Биткоин мертв! Криптовалюта обречена! — под заголовками такого рода вышли многие зарубежные статьи после недавнего скандального заявления одного из основных разработчиков криптовалюты Майкла Херна, который заявил, что продает все свои биткоины и уходит из проекта. Констатируя, что эксперимент с биткоином не удался, и что «сеть близка к техническому коллапсу».

Основные озвученные им причины неминуемого краха биткоина таковы:

· Система с большими задержками передает существующие у вас средства. Причем нет гарантии, что платеж вообще пройдет.

· Система имеет непредсказуемые комиссии за переводы, которые быстро растут. «Использовать сеть становится всё более и более дорогим удовольствием. Когда-то у сети было огромное преимущество нулевых и крайне низких комиссий, но теперь стало нормой требовать оплату за перевод большую, чем при переводе с одной банковской карты на другую».

· Система «позволяет покупателям отменять платежи после выхода из магазина простым нажатием кнопки (если вы не в курсе этой „возможности“ — это потому, что её только что ввели)».

· Система контролируется Китаем. «Цепочка блоков контролируется китайскими майнерами, всего лишь двое из них контролируют более 50% хэш-мощностей. На недавней конференции присутствовало несколько человек, которые контролируют более 95% мощностей сети».

· Майнеры не разрешают расти цепочке. «Китайский Интернет настолько повреждён их файерволом, что передача данных через границу вообще почти не работает. Скорость получается меньше, чем у мобильной связи. Сейчас китайские майнеры едва могут поддерживать своё соединение с глобальным Интернетом и требуют награду в 25 BTC за каждый созданный блок. Они опасаются, что в случае роста популярности сети продолжать участвовать в майнинге станет слишком сложно и они потеряют доход. Получается, что их финансовые интересы заставляют их препятствовать популяризации сети».

· Люди, участвующие в развитии системы, находятся в фазе гражданской войны. «Всего за восемь месяцев биткоин превратилась из прозрачного открытого сообщества в систему, управляемую цензурой и позволяющую атаки одних биткоин-энтузиастов на других. Это самое ужасное, что я видел в жизни — и я более не хочу, чтобы меня ассоциировали с биткоин-сообществом».

Заявление Майкла Херна вызвало неоднозначную реакцию в биткоин-сообществе. Признавая, что в целом технологические проблемы существуют, а проблема ограничения максимального размера блока в этом году стала очень актуальной, они призывают не драматизировать ситуацию, так как в сообществе есть варианты их решения.

Сторонники биткойна отмечают, что сообщения о «крахе биткоина» появляются регулярно, начиная с 2011 г. Некоторые даже обвинили Херна в «попытке шантажа и саботажа в борьбе за власть» и связали его скандальное выступление с переходом на работу к конкурентам — в блокчейн-стартап R3CEV, возглавляющий консорциум из более чем 40 крупных банков и финансовых организаций и занимающийся вопросами применения лежащей в основе биткойна технологии блокчейн в банковском бизнесе.

Да, у биткойна есть проблемы. У биткойна, как и у других криптовалют есть свои плюсы и минусы, которые мы рассматривали год назад в статье «Криптовалюты: зло или новые возможности для бизнеса и государства?». Да, его курс подвержен сильным колебаниям. Но нельзя при этом не отметить, что биткоин был самой твердой валютой 2015 г. В то время, как все страны во всю эксплуатировали печатный станок, курс биткоина рос. И если за биткоин в начале года давали 230 долл, то сейчас, даже после 10%-ного спада, вызванного сенсационным заявлением Майкла Херна, его курс опять начал расти и достиг 400 долл. Так что хоронить его явно преждевременно.

Но также трудно прогнозировать будущее биткоина. Оно зависит от многих факторов, прежде всего от позиций регуляторов. Его наиболее оптимистичные сторонники верят, что реализуется план максимум: криптовалюта победит «диктатуру банкиров», вытеснит банки и переформатирует мировую финансовую систему. Реалисты смотрят в сторону Китая, который, согласно сообщению Bloomberg, рассматривает вопрос о выпуске собственной виртуальной валюты, объясняя это тем, что альтернативные системы оплаты могут повысить эффективность международных транзакций. И рассуждают о возможности появления других государственных криптовалют, в том числе и крипторубля.

Одно несомненно: технологии, лежащие в основе биткоина, являются очень перспективными. И вот тут точно нельзя согласиться с Майклом Херном, утверждающим что «эксперимент с биткоином провалился». Хотя бы потому, что в его результате появилась технология блокчейн (децентрализованная база данных, основанная на одноранговой (p2p) сети, общем реестре и криптографии публичного и приватного ключа), уже опробованная в рабочем режиме финансовая система с объемами транзакций в миллиарды долларов.

Перспективы использования блокчейн выглядят очень многообещающими. О технологической поддержке инициативы «блокчейн как услуга» (blockchain as a service) на облачной платформе Microsoft Azure в прошлом году заявила компания Microsoft. В ближайшие месяцы IBM планирует запуск основанной на технологии блокчейн Open Source-платформы для работы с умными контрактами. Платформа позволит бизнесу и банкам создавать цифровые контракты, которые, подобно обычным биткоин-транзакциям, будут публичны и зашифрованы во всемирной компьютерной сети. При этом наличие внутренней валюты в системе не предусматривается.

Технология блокчейн может значительно изменить мировые финансовые технологии. Некоторые даже рассматривают ее как замену международной системе переводов SWIFT.

В январе этого года банковский консорциум R3CEV провёл тестовые испытания технологии блокчейн для банковских структур. В испытаниях приняли участие BMO Financial Group, Credit Suisse, Commonwealth Bank of Australia, HSBC, Natixis, Royal Bank of Scotland, TD Bank, UBS, UniCredit и Wells Fargo.

За работой консорциума внимательно следит Сбербанк и не исключено, что и он присоединится к его работе, учитывая высокую оценку перспективности технологии блокчейн, которую дает Герман Греф. "Блокчейн — это та технология, которая имеет шанс вообще перевернуть все сферы: сферу государственного регулирования, вообще сферу государства в целом, финансы — все до одной сферы, заявил на прошлой неделе на совещании у Владимира Путина президент и председатель правления ведущего банка нашей страны.

Автор статьи — к.т.н., опыт работы в банках более 20 лет.

Версия для печати