Основная проблема завершившегося года для большинства потребителей ИТ —недостаток средств на текущие расходы. Приходилось экономить буквально на всем. Стоимость технических средств за год увеличилась в два-три раза. Расценки на услуги частично остались на прежнем уровне, частично выросли на 10–30%. Наш ИТ-бюджет на поддержку имеющейся инфраструктуры при этом в несколько раз уменьшился.

По-прежнему нестабильный курс рубля не позволял нам заключать долгосрочные контракты на поставки оборудования. Многие поставщики хотели бы зафиксировать сумму контракта в долларах, но это запрещено по причинам юридического характера.

Из-за недостатка средств откладывался ряд проектов, связанных с обновлением ИТ-инфраструктуры. Но некоторые задачи невозможно оттягивать бесконечно, и рано или поздно их всё равно придется запускать, а многое из того, что не выполнено в 2015 г., так или иначе придется делать в 2016-м или 2017-м.

Во многих государственных и коммерческих структурах прошла оптимизация кадров. В связи с этим у сотрудников ИТ-служб значительно уменьшились возможности для поиска новых мест работы. И даже в условиях снижения заработной платы в ушедшем году (у нас оно составило около 10%) ИТ-специалисты чаще всего воздерживались от смены работодателя. Бывали случаи, когда уже сделанные сотрудникам предложения по переходу в другие организации отменялись в связи с закрытием вакансии из-за сокращения финансирования.

В поисках дополнительных средств и возможностей экономии

Из-за денежного дефицита наше государственное медицинское учреждение старалось развивать внебюджетные источники финансирования — платные услуги на лечение пациентов по договорам добровольного медицинского страхования. Это потребовало развития соответствующего программного обеспечения, начиная от автоматизации подготовки договоров и завершая контролем платежей, сделанных пациентами и страховыми компаниями.

Бюджеты ограничены не только в ИТ-сфере. Как правило, профильное направление и в государственных, и в коммерческих структурах также испытывало недостаток финансирования. В связи с этим в 2015 г. все пытались найти способы сэкономить деньги, оптимизировать свои затраты. Руководство в таких условиях всегда начинает требовать повышения эффективности, сокращения издержек, увеличения производительности и т. п. В результате в целом по отраслям и в каждой организации в отдельности возникала потребность в программных инструментах для проведения оперативного анализа по ключевым показателям деятельности. Развитию этого направления способствовало и то, что во множестве пользовательских баз данных уже были накоплены большие объемы информации. В «сытые годы» мало у кого появлялся интерес заняться ее серьезной аналитикой, однако сейчас ситуация изменилась и спрос на подобные системы значительно вырос. К концу 2015-го одновременно несколько компаний, работающих в сфере информатизации здравоохранения, объявили о том, что они разработали аналитические модули для поддержки принятия управленческих решений. И, кстати говоря, реализовали эти задачи с помощью российских программных систем.

Для экономии денег в нашей больнице стали очень широко использовать программное обеспечение для хранения и просмотра снимков, поступающих с компьютерных и магнитно-резонансных томографов, — так называемые PACS-системы. В работу эти решения у нас были запущены уже более десяти лет назад. Но до тех пор, пока пациентам выдавали на руки «пленки», врачам в большинстве случаев было удобнее посмотреть именно распечатку. Но в 2015 г. эти «пленки» просто перестали закупать из-за недостатка денежных средств, и лечащий врач теперь вынужден либо довольствоваться текстовым описанием, сделанным врачом, который выполнил исследование, либо все-таки подключаться к базе данных и смотреть первичную диагностическую информацию с медицинского аппарата. В результате большинство врачей у нас стали использовать так называемый DICOM-viewer для просмотра диагностических снимков.

Телемедицина: возвращение к теме

Другой способ, позволяющий существенно сэкономить финансовые средства в системе здравоохранения, на который обратили пристальное внимание в 2015 г., — телемедицина. Невозможно улучшать качество медицинской помощи без повышения её доступности. А для этого необходимо фактически линейно увеличить финансирование системы здравоохранения. В условиях ограниченных бюджетов так поступать уже не получается. Поэтому именно в 2015-м Минздрав РФ снова вернулся к теме телемедицинских консультаций и планирует во всех регионах создать круглосуточные медицинские диспетчерские службы, а до каждого населенного пункта довести оптоволокно и обеспечить возможность видеосвязи с дежурным консультантом. В качестве технического средства связи пока называется система Skype. Вероятно, ближе к моменту реализации проекта и начала этапа внедрения будут предложены альтернативные технологии видеоконференцсвязи с учётом значимости государственной задачи импортозамещения, особенно в таких стратегически важных направлениях, как передача персональных данных и охрана здоровья граждан.

Телемедицинские технологии тем или иным образом применяются в России в разных регионах уже двадцать и более лет. Делается это, как правило, на энтузиазме местных исполнителей, но что существенно — сейчас впервые начали говорить о том, что стоимость телемедицинской консультации будет включена в тариф ОМС. Это означает, что учреждения здравоохранения будут заинтересованы в развитии данного направления, поскольку в условиях кризиса смогут получить таким образом дополнительный источник финансирования из бюджета страховой медицины.

Телемедицина требует очень аккуратного законодательного обеспечения, прописывающего права и обязанности всех участников этого процесса, а также все правила и регламенты. Сейчас идет проработка документов, и в первом квартале 2016 г. в Госдуму будут внесены поправки к ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», позволяющие оказывать медицинские услуги дистанционным способом. Уже известно, например, что телемедицинские консультации будут разрешены только в отношении определенных типов заболеваний.

