PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

Предлагаемая вашему вниманию экспертная статья известного специалиста-практика Юрия Колесникова позволит вам получить глубокое представление об историческом пути и перспективах информатизации отечественных предприятий.

Редакция

Моё первое знакомство с компьютером

Моё первое знакомство с компьютерами состоялось в 1982 г., когда я поступил в МВТУ им. Н.Э. Баумана. В ВЦ кафедры П1 (сейчас ИУ1) имелись собственная ЕС-1033, на которой в 1983-м я начал подрабатывать на полставки дежурным системным оператором, и СМ-4. В ВЦ других кафедр также были свои крупные вычислительные системы, а также персональные компьютеры ДВК с НГМД Ереванского завода на дискетах ЕС-5274 8-дюймового формата, а в общежитии вовсю процветала сборка ПК на базе наборов Commodore 64, Atari 800XL и Sinclair ZX80 или ZX Spectrum в зависимости от того, что удавалось достать. В ВЦ помимо поддержки учебного процесса выполнялись расчёты по исследовательским и производственным проектам, связанным с моделированием систем управления различных ракетных систем и их отдельных компонентов.

Это, безусловно, не самое начало компьютерной эры, но уже очень мало кто из поколения моего сына хотя бы слышал эти названия. А если кто и слышал, то вряд ли представляет, как эти компьютеры и их периферия выглядели. По степени интереса студентов и научных работников к ИТ уже тогда было понятно, что потенциал этой отрасли практически безграничен. Вычислительные мощности были в дефиците — приходилось записываться, а за хорошими программистами стояла длинная очередь работодателей.

Эволюция применения компьютеров на предприятиях

В начале 1980-х сферы применения компьютеров из-за их малодоступности и дороговизны были очень узки: военные области, прогнозирование погоды, станки с числовым программным управлением, АСУ крупными роботизированными производствами и АСУТП, отдельные проекты по внедрению MRP на крупных предприятиях, большие базы данных, гражданская наука — НИОКР и поддержка фундаментальных исследований, образование, а также связь и телекоммуникации.

Бытового применения компьютерных систем практически не существовало. Хотя, если быть точнее, у представителей моего поколения в то время это применение не ассоциировалось с промышленным подходом или, как бы сказали сейчас, с мощной бизнес-индустрией. Иными словами, компьютерные игры уже появлялись, но призваны были иллюстрировать либо квалификацию разработчика, либо возможности другой, уже совсем не игровой системы. Существенным ограничением использования вычислительных систем были крайне малые возможности ввода исходных данных, который осуществлялся на перфоленту и перфокарты, в лучшем случае — с экранов алфавитно-цифровых терминалов. На предприятиях помимо операторских служб ВЦ существовали целые подразделения по подготовке данных.

Тем не менее уже во времена СССР явно наметилась тенденция индустриального, коммерческого использования информационных технологий. Становилось все более очевидно, что это реальная ценность, обладание которой (в том числе и на незаконной основе) может принести немалые выгоды, а лишение этой ценности других соответственно нанести им существенный убыток.

В 1979 г. в Вильнюсе было зарегистрировано первое преступление, связанное с умышленными действиями в автоматизированной системе обработки первичных бухгалтерских документов, отражающих кассовые операции. А в 1983-м в СССР впервые был осуждён программист за создание вредоносного кода и внесение его в систему управления конвейером на ВАЗе. Тогда в УК не существовало статей о компьютерных преступлениях, и программист был осужден по статье «Умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества».

По мере роста производительности и доступности вычислительных систем, а также их возможностей очень быстро стала расширяться сфера их применения. Уже через десять лет (если кто-то считает, что это по современным меркам много, пусть проследит эволюцию ЭВМ от 1940 г. и первого программируемого компьютера Z3 Конрада Цузе хотя бы до создания в 1961-м целой группы ЭВМ 2-го поколения), в начале 1990-х, годов добавилось широкое применение ИТ в связи со следующими событиями и тенденциями:

• развитием CAD/CAM/CAE/PLM систем;

• бумом автоматизации управления финансами и бухгалтерского и складского учёта на предприятиях;

• началом массового внедрения MRP и ERP;

