PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

Предлагаемое вашему вниманию интервью с Галиной Львовой, известным экспертом-практиком в области информационных технологий в авиастроении, позволит вам узнать много интересного и полезного об историческом пути, роли и перспективах развития информатизации отрасли авиастроения на примере крупного предприятия, одного из лидеров отрасли.

Редакция

Многие задачи автоматизации, встававшие перед конструкторским бюро «ОКБ Сухого» за полвека активного применения ИТ, и методы их решения, на первый взгляд, кажутся специфическими. Вместе с тем здесь во многом усматривается и универсальная проблематика, характерная для различных этапов развития автоматизации российских производственных предприятий. Об истории ИТ-поддержки в ПАО «Компания «Сухой» мы беседуем с Галиной Львовой — директором департамента развития корпоративных информационных систем холдинга «Компания «Сухой».

Вы начали заниматься вопросами автоматизации конструкторского бюро еще в советское время. Уже тогда информационная поддержка конструкторской деятельности находилась на достаточно высоком по стандартам того времени уровне. Но все же за прошедшие десятилетия многое поменялось...

Конечно, за эти годы изменилось очень многое. Это относится и к технологиям ИТ-поддержки бизнеса, и к роли ИТ-отделов в проектных и производственных подразделениях компании. И это не говоря уже об изменении экономических отношений, которые сегодня заставляют нас не только осваивать госзаказ, а и конкурировать на внутреннем и международном рынках. Но и в советское время политика автоматизации определялась, выражаясь современным языком, потребностями бизнеса. Когда я пришла в «ОКБ Сухого» в 1980-м, то занималась созданием программ для автоматизации расчета заработной платы, складского учета и др., и подобные локальные задачи автоматизации на предприятии решались еще тогда. Но, не более, чем локальные.

Но главным направлением информационной поддержки у нас, конечно, считалась, да и продолжает считаться автоматизация основной, в том числе конструкторской деятельности.

Уже, наверное, более полувека назад на предприятии начали создавать программное обеспечение инженерных расчетов теплотехнических, прочностных, аэродинамических и других характеристик изделий, которое стало фундаментом для автоматизации проектно-конструкторской деятельности. Силами программистов ОКБ создавалась система моделирования математической модели поверхности самолета.

На рубеже 1970–1980-х в информационном ландшафте "«ОКБ Сухого» начали появляться коммерческие ИТ-системы ведущих зарубежных производителей, ориентированные на поддержку процессов проектно-конструкторской деятельности — системы автоматизированного проектирования — в части геометрии изделия, а также расчета целого ряда технических (прежде всего, тех же прочностных, аэродинамических, теплотехнических и др.) характеристик конструкции. Эти задачи решались на вычислительной технике класса мэйнфреймов.

Со временем мы подошли к необходимости внедрения наиболее передовых систем в области 3D-моделирования самого изделия, а также создания на их основе 2D-чертежей и схем, сопутствующей текстовой конструкторской документации.

В 1996 г. в ОКБ было принято решение о внедрении системы трехмерного моделирования и системы управления данными об изделии класса CAD/PDM на базе продуктов UG/IMAN (ныне NX/Teamcenter) компании Siemens. Показательно, что параллельно и независимо от ОКБ в КНААПО им. Ю. А. Гагарина — нашем серийном заводе — тоже была выбрана та же платформа. При внедрении этих систем была создана методология проектирования в электронном виде, в том числе изначально закреплялся статус первоисточника информации об изделии: его электронное представление в виде трехмерной электронной модели.

Первым проектом, в котором мы уже в значительной степени ориентировались на работу с электронной моделью изделия, была разработка килей истребителя Су-30МКИ. Тогда были впервые переданы электронные модели на завод-изготовитель. А настоящий прорыв в этой области был связан с организацией производства Су-35 в начале 2000-х. Был подписан ряд важных двусторонних документов, регламентирующих проектирование в электронном виде и передачу электронного макета изделия в производство. Начиная с этого момента ИТ уже по определению начали играть заметную роль не только для проектировщиков, но и во всей цепочке создания готового изделия, предлагаемого затем на рынке. С позиции вечно обсуждаемой проблемы значимости ИТ в бизнесе, принятие электронной модели как эталона явилось качественной вехой.