Развитие в условиях, когда бюджеты трещат по швам

Несмотря на все финансовые сложности в сфере информатизации здравоохранения, в ушедшем году сохранялся высокий темп развития технологий. Это связано с неполным завершением всех задач информатизации, начатых на федеральном уровне в 2011–2013 гг. в рамках программы модернизации системы здравоохранения РФ. Однако в 2015-м, так же как и в 2014-м, данные работы финансировались за счет «средств территориальных фондов ОМС» — так официально называется этот источник финансирования. На практике это означало, что оплачивать проводимые работы следовало из внутренних бюджетов лечебных учреждений, которые формируются за счет оказания медицинской помощи пациентам. А такие внутренние бюджеты не только не выросли в прошлом году, но, наоборот, «трещали по всем швам» из-за того, что в связи с изменением курса рубля стоимость содержания лечебных учреждений увеличилась. При этом, согласно федеральным планам по информатизации здравоохранения, на территориях требовалось реализовывать весьма ресурсоемкие задачи стоимостью в десятки миллионов рублей. Для того чтобы собрать столь большие суммы, в каждом регионе в приказном порядке все лечебные учреждения должны были заключить договора на проведение этих работ c определенным исполнителем. Таким образом их затраты на информатизацию значительно выросли, однако эти деньги пошли в основном не на решение внутренних задач, а на выполнение федеральных планов Минздрава. И всё это происходит на фоне новости от британского правительства о планах выделить миллиард фунтов стерлингов на финансирование информационных технологий в здравоохранении в течение пяти лет.

Благодаря продолжению вроде уже завершенной программы модернизации здравоохранения в 2015 г. удавалось решать целый ряд высокотехнологичных задач информатизации — например, по подключению лабораторного и радиологического оборудования. И процесс этот, похоже, является бесконечным, так как у себя мы им занимаемся уже более десяти лет. Появляется новое оборудование, изменяются стандарты обмена и т. д. и т. п. А в 2015-м возникла и новая, «неожиданная» задача. Потребовалось интегрировать с медицинскими информационными системами старые лабораторные анализаторы, уже выведенные из эксплуатации, но введенные в строй обратно, потому что расходные материалы для новых современных анализаторов в сложившихся условиях оказались для медицинских учреждений слишком дорогими.

На пути к импортозамещению

В 2015 г. появилось интересное явление: ИТ-компании стараются начинать новые проекты с использованием отечественных программных и аппаратных компонентов. Тому есть несколько причин. Во-первых, в ситуации нестабильного курса рубля такой проект может оказаться более выгодным с финансовой точки зрения. Во-вторых, он защищен от возможных санкций со стороны зарубежных поставщиков. В-третьих, его легче обеспечить PR-поддержкой. В силу сказанного предпочтение отечественным разработкам отдается даже в том случае, если по функциональным характеристикам они уступают своим прямым иностранным конкурентам. Существенное увеличение спроса на отечественные системы, а значит, и рост их финансирования позволяет надеяться, что темпы развития таких систем усилятся.

Так или иначе, нас всех затрагивают «санкции», и мы вынуждены принимать во внимание складывающуюся политическую обстановку. Грустно, что мы, особенно в государственной сфере, не можем воспользоваться невероятной технологией Microsoft Azure. Конечно, жаль, что Microsoft не планирует строить в России свой дата-центр для размещения виртуальных серверов. Но постепенно появляется все больше альтернативных технологий отечественного производства. И мы должны будем в дальнейшем научиться эффективно их использовать, экономя при этом ИТ-бюджеты и повышая конкурентоспособность своих учреждений.

Общие отраслевые задачи

В 2015 г. впервые в так называемый «эффективный контракт» главных врачей включены показатели для оценки уровня информатизации возглавляемых ими учреждений. Контролем выполнения этих показателей в каждой организации займётся территориальный Минздрав, и от результатов будет зависеть заработная плата главного врача. Конечно, в такой ситуации первый руководитель вынужден внимательно следить за ходом информатизации своего учреждения.

На данный момент в Республике Башкортостан в контракт внесены пока два показателя: процент автоматизированных рабочих мест медицинского персонала, подключенных к региональной медицинской информационно-аналитической системе, и, самое главное, процент медицинского персонала, участвующего в медицинском электронном документообороте и обеспеченного электронной подписью (ЭП).

Второй показатель в 2018 г. должен составить 100%, а это значит, что количество ЭП, которые к этому времени будут работать у медицинского персонала на территории России, просто огромно! Так, только в нашей больнице их должно быть более восьмисот, а ведь по всей стране численность врачей составляет свыше 700 тыс. человек. При стоимости одной ЭП (с носителем) около 4 тыс. руб. на оснащение ею всех врачей страны придётся потратить 2,8 млрд. руб. Потребуются также дополнительные ежегодные платежи за обновление этих электронных подписей.

Все мы знаем, как сложно подготовить даже одно рабочее место к использованию ЭП. Необходимы приказы, инструкции, ознакомление под роспись, регулярное обновление, регламенты для случаев потери, повреждения, компрометации и прочего. А теперь это надо будет сделать для сотен тысяч рабочих мест в отрасли здравоохранения и регулярно поддерживать в действующем состоянии.

Вместе с тем внедрение ЭП позволит решить одну очень важную задачу: сделать информацию, внесенную врачами в компьютер, юридически значимой, а следовательно, начать полноценный переход от бумажного документооборота в медицине к электронному. В наступившем году 30% медицинского персонала должно быть обеспечено ЭП, то есть уже 30% всей медицинской информации можно будет хранить только в электронном виде, не дублируя её распечатками. Минздрав РФ планирует в 2016 г. принять соответствующие решения для легитимации электронных медицинских документов. Это будет настоящий прорыв, о необходимости которого говорилось почти два десятилетия.

Автор статьи — начальник отдела АСУ Республиканской клинической больницы им. Г. Г. Куватова (г. Уфа).

Версия для печати