Третий год ИТ-отрасль увлеченно обсуждает проблемы импортозамещения, смены одной ОС на другую и создания иных, нежели у Intel, процессоров. Всем ясно, что это долго, сложно и проблематично. Однако по сравнению с импортозамещением в других секторах экономики «ИТ-страсти» не так уж и страшны. Ведь замена производственного оборудования реального сектора — проблема куда более масштабная, в том числе и по стоимости. Более того, заменять придется не только товары, но и услуги. Именно этот процесс идет в нефтегазовой отрасли, применительно, в частности, к строительству новых производств. Раньше управление крупными строительными проектами, включая стадии инжиниринга, снабжения и строительства, так называемое EPC-сопровождение этих строек осуществлялось преимущественно международными компаниями, обычно при участии российских проектировщиков и субподрядчиков. Разумеется, годы таких совместных проектов просто не могли пройти даром. Российские компании накопили богатый опыт управления масштабными стройками. Даже сама экономика породила предпосылки для развития отечественных инжиниринговых организаций, которые могли бы самостоятельно выполнять полный цикл работ от проектирования до сдачи объекта в эксплуатацию. Занять эту нишу намерен НИПИГАЗ, центр по управлению проектированием, поставками и строительством, входящий в состав группы СИБУР, меняющий свою операционную модель на EPC-контрактора. О том, что это означает с точки зрения ИТ, заместителю главного редактора PC Week Ольге Мельник рассказал Павел Клепинин, ИТ-директор НИПИГАЗа.

PC Week: Какие проекты сейчас ведет НИПИГАЗ? Каковы особенности вашего подхода к применению ИТ?

Павел Клепинин: Мы ведем несколько проектов, знаковых для отрасли: управляем строительством Амурского ГПЗ «Газпрома» — крупнейшего газоперерабатывающего завода России на Дальнем Востоке, строительством объектов общезаводского хозяйства сибуровского «ЗапСибНефтехима» — крупнейшего нефтехимического завода страны в Тобольске, выступаем в качестве генерального подрядчика строительства установки «Евро+» на Московском НПЗ.

Принципиально, что делаем мы это в новой для компании, да и для страны, парадигме. Строительство газоперерабатывающего завода на Амуре мы осуществляем как EPC-компания. То есть — проектируем, снабжаем и строим «под ключ». В Тобольске по такой же схеме отвечаем за строительство более чем 320 крупных объектов. НПЗ в Москве отличает то, что это модернизация действующей промышленной площадки. Этим проектам мы обязаны такому стремительному росту НИПИГАЗа как в плане численности, так и в плане географии. За последние два года компания открыла свои подразделения в Москве, Тюмени, Тобольске, Благовещенске и Свободном.

Существенное отличие нашего подхода к автоматизации EPC-проектов и эксплуатации объектов в том, что для каждого проекта нужно сформировать отдельный набор ИТ-инструментов. В основном это связано с требованиями заказчиков: у них есть определенные стандарты, и получать проектную и иную документацию они готовы только в определенных форматах. Такие проекты длятся годы, поэтому вполне реально даже успеть внедрить недостающее ПО, если это необходимо. Для каждого объекта используется свой пакет проектирования, свое ПО управления строительством и свой инструмент для управления проектами.

При всем том внутри компании мы все же стараемся, конечно, инструменты унифицировать, чтобы не превращать ИТ в кунсткамеру. Но надо понимать, что набор инструментов сильно зависит от конфигурации самого объекта, от платежеспособности заказчика. На небольшом объекте использовать дорогое ПО невыгодно. Максимум, что можно сделать, это сформировать несколько более-менее стандартных наборов — условно «для большого заказа», «для среднего», «для маленького». Именно такой компоновкой мы и заняты.