То есть ваш путь был по сути стандартным, если говорить об отечественных предприятиях с многолетней историей автоматизации. Они тоже чаще всего заменяли системы, разработанные внутренними подразделениями компании, на более совершенные коммерческие продукты?

В известной степени, наверное, да, однако с некоторыми существенными оговорками. Использование даже очень мощного и многофункционального стандартного ПО не всегда означает стопроцентное покрытие всех потребностей. Типичная проблема, которую всегда решали и продолжают решать многие производственные предприятия — это совмещение подходов, предлагаемых ключевой информационной системой зарубежного производителя, c регламентирующей базой, которая действует в России. Если брать нашу ситуацию, то под данной базой мы, прежде всего, понимаем единую систему конструкторской документации. Вторая задача, без решения которой поддержка жизненного цикла изделия невозможна, это формирование библиотек нормативно-справочной информации (НСИ): материалов, покупных и стандартных изделий и т. п. Базы данных НСИ, изначально создаваемые для поддержки проектно-конструкторских работ, были использованы впоследствии при внедрении системы управления предприятием для решения задач информационной поддержки производственных, закупочных, учетных и других бизнес-процессов.

Наши разработчики создавали и продолжают создавать соответствующие продукты, библиотеки и базы данных. Так что роль внутренних разработчиков в ИТ-поддержке нашего бизнеса была и продолжает оставаться очень весомой.

Здесь как раз интересно поговорить об автоматизации бизнеса в целом. Каковы были основные катализаторы, под действием которых ИТ-поддержка уже не могла сосредотачиваться вокруг задач проектирования и стало необходимо взглянуть на проблему более широко?

Стандартные требования современного рынка должно поддержать руководство компании, транслируя их в задачи отдельных подразделений (причем далеко не в первую очередь в задачи ИТ-департамента). А поскольку на разных предприятиях ситуация пока складывается по-разному, поддержка развития корпоративной автоматизации высшим руководством была и остается важнейшим условием. В «ОКБ Сухого» топ-менеджеры не на словах, а на деле поддерживали внедрение ИТ. Освоение CAD/PDM-системы было начато при непосредственном кураторстве генерального директора Михаила Симонова и при участии начальника КБ Александра Григоренко. Внедрение такого класса систем всегда сопровождается необходимостью проведения организационных преобразований и довольно существенными финансовыми затратами. Но было понимание топ-менеджеров, что создание электронного макета изделия должно стать нашим конкурентным преимуществом, а впоследствии принести экономию временных и финансовых ресурсов. Более того, нам удавалось проектировать в электронной форме изделия для военных заказчиков еще до 2006 г., когда такая практика, наконец-то, была официально разрешена ГОСТом. Мне, кстати, до сих пор периодически задают вопрос, как в то время нам вообще удавалось делать подобное. А ключевую роль здесь играло понимание высшим руководством того, что ориентация на электронную модель изделия, как при проектировании, так и в производстве в современных условиях — единственно возможный путь, и, следовательно, надо искать пути решения совместно с заказчиком.

В 1999 г. к руководству «ОКБ Сухого» пришел Михаил Погосян, и были поставлены задачи по совершенствованию системы управления предприятием. Одно это дало очень мощный стимул для нашей работы. И тут с самых разных сторон посыпалась масса инициатив — о внедрении информационной системы управления финансами, закупками, о необходимости ИТ-поддержки проектного управления и много чего еще.