• внедрением СУБД в самых разных сферах деятельности;

• тотальной информатизацией передовых предприятий, внедрением безбумажных технологий;

• широким использованием цифровой картографии;

• бумом развития периферийных устройств, началом массовой замены аналоговых измерений на цифровые;

• Развитием информационной безопасности, вызванной массовым распространением вирусов и других типов вредоносного кода

Расширение применения ИТ в этот период в свою очередь придало данной индустрии качественно новые функции и кроме того впервые заставило общество систематизировать и узаконить наиболее важные аспекты жизнедеятельности, на которые информационные технологии начали оказывать уже весьма заметное влияние. Среди наиболее важных моментов я бы выделил следующие:

• превращение ИКТ вначале в массовое орудие преступления, а затем и в кибернетическое оружие с выделением на государственном уровне вначале в подразделения специальных операций, а затем в самостоятельный род войск;

• появление в 1992 г. Закона РФ «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных», разработкой и принятием с 1991 до 1997 гг. десяти основных законов в области ИКТ. Введением с1997 г. в УК РФ понятия компьютерного преступления и определением ответственности за различные компьютерные преступления;

• официальное признание специфических заболеваний человека, вызванных работой на компьютерах;

• внедрение первых систем глобальной слежки за гражданами.

В своей профессиональной деятельности начиная с 1990 г. я уже был целиком сфокусирован на ИТ-направлении. В 1992-м я перешел на работу в МВД, где принимал участие в крупном проекте, охватывающем всю территорию РФ. Мы создали тогда территориально распределённую ИС, с центральной БД и средствами анализа данных для одного из управлений. В начале 1990-х основной операционной системой являлась MS-DOS разных версий. Вирусы распространялись главным образом через заражение исполняемых файлов и boot-загрузчиков дискет и дисков. Наиболее известным антивирусом был AIDSTEST Дмитрия Лозинского. Помню, как в 1991 г. я обнаружил новый вирус, поразивший ряд компьютеров на работе, и отправил его Дмитрию Николаевичу. Оказалось, что опоздал на четыре часа.

Распространение компьютеров сдерживалось всё ещё высокой стоимостью. У меня лично навсегда отложилось в памяти, что ПК стоил около полуторагодовой средней зарплаты работников государственных предприятий или 3-4-месячной зарплаты частных компаний, т. е. применение ПК окупалось только при выполнении высокоэффективных проектов.

Но автоматизация деятельности предприятий представляла собой практически непаханое поле. Это многие понимали уже тогда, хотя скорее интуитивно. Характерной чертой того времени было полное отсутствие методик, которым бы доверяли и которые бы демонстрировали эффективность применения ИТ в той или иной ситуации. А главное не было ни своего, ни даже чужого опыта, на который можно было бы опереться.

Придя в 1996 г. в ГК «Адамас» в качестве руководителя ИТ-подразделения (по тем временам позиция далеко не повсеместно распространенная), я очень быстро обнаружил, что причина невысокой производительности труда склада готовой продукции заключается в низкой производительности компьютеров кладовщиков. Я представил свои расчеты генеральному директору, но не смог убедить его, что надо кладовщикам, получавшим на тот момент примерно 300 долл. в месяц и работающим на компьютерах, стоимостью около 1100 долл., купить компьютеры за 2500 долл. Поэтому в качестве пилотного проекта я предложил купить три более производительных ПК, и если увеличение производительности труда составит менее 50%, то уволить меня. Производительность труда увеличилась более чем в два раза.

А самым быстро окупившимся проектом стало внедрение системы беспроводной телефонной связи стандарта DECT, которое позволило значительно уменьшить расходы на мобильную связь (а цена ее в то время была просто чудовищной). Проект окупился всего за пять месяцев.

С начала 2000-х до текущего времени акценты в применении ИКТ все больше смещались в направлении удовлетворения потребностей конечного пользователя.

Среди весьма внушительного числа тенденций, стартовавших с начала 2000-х и проявляющихся до сих пор, можно выделить следующие.

Во-первых, фундамент для реализации концепции Интернета вещей, о которой стали говорить совсем недавно, начал закладываться не вчера. Некие ее прототипы в виде, например, идеологии «умного» дома, холодильников и других бытовых приборов с выходом в Интернет, домашних роботов и др., существовали относительно давно.