В последние полгода мы тщательно изучали западные практики, в том числе опыт компании Technip, с которой очень плотно взаимодействуем. Выяснили, в частности, что они используют более четырехсот приложений, многие из которых разрабатывают самостоятельно. Но это обусловлено тем, что свой бизнес они начинали много лет назад, когда необходимых продуктов еще не существовало. Путь собственной разработки во многом был вынужденным. Мы стараемся использовать централизованные решения и максимально — тиражные продукты. Теперь они уже есть. К слову, китайские компании такой же специализации именно такие решения в основном и применяют и сами практически ничего не пишут.

Можно сказать, что аналогичного принципа придерживаемся и в управлении ИТ-ландшафтом. При построении ИТ-отдела мы оставляем за собой только самый верхний уровень управления, делаем ставку на готовые решения, а для необходимых доработок берем аут- и инсорсеров.

PC Week: Какие приложения составляют основу вашего ИТ-ландшафта?

П. К.: Основа — это инструменты проектирования и управления нормативными данными. Необходимо связывать и держать в актуальном состоянии справочники генподрядчика, субподрядчиков, партнеров, поставщиков оборудования. Для такой стыковки номенклатуры есть западное решение.

Следующий этап — система документооборота, в первую очередь строительного, где происходит согласование документации. Тут же поддерживаются версионность, архивы, договора, а также взаимодействие с заказчиком и партнерами. Проектный и технический документообороты существуют вместе, и здесь же происходит процесс управления технологическими согласованиями с заказчиком и подрядчиками. Это тоже стандартное западное решение.

Согласованный с помощью этих инструментов пакет документов уходит в закупку и на стройку. Вносимые изменения в нем тоже фиксируются, поддерживается контроль версий. Все согласование ведется в электронном виде, сдача документации — традиционным способом, на бумаге с печатями и подписями.

Дальше вступает в действие система управления закупками, для чего есть и западные решения, и приложения на «1С». Затем следует управление стройкой, для чего нужен свой пакет информационных систем. После этого — система менеджмента, Primavera например, потом BI для анализа эффективности процессов. Единого хранилища данных у нас нет, и информацию получаем из разных источников. Пока в таком хранилище потребности мы не видим.

Нужна и система управления рисками. Это инструмент, где риски можно описать, ранжировать, по каждому запланировать мероприятия, всё это делать в разрезах проектов и контрагентов и потом отслеживать, какие риски реализовались, а какие нет. Но основные убытки случаются не из-за того, что мы не учли риск, а потому, что не приняли своевременно нужных мер.

Такой инструментарий пока находится в процессе создания: что-то уже есть, чего-то нет. Этот набор приложений мы обкатываем на текущих проектах, ведем множество «пилотов». Пока решения на «1С» для управления стройкой, которые мы испытывали, оправдывают наши ожидания, по остальным продуктам судить ещё рано.

Планируем развитие ИТ на два года вперед, и основные задачи в этот период — внедрение новых инструментов и построение целостного ИТ-ландшафта, использование лучших международных практик на российской почве.

PC Week: Какие проблемы автоматизации вы считаете ключевыми для отрасли?

П. К.: Современные технологии проектирования, в первую очередь трехмерные цифровые модели, у нас в стране применяются слабо. Нормативная база устарела, 3D-моделирование никак не узаконено. Подготовленную таким образом документацию никто не примет, нужны только традиционные чертежи с подписями. Разумеется, 3D-модель умеет все выгружать в требуемом виде.

К сожалению, еще далеко не все заказчики понимают, для чего необходимо 3D-моделирование, и не используют цифровые модели для дальнейшего обслуживания и эксплуатации объектов в целом и отдельных комплексов оборудования.

А ведь такая интеллектуальная модель позволяет:

· Иметь актуальную информацию по оборудованию, необходимую для управления эксплуатацией и планирования обслуживания и ремонтов.

· Подготавливать тренажеры по правилам локализации и ликвидации аварий (ГО и ЧС), правилам безопасной эксплуатации объекта, правилам безопасного проведения ремонтных работ.

· Повысить качество регламентных мероприятий (обходы, осмотры) за счет наличия в одном месте (в том числе на мобильном терминале) чертежей, эксплуатационной документации и 3D-изображения объекта.