Так родился новый проект — ИСУ ОКБ. Это информационная система управления ОКБ, предназначенная для обеспечения процессов производственного планирования и управления всеми категориями ресурсов (финансами, персоналом, материально-техническими и информационными ) предприятия, а также управления управленческими документами. В 2002–2003 гг. была создана рабочая группа под руководством генерального директора, которая определила концепцию внедрения информационной системы управления и разработала соответствующее ТЗ. Затем был проведен тендер среди поставщиков интеграционных решений и программного обеспечения. В результате был выбран вариант реализации ИСУ ОКБ, ядром которой были программные продукты Oracle e-Business Suite, Oracle Financial Analyzer, а также системы Documentum, Open Plan Prof, «Парус». ИСУ ОКБ позволяет формировать и поддерживать единое информационное пространство взаимодействия всех участников работ, на базе интегрированного комплекса связанных между собой подсистем: «Управление проектами», «Управление финансами», «Управление персоналом», «Управление производством», «Управление закупками и запасами», «Управление документами», «Корпоративное планирование» (в том числе и бюджетирование), «Бухгалтерский и налоговый учет» и т. д., каждая из которых направлена на реализацию современных принципов планирования и управления. Кроме того, была реализована подсистема «Информационно-аналитическое обслуживание руководства». Реализация ИСУ ОКБ была начата в 2004 г., основной функционал был введен в 2008–2009 гг. На текущий момент в системе работает более 2000 пользователей.

Вы очень тесно работаете со множеством наиболее авторитетных в разных направлениях автоматизации вендоров. Думается, для большинства из них вы являетесь важным заказчиком и, как следствие, их маркетинговую активность вы можете ощущать очень сильно. В итоге они со своей стороны могут влиять на трансформацию корпоративной культуры...

Конечно, их активность заметна. Я думаю, что даже если учесть для всех абсолютно ясную цель данной активности, она все равно в целом для заказчика позитивна. Хотя бы с просветительской точки зрения. Более того, некоторые руководители российских филиалов западных ИТ-компаний способствовали тому, чтобы непосредственно в штаб-квартирах нашу организацию воспринимали как ценного клиента (или даже, скорее, партнера) с индивидуальными потребностями. Для нас это очень важно по определению. Но еще раз подчеркну, к серьезной автоматизации бизнеса должно быть готово и высшее руководство, ИТ-службы и функциональные заказчики. Обеспечить данную готовность никак не может быть задачей вендора, но без этого в практическую плоскость дела не перейдут никогда. Приведу пример. Перед началом проекта ИСУ ОКБ мы проводили ряд установочных совещаний с потенциальными пользователями и кандидатами в проектную команду. На этих совещаниях рассказывали о функционале будущей системы, как будем организовывать проект. В основном старались осветить технические вопросы. На последнем совещании с руководителями верхнего звена управления получили напутствие: «Главная ваша задача —— миссионерство!». Так оно и случилось. Хороший результат может получиться, наверное, когда есть работоспособная связка вендора, компании-консультанта и предприятия-клиента.

Ваша компания была основным исполнителем работ по проектированию самолета Sukhoi Superjet 100, где соисполнителями являлись известнейшие мировые производители, имеющие огромный опыт участия в таких сложных проектах и весьма продвинутые в плане автоматизации собственного бизнеса. Вы, вероятно, могли сопоставить их методы работы с методами, практикуемыми в российских компаниях, и сделать определенные выводы...

Действительно, проект по созданию самолета SSJ100, разработкой и производством которого занималась дочерня компания холдинга "Компания "Сухой«— «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС), расширил границы нашего понимания о том, что такое современная информационная поддержка жизненного цикла изделий в машиностроении.

С начала работы над проектом SSJ100 были использованы подходы к проектированию в электронном виде ОКБ Сухого, а затем и опыт КНААПО, производства с использованием электронного макета изделия. Как следствие, созданная компания ГСС, очень быстро освоила эти важнейшие принципы работы в собственной практике. Более того, они были адаптированы и развиты с учетом необходимости организовать проектирование в гетерогенной (с точки зрения CAD) среде.

Однако главной изюминкой проекта, с точки зрения ИТ, все-таки была тесная кооперация различных предприятий, параллельно работающих над своими задачами. Это в основном действительно были зарубежные производители с высокой культурой производства. И мы получили бесценный опыт. К сожалению, столкнулись и с тем, что возможности (а иногда и желание) работы с электронными моделями у российских производителей очень разные и на тот момент в среднем были не высоки.

Были предприятия, которые с готовностью следовали уже выработанным правилам, понимая, что совместная деятельность обогатит их опыт и даст перспективы на будущее. А были и такие, кто привык работать на бумаге и менять свои привычки не очень стремился.

В период проектирования SSJ100 — 2005–2010 гг. — было ясно, что зарубежные компании, как правило, находятся на гораздо более высоком уровне ИТ-зрелости.

