаивает финансовую систему страны таким образом, чтобы взаимодействие участников рынка (а это, помимо банков, страховых и некоторых других типов компаний, также и их клиенты) было в значительной степени электронным. Очень часто при этом имеется в виду взаимодействие в режиме реального времени.

Здесь надо сказать, что страховая отрасль, в противоположность, скажем, банковской, на протяжении всей своей постсоветской истории никогда не генерировала существенного количества работы для ИТ-компаний. В целом же наша индустрия вполне заметна и при этом всегда обладала высоким потенциалом использования информационных технологий. Но долгое время мы пытались либо искать что-то «особенное» за рубежом, либо решать проблемы собственными силами. Сейчас же не в последнюю очередь благодаря тем факторам, о которых я сказал, положение может измениться. И это тоже, пожалуй, характерный признак нынешнего периода развития нашего бизнеса.

Развитие бизнеса так или иначе приводит к тому, что ИТ-директору приходится принимать разные решения, в том числе и не относящиеся к ИТ. Что вы могли бы сказать по этому поводу?

Если говорить о ситуации двадцатилетней давности, то я думаю, что рассматривая нас как кандидатов на должность ИТ-директора (или иную, примерно соответствующую этим задачам с учетом ситуации того времени), брали прежде всего людей, способных разобраться в технической составляющей сопровождения бизнеса. Что таковая все-таки существует, видимо, все понимали и тогда. Наверное, бизнес хотел иметь подтверждение того, что берет человека, привыкшего самостоятельно решать проблемы и быть ответственным за порученное дело. Но о конкретных менеджерских компетенциях вряд ли могла идти речь, и о руководстве бизнесом уж тем более.

Со временем перед нами так или иначе вставали все более серьезные менеджерские задачи, решение которых пусть и косвенно, но все-таки влияло на бизнес. Из своей практики могу привести в пример ситуацию с приобретением «Альфа-Группой» компании ВЕСтА, которая и явилась прообразом «АльфаСтрахования». Ее ИТ-подразделение состояло из грамотных специалистов, которые на тот момент по понятным причинам находились в состоянии стресса. А мне совместно с ними именно при данных начальных условиях предстояло выстраивать во многом новую политику автоматизации, расставлять уже совершенно иные акценты. Было понято также, что некоторые из них, не видя для себя перспектив развития, уйдут, что является абсолютно нормальным сценарием. Поэтому надо было позаботиться о том, чтобы их будущий уход оказался как можно менее болезненным для всех нас и для бизнеса в целом. Это чисто менеджерская задача с неочевидным путем решения, которая к ИТ отношения вообще не имеет. И подобных задач в развитой бизнес-среде у ИТ-директора появляется все больше.

Развитие менеджерских компетенций ИТ-руководителя и реальной практики принятия решений с его стороны очень тесно связано с вопросом взаимоотношений бизнеса и ИТ и с перспективами восприятия ИТ-департамента и ИТ-директора как равноправных партнеров бизнеса...

В современных условиях у ИТ-директора действительно появляются новые возможности, которые позволяют не только проявлять менеджерские качества, но и по сути становиться ключевой фигурой в решении бизнес-задач. Сценарии тут могут быть разные, но все они, пожалуй, характерны уже для нашего времени.

Взять, к примеру, электронный бизнес, в который в той или иной степени погружается, наверное, каждая компания, или лавинообразное распространение мобильных устройств. Все мы знаем, что в так называемый активный возраст входит поколение, для которого использование интернет-сервисов с мобильными устройствами является нормой повседневной жизни. Соответствие их ожиданиям является сегодня одной из важнейших целей маркетинга любого клиенториентированного бизнеса, но поскольку стиль их жизни предполагает активное (а может быть, иногда и гипертрофированно активное) использование целого ряда ИТ, развивающихся уже сейчас, то мы имеем соответствующую задачу для ИТ-департаментов. И начинаем ее решать, что, безусловно, сближает бизнес и ИТ.

Еще одна возможность для ИТ-подразделения глубже интегрироваться с бизнесом связана с задачами, которые сегодня выдвигаются с его стороны, а также с уровнем современных технологий. Сейчас все чаще возникают ситуации, когда менеджерам становится необходимо делать некую вычислительную работу самостоятельно. Заказывая ее у ИТ-подразделения традиционным способом, бизнес может существенно (иногда просто критически) потерять конкурентоспособность, и здесь ИТ-подразделение должно предоставить ему как алгоритм решения задачи, так и сам инструмент.

Если говорить о нашей компании, мы столкнулись с тем, что временной цикл разработки некоторых видов тарифов согласно объективным требованиям бизнеса составляет несколько дней, а полный жизненный цикл его включения в информационную систему (без чего ну никак нельзя обойтись) объективно длится дольше. Более того, по мере развития онлайн-форм, изучения поведения клиентов на основе анализа социальных сетей, внедрения страховой телематики этот зазор будет обозначаться все более явно. Посредством внедрения системы класса Business Rules Management Systems мы дали возможность андеррайтерам с помощью языка графических схем самим разрабатывать тарифы, а все формальные проверки, на которые уходит львиная доля времени, стремимся максимально автоматизировать.

Подобные весьма востребованные сегодня схемы «вынесения» инструментов ИТ-поддержки в бизнес-среду тоже очень существенно способствуют сближению бизнеса и ИТ, чего, надо сказать, лет пять-семь назад не было, да и не могло быть.

Но несмотря на все это, ИТ-подразделение в моем видении было и остаётся обслуживающим. Сделать его полноценным партнером бизнеса по крайней мере мне пока не удалось. Но всё, о чем я сказал, позволяет даже в ближайшее будущее смотреть с оптимизмом.

Версия для печати (без изображений)