Если использовать интеллектуальную 3D-модель объекта, то можно направить развитие в область Интернета вещей, использовать дополненную реальность, но отдача здесь лежит в области эксплуатации будущего завода, и думать об этом уже на этапе проектирования предприятия мало кто из заказчиков хочет. А зона ответственности инжиниринговой компании обычно завершается на этапе пуско-наладочных работ. И тут как раз возникает конфликт. Вроде бы компания передает 3D-модель, но чтобы ее использовать, требуется уровень компетенций эксплуатантов завода в этой области, к которому пока наш рынок лишь стремится. Как правило, ее кладут на полку, и всё. В результате эта модель дает только 5–10% от того, что может дать.

О том, как завод будет работать, владельцы начинают думать не на этапе проектирования, а гораздо позже. Уже при выборе проектировщика должны быть сформированы требования к информационной модели, в частности — к модели данных. На самом начальном этапе проекта необходимо определять требования к кодированию чертежей, оборудования, КИП. Необходимо определить, какие данные по оборудованию и в каком формате необходимы для управления эксплуатацией объекта (в первую очередь для технологического обслуживания и ремонтов). Однако в реальности, глядя на многие стройки, я понимаю, что заказчику мысли об этом приходят в голову, когда уже половина завода построена.

А у проектировщиков единой модели данных не было, каждый был занят своим куском, таких подрядчиков обычно несколько, трое-пятеро, и каждый действует независимо, по своему усмотрению. Поэтому результаты проектирования сдаются в разных форматах, вместе они не стыкуются, цифровые модели в лучшем случае удается собрать в картинку, а переделывать этого уже никто не будет. В итоге, к эксплуатации мы приходим на уровне «обслуживать по старинке».

Этому есть и довольно простое объяснение. Рабочая сила в стране относительно дешевая. Если серьезно думать о проектировании, то деньги нужно вкладывать прямо сейчас. Проще ориентироваться на большое количество дешевых ремонтников...

Вот пример, который я позволю себе использовать как положительный. На строящемся для СИБУРа «ЗапСибНефтехиме» уже сейчас сформирован будущий операционный блок завода и занята должность его руководителя. Разумеется, он заинтересован в сохранности всей документации, связанной со строительством завода, ведь ему придется отвечать за его дальнейшую эксплуатацию, обслуживание. А готовность объекта в Тобольске — всего 15%. Практика показывает, что ресурсы на планирование эксплуатации нужно выделять чем раньше, тем лучше.

Но зрелость заказчиков — это еще не все проблемы. ИТ-рынок тоже не готов давать нужные решения. Нет, например, пакетов, автоматизирующих строительство завода, — именно решений для сложного инженерного объекта. Под каждое строительство мы индивидуальное рисуем свой ландшафт. Есть конфигурации «1С», которые можно брать и серьезно дорабатывать. Управление проектами автоматизировано относительно неплохо. MS Project можно использовать на мелких и средних объектах. Но для управления стройкой мы не находим подходящих решений. Есть только системы для возведения административно-бытового корпуса, простых офисных зданий без технологической начинки. При нынешних темпах развития только на создание адекватного отечественного ПО потребуется от трёх до пяти лет.

Правительство понимает важность и сложность ситуации, и о концепции BIM (bilding information modeling) уже заговорили на самом высоком уровне. Не случайно на последнем форуме одного известного в сфере инжиниринга вендора ПО был аншлаг, прежде невиданный.

В этой ситуации мы решили, что важно не изобретать велосипед, а использовать лучшие практики, опробованные в мире решения. Интегрировать их в нашу, российскую среду в двух направлениях: и решения совершенствовать, настраивать на применение в условиях страны, и клиенту показывать долгосрочные выгоды от использования этих решений, тренировать в какой-то степени. Мы сейчас формируем этот рынок в стране, а это процесс длительный и сложный, но — невероятно увлекательный.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)