Во-вторых, активно шло и продолжается совершенствование человеко-машинных интерфейсов. Это достигается за счёт вживления чипов животным и людям, считывания сигналов головного мозга и использования их для управления различными системами, например бионическими протезами, а также проявляется через технологии, рассчитанные на интерактивный интерфейс с пользователем (в частности поисковые системы, использующие голосовое управление, системы дополненной реальности и т. п.).

В совокупности эти тенденции знаменуют собой начало замены функций человека на программное управление машинами (например, управление фарами и стеклоочистителями автомобиля, автопарковка, адаптивный круиз-контроль); уже сегодня суммарный пробег машин без водителя составил более миллиона километров.

И наконец, в-третьих, можно говорить о применении ИКТ на государственном и межгосударственном уровне: в нашу жизнь активно входят технологии электронного правительства со всеми неизбежно сопутствующими им атрибутами. Своего рода официальную часть e-government, предполагающую межведомственное взаимодействие и оказание услуг в электронном виде, сопровождают другие направления. Среди таковых можно назвать применение кибернетического оружия на государственном уровне (Stuxnet, Flame, Regin и т. п.), создание и развёртывание систем глобальной слежки за всеми гражданами и странами в электронном пространстве, а также появление виртуальной валюты (наиболее известный пример — Bitcoin), которую можно добывать самостоятельно в электронном пространстве.

Смещение фокуса на персональное взаимодействие с информационными системами и замена прямого общения людей друг с другом на посредничество различных ИКТ принесло помимо огромных выгод ещё и мощнейшую асоциализацию целого поколения.

Эволюция ИТ специалистов

Я не могу говорить о первых ИТ-специалистах, так как никого не знал лично и не видел организацию их работы. В начале 1980-х было пять четко отличающихся групп:

• специалисты по подготовке данных;

• операторы;

• пользователи (да, в то время пользователи должны были быть специалистами в ИТ);

• системные инженеры;

• программисты, их было две категории: системные программисты (разработчики частей ОС и микропрограмм на языках низкого уровня) и просто программисты (разработчик приложений на языках высокого уровня).

К началу 1990-х с уходом эры мэйнфреймов специалисты по подготовке данных и операторы практически исчезли, а пользователи перестали быть специалистами в ИТ. Но добавились новые группы:

• бизнес-аналитики;

• архитекторы;

• тестировщики;

• технические писатели;

• внедренцы;

• программисты стали делиться на множество более узких специализаций;

• хакеры;

• специалисты по ИБ;

• сетевые администраторы;

• системные инженеры разделились на системных администраторов и инженеров по оборудованию.

Ещё десятилетие практически не изменило основную картину, за исключением того, что разработчики стали делиться на все более узкоспециализированные группы.

К сожалению, в современной России реформа образования в первую очередь и отток квалифицированных специалистов привели к значительному ухудшению ситуации с кадрами. В середине 1990-х ко мне лично приходили несколько соискателей, которые вначале рассказывали, что они знают и умеют, потом описывали своё участие в проектах, а затем шёл торг по зарплате. В середине 2000-х рынок труда стал рынком соискателя — за хорошими специалистами приходилось охотиться, а они начинали ставить свои условия не только по зарплате, но и соцпакету. А в начале 2010-х появилась целая категория молодых претендентов, у которых уже был сформирован собственный шаблон предстоящей беседы с работодателем. Они, как правило, говорили:"Я хочу получать столько-то денег (у меня кредиты, ипотека и т. п.), и если вы мне их не дадите, то я не вижу смысла продолжать разговор". Через две минуты разговора выяснялось, что он не умеет ничего, и таких стало 90%. На стандартный вопрос:"В каком направлении вы хотите развиваться и кем стать?«, почти 100% отвечали: «Начальником». Апофеозом данной ситуации стало то, что я не взял на работу профессора по профильной специальности одного из известных вузов с именем.

Сейчас ситуация меняется в лучшую сторону — соискатели стали мобильнее, многие за свой счёт повышают квалификацию или переквалифицируются. Очень надеюсь, что система школьного образования уйдёт от тупизма ЕГЭ, возродится профессиональное образование, а высшая школа повернётся к потребностям реального бизнеса.

