«Без вашего направления жить нам сегодня нельзя. На стыке наших специальностей (медицины и информатики — Н. Н.) будут рождаться замечательные идеи. Я очень хочу, чтобы вы уехали с форума с хорошим настроением», — обратился президент Национальной медицинской палаты (НМП) Леонид Рошаль к участникам круглого стола «Чего мы ждем от информатизации здравоохранения», состоявшегося 22 марта в Москве в рамках форума MedSoft-2016.

Насчет замечательных идей вопросов нет, а вот с настроением после форума как-то не сложилось. Нельзя сказать, что государство информатизацией здравоохранения не занимается. «Были затрачены огромные средства. Но, несмотря на весьма значительные затраты государства на программы информатизации здравоохранения, в реальном секторе достижения выглядят более чем скромными. Причем результаты серьезно отличаются в разных субъектах, — рассказал координатор Центра ОНФ по мониторингу качества и доступности здравоохранения, депутат Госдумы Николай Говорин. — Информатизация здравоохранения направлена сегодня главным образом на обработку статистической информации. В основном она отражает интересы административно-командной системы. На практике сейчас отсутствует единство информационных систем на всех уровнях, что отчасти обусловлено дефицитом качественных типовых проектов по многим направлениям. Есть разобщенность в субъектах по уровню систем и по их распространенности».

Депутат привел результаты анкетирования 10 тыс. человек во всех субъектах РФ. Согласно им, в 60% случаев при записи ко врачу человек лично обращается в регистратуру. 10% регистрируются в терминалах медицинских организаций. 26% — через Интернет. Это говорит о крайне низком уровне информатизации здравоохранения. А с учетом тяжелой транспортной доступности многих медицинских организаций это снижает доступность медицинских услуг в целом.

Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов, отметил, что в разных регионах используется разное ПО и человек, переехав из одного региона в другой, не может там получить медицинскую помощь с помощью электронной медицинской карты. А в некоторых регионах вообще не знают, что это за карта. «Мы находимся в начале пути. И нам надо договориться о неких общих правилах игры. Нам нужны понятные и доступные технологии, чтобы они были комплиментарными на разных территориях, доступными с точки зрения обучения, простоты их использования и чтобы эта техника не валилась», — считает Ян Власов.

Что нас тормозит

Михаил Эльянов, президент Ассоциации развития медицинских технологий (АРМИТ), рассказал о проведенном комитетом НМП по ИТ опросе с целью выяснить, какие направления развития информатизации в медицине являются приоритетными и что тормозит развитие внедрения информационных технологий. В опросе приняли участие 90 медицинских организаций из 36 регионов России, всего было получено 300 ответов.

Респондентам было предложено оценить по 10-бальной шкале 15 факторов, которые на взгляд составителей опросника тормозят информатизацию. Тройка лидеров:

1. «невозможность отказа от ведения бумажной документации, несмотря на ведение электронной» (оценка 7.9);

2. «отсутствие документов, регламентирующих статус электронных документов и электронной цифровой подписи, что не позволяет вести только электронные документы» (7.1);

3. «увеличение объема работы при использовании МИС, вместо ожидаемой экономии времени (6.9).

И только на четвертом месте, со значительным отрывом, идет фактор денег: «отсутствие у медучреждения денежных средств на информатизацию» (5.8). То есть дело не в деньгах, на нехватку которых справедливо указывают медицинские работники (а кому их хватает?), а в организационно-правовых вопросах. Которые можно и нужно решать.

Какие задачи приоритетные

Интересными оказались оценки медицинским сообществом наиболее приоритетных направлений информатизации.

На первом месте «компьютерная регистратура» (9.3). Действительно, это самая простая задача медицинской информатизации, давно решенная в смежных областях, например на транспорте. Причем если ошибка в регистрации на авиарейс может привести к серьезным проблемам, когда на одно место будут зарегистрированы несколько пассажиров и кто-то может просто не улететь, то в медицине все не так критично. Ну, подвинется очередь, ну, чуть задержится врач. Тем не менее, даже эта самая простая и не несущая больших рисков задача во многих медицинских учреждениях по-прежнему не решена. И, как отмечалось на круглом столе, очередь в регистратуру зачастую получается больше очереди к врачу.

На втором месте «компьютерная подготовка отчетов» (8.8). Количество требуемых отчетных форм огромно. На подготовку отчетов прежде всего направлена и внедряемая сейчас Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Ее основной целью является обеспечение эффективной информационной поддержки процесса управления системой медицинской помощи, а также процесса оказания медицинской помощи, сформулировано в приказе Минздравсоцразвития № 364 от 28 апреля 2011 г. об утверждении концепции создания этой системы.

Да, ЕГИСЗ внедряется, работа идет, но насколько она реально помогает процессу оказания медицинской помощи?

Как сообщил Александр Гусев, заместитель директора по развитию бизнеса компании «К-МИС», в состав государственной статистической информации, собираемой в здравоохранении, входит 142 федеральные статистические формы по более чем 60 тыс. показателей. Федеральные органы управления спускают свои запросы на региональный уровень. Там список отчетностей пополняется региональными документами и все спускается на уровень медицинской организации. Врачу перекладывать отчетность уже не на кого, и он, по сути, превращается из медика в оператора ЭВМ по вводу отчетной информации.

Врач и медсестра — «последняя миля», которая поставляет все отчетные данные для всей системы управления. При этом требования самих врачей по большому счету никого не интересуют, ведь система строится сверху. Разработчики медицинских информационных систем (МИС) должны выполнять требования заказчиков — людей, которые платят им деньги, а это, прежде всего, управленческий аппарат. Разработчики редко могут пойти навстречу пожеланиям врачей, не нарушив требования, контракты, нормативные акты вышестоящих организаций.

Согласно приведенным Александром Гусевым данным, в результате компьютеризации объем работы врачей с документами не уменьшился, как этого бы хотелось, а наоборот — увеличился. Врач занимается делопроизводством, а не лечением. Что не может не сказываться на качестве обслуживания пациентов.

Что делать

На круглом столе прозвучали предложения по изменению сложившейся ситуации. В организационном плане предлагалось провести ревизию отчетов, чтобы убрать дублирование и отказаться от ненужных.

Другая важная задача — обеспечить юридическую значимость электронной медицинской карты. Необходимо защитить ее от возможности подделки задним числом, например, выдавая пациенту юридически значимую электронную копию. Это же позволит контролировать возможные махинации медицинской организации со страховыми компаниями, когда со страховой компании требуют деньги за не оказанные в реальности клиенту медицинские услуги.

В плане ИТ нужно формировать всю отчетность на базе электронных медицинских карт. Пусть врач и медсестра вводят только первичную информацию — всю отчетность информационные системы должны формировать сами. ЕГИСЗ должна быть полезной прежде всего для практиков — врачей и медсестер. Тогда и внедрять ее будет легче.

И, конечно же, нужно учитывать потребности пациентов. Которым не нравятся бумажные медицинские карты, которые все время теряются, а копию из которых пациенту зачастую можно получить только через суд. Которые не хотят стоять в очередях в регистратуру и к врачу. Которые не хотят отпрашиваться на работе или брать день за свой счет, чтобы пройти формальные процедуры (запись к врачу, на анализы, получения выписок), которые можно было бы пройти дистанционно. Хронические больные не хотят регулярно ходить за рецептами — логичнее было бы получать их в электронном виде прямо в аптеке, ничего нового личный визит к врачу тут не добавит. Информатизация здравоохранения может принести много полезного людям. Но чтобы это произошло — нужно еще многое сделать.

Версия для печати (без изображений)