Кроме работы со смежниками как в России, так и за рубежом вы сейчас плотно взаимодействуйте с самыми передовыми авиастроительными предприятиями, уровень информационной поддержки бизнеса которых очень высок даже по меркам лучших мировых практик. Сравнение с какими-либо отечественными предприятиями, тут, с вашей точки зрения, уместно?

Автоматизация авиастроительных компаний весьма сложна, очень разнообразна по функционалу и к тому же непрерывно развивается. Поэтому если и есть смысл сравнивать, то не вообще, а по отдельным направлениям.

Общая картина в российском авиастроении пять-семь лет назад была достаточно пестрая. Были компании, которые уже очень далеко продвинулись в области использования информационных технологий в проектировании и производстве, а были и только начинавшие движение по этому пути. Это не связано с какой-то территориальной и региональной спецификой, а определяется тем, были ли у предприятий реальные потребности перехода на современные технологии. Все компании, входящие в состав холдинга «Компания «Сухой» активно использовали PDM-, CAD- и CAE-системы. Сейчас ситуация значительно изменилась. Появились новые проекты, которые реализуются с использованием современных информационных технологий. Таким примером, безусловно, может служить проект создания среднемагистрального пассажирского самолета МС-21.

Конечно, за последние 20 лет наша компания приобрела богатый опыт в проектировании самолета на основе электронной модели. Сейчас нами также в достаточной степени освоены смежные направления — например, управление внешними соразработчиками/соизготовителями на основе создаваемой модели, выстраивание информационных интерфейсов со смежниками.

Существуют относительно новые направления автоматизации даже в масштабах передовых практик мировой авиаиндустрии. Например, очень интересное и перспективное направление — интегрированная логистическая поддержка изделия на всем жизненном цикле. В двух словах смысл в том, чтобы, непрерывно контролируя изделие в эксплуатации (опять-таки с помощью автоматизированных систем сбора данных), закладывать полученные данные снова в расчетную модель, сравнивать план с фактом и затем, в случае необходимости, инициировать корректирующие действия, которые тоже должны быть поддержаны информационно. Целевые параметры расчета при проектировании изделия также могут быть разные. Можно изначально стараться минимизировать затраты на стадии производства, а не на стадии эксплуатации, а логистическая поддержка изделия позволяет следить за соблюдением целей уже на всем жизненном цикле. В реализации такой, в значительной степени основанной на информационных технологиях концепции, мы пока отстаем от мировых практик. Но сейчас плотно занимаемся этой проблемой.

Делитесь ли вы отраслевым опытом автоматизации с отечественными компаниями? Насколько вообще наша авиастроительная отрасль может считаться консолидированной, происходит ли коллективное обсуждение тех проблем, которые мы затронули выше?

Наша компания регулярно принимает коллег с референс-визитами по разным предметным областям. И не только по вопросам организации проектно-конструкторской деятельности с использованием ИТ, но и по вопросам, связанным с различными аспектами информационной системы управления предприятием. Когда приглашают, выступаем докладчиками на конференциях, круглых столах и т. п.

От случая к случаю кто-то берет на себя труд организации конференций, посвященных использованию информационных технологий если не в авиационной, то в машиностроительной отрасли или оборонно-промышленном комплексе. Интересные доклады, свидетельствующие о зрелых подходах к автоматизации, начали представлять сотрудники близких нам производственных отраслей на конференциях крупных вендоров. Еще недавно этого почти не было. И я думаю, профессиональное общение будет становиться более тесным и в нашей отрасли.

Что касается консолидации в отрасли, то, к сожалению, она, могла бы быть и выше. Несколько лет назад меня приглашали с докладом на форум «Моринтех Практик» в Санкт-Петербурге, где собираются в основном представители судостроительной индустрии. И я не без зависти отметила, что среди этих специалистов профессиональное общение в целом развито сильнее, чем у нас. Но Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) этими вопросами занимается и положительный опыт одних предприятий старается донести до других. Ведутся работы по унификации ИТ-решений, используемых предприятиями — субъектами ОАК.

Мы же будем стремиться впитывать все лучшее и, конечно, делиться собственным опытом.

Версия для печати (без изображений)