Появление и эволюция пользователей

Термин «пользователь», к которому мы все привыкли, начал широко употребляться относительно недавно, когда для работы с приложениями отпала необходимость быть профессионалом в ИТ. Это произошло в разных странах и отраслях в разное время, но массовое употребление этот термин в современном понимании получил с наступлением эры персональных компьютеров, т. е. в 1980-е, хотя первый ПК Programma 101 был создан компанией Olivetti в Италии ещё в 1964 г.

Первые пользователи появились в корпоративном секторе ещё до широкого внедрения ПК, и им приходилось в значительной мере приспосабливаться к особенностям и ограничениям функционирования компьютеров и программ. Это было связано с тем, что вначале было нужно просто сделать работоспособную программу, выполняющую определённые функции. Затем научились делать программы с надежным результатом, и встала задача создания эффективных программ. Когда и эта задача стала успешно решаться, то обратили внимание на эффективность работы пользователей как средства повышения производительности труда. Это привело к снижению требований к знаниям и навыкам в области ИТ для пользователей.

С другой стороны, никто не готовил пользователей в учебных заведениях. Возник разрыв, который компаниям приходилось преодолевать самостоятельно и зачастую проявляя творческую смекалку. Так, в 1997 г. я добился у генерального директора компании разрешения на то, чтобы сотрудники вновь компьютеризируемых рабочих мест могли играть в компьютерные игры или готовить документы для своих детей. Это разрешение имело ограниченный срок действия (от трех до шести месяцев), но значительно повысило скорость освоения работы на компьютере.

Вскоре на все это наложился эффект от проникновения ПК в частное пользование и широкое применение микропроцессорной техники в быту. Многие стали приносить свои ноутбуки и планшеты и даже ПО из дома и требовать установку на них корпоративных систем. Добавило масла в огонь развитие концепции отношения к ИТ-сервисам как к бытовым услугам Это привело к двум негативным последствиям: потребительскому отношению (пользователи стали относиться к производственным информационным системам, как к бытовым) и снижению квалификации пользователей. В результате компании с высоким уровнем зрелости стали вводить обязательное тестирование сотрудников при приёме на работу и многоступенчатое обучение работе с ИТ, а также следить за соблюдением технологии работы с информацией и с ИТ-системами. Без этого обеспечить необходимую отдачу от инвестиций в ИТ стало невозможно.

Так, в 2007 г. уже в другой компании для обеспечения эффективной работы пользователей пришлось ввести входное тестирование на знания и навыки работы с ПК, затем пользователь направлялся на начальный курс по работе с корпоративной ИС, сдавал зачёт, потом проходил базовый курс, снова сдавал зачёт и после этого направлялся в учебно-производственную бригаду, где задания чередовались с разбором ошибок. И только потом пользователь приходил в своё подразделение под опеку наставника на полгода. Руководство перешло на такую систему подготовки пользователей после того, как одна женщина-новичок на второй день работы после первичного обучения получила от бригадира указание сделать в ИС массовую операцию по перемещению товара на складе Вместе с этим указанием она получила пароль с повышенными полномочиями, дающими ей право совершения массовых перемещений. Когда она поняла, что допустила грубейшую ошибку и оценила масштаб бедствия, то убежала с рабочего места через проходную и скрылась, бросив всё. Последствия весь филиал исправлял целый месяц...

Эволюция применения компьютеров в быту

Данную тему можно было бы оставить специалистам по консьюмерскому ИТ-рынку, если бы данный рынок не становился, как известно, все более связан с корпоративным. Но обо всем по порядку.

С начала 2000-х годов произошло качественное изменение в применении цифровых устройств в быту. Устройства стали выполнять многие функции лучше, чем средний человек. Автомобили с автоматическими коробками передач стали потреблять меньше горючего и разгоняться быстрее, чем аналогичные авто с традиционными механическими устройствами. Широкое распространение домашних роботов и других систем, заменяющих людей в выполнении ими рутинной работы, существенно повышает качество жизни: АКПП переключает за вас передачи без малейших усилий с вашей стороны, стеклоочистители и головной свет включаются когда надо, навигатор (которому вы голосом сказали, куда надо ехать) прокладывает оптимальный маршрут через пробки, ворота в гараж открываются сами и т. д. О крышку багажника больше не надо пачкать руки, чтобы достать вещи, свет включается перед вами и выключается за вами, когда вы идёте по чистому коридору, который убрал робот-пылесос, а духовой шкаф, взяв рецепт из встроенной поваренной книги и с помощью бесконтактных датчиков определив массу мяса для запекания, следит за распределением температуры внутри него, чтобы оно было приготовлено в соответствии с вашими предпочтениями. Вы накрываете на стол и параллельно спрашиваете у Siri или Google погоду на выходные и просите набрать номер друзей, чтобы договориться с ними о встрече.

И это наша каждодневная жизнь уже сегодня. Возможно, вы уже и не замечаете, насколько привыкли к тому, что многое делается за вас.

К настоящему времени пророческие слова Норберта Винера, написанные им ещё в 1940 г., «Не за горами тот день, когда окружающие нас вещи научатся думать и станут много более полезными обществу», начали сбываться.

Но есть и оборотная сторона этой ситуации — как-то я ещё в 2008 г. я ехал утром по автомагистрали на работу на своей машине (марку и модель называть не буду), в которой практически всё управлялось электронными системами. И вот на скорости 120 км/ч сначала зажглись все пиктограммы на информационном табло сигнализирующие об отказе систем, затем с интервалом в 0,5 с они все погасли, и я оказался в куче железа массой 3 т, в которой ничего не работало (двигатель, коробка передач, усилители руля и тормозов, световые и прочие приборы и даже ручной тормоз). Мне несказанно повезло — рабочее место было в области и я ехал по почти пустой и прямой дороге против основного потока. Упершись двумя ногами в педаль тормоза и приложив немалое усилие на руль, я, медленно поворачивая из левого ряда к обочине, останавливался около 1,2 км. В сервисе потом всё починили за 15 мин — такую ситуацию вызвал конфликт программного обеспечения, так как в одном из блоков при проведении планового ТО забыли обновить прошивку. Вот так я чуть не расплатился за потрясающий комфорт и управляемость. Ладно только я, но мне до сих пор страшно подумать, что было бы, если бы это произошло в городе перед стоящими на перекрестке маленькими городскими автомобильчиками...

Эволюция и революция

И тут мы начинаем понимать, что эволюция перешла в революцию, о чем можно судить по нескольким признакам, отражающим изменение роли работы цифровых устройств как в быту, так и в бизнесе.

1. Люди начинают полагаться на цифровое устройство при принятии решений больше, чем на себя. Ошибка устройства приводит к повторению ошибки человеком.

2. Цифровое устройство берёт управление машиной или механизмом на себя, корректируя или ограничивая действия людей. Принципиальное отличие от давно известного автопилота при этом состоит в том, что автопилот включается человеком, когда параметры управления входят в определённые нормальные границы, и выключается, когда выходят, и человек берёт управление на себя. В данном случае устройство отбирает управление у человека в случае изменения параметров управления с нормальных на экстремальные.

3. Отсутствие «умной» вещи перестаёт быть нормальным, а её поломка влечёт отказ от выполнения этой функции человеком.

Очевидно, что все признаки такого положения присутствуют уже сейчас. И это не только (а может и не столько) относится к применению ИТ в быту. Это также отмечается и в бизнесе, что куда серьезнее. Осознавая это, люди и организации должны измениться сами и изменить требования к созданию «умных вещей», чтобы нивелировать отрицательные последствия данной революции.

Основные выводы, которые сделал я для себя , состоят в том, что нужно уделять значительно больше внимания вопросам безопасности человека в частности и работы ИТ в целом, и это необходимо делать уже с этапа проектирования систем. Также нужна выработка новых финансово-экономических теорий и направлений развития человека и общественного устройства. Похоже, что мы подошли вплотную к той черте, когда надо переосмыслить цели и направления дальнейшего движения вперёд.

Автор статьи — заместитель генерального директора по ИТ сети клиник «Будь Здоров» компании «Ингосстрах».

Версия для печати (без изображений)