Как реальный российский бизнес использует ИТ-аутсорсинг? Какую роль играют облачные технологии? Как строится разработка ПО в компании, бизнес которой полностью основан на ИТ? C этими и другими вопросами обратимся к Илье Пятину, ИТ-директору компании CarPrice.ru.

PC Week: Расскажите, как устроен бизнес CarPrice.

Илья Пятин: CarPrice — это онлайн-аукцион подержанных автомобилей. Мы предоставляем возможность всем владельцам автомобилей в России приехать в один из наших офисов, где мы проводим подробную техническую экспертизу их автомобиля, заполняем карточку и выставляем его в режиме реального времени на онлайн-аукцион. В торгах участвуют 23 тыс. дилеров со всей России, которые, конкурируя между собой, имеют возможность предложить свою цену на этот автомобиль. Аукцион проходит в течение 30 мин. Максимальную цену, которую поставил один из дилеров, мы сообщаем владельцу автомобиля. Если цена устраивает — мы заключаем с владельцем сделку, забираем автомобиль, сразу отдаем деньги, а потом передаем автомобиль победителю аукциона. У продавца нет никаких рисков — он работает с «белой» компанией, ему не нужно вести переговоры, показывать непонятным людям свою машину, доказывать, что она хорошая и отвечать на звонки. Он получает хорошую объективную рыночную оценку за сравнительно короткий отрезок времени. Если цена не устраивает — он просто уезжает. Для него этот сервис полностью бесплатен.

PC Week: У меня есть опыт продажи машины. Я привез свою «десятку» в одну крупную «белую» компанию и мне предложили за нее 30 тыс. руб. Когда обратился к перекупщикам в Интернете — дали 90 тыс. Выгодно ли продавать через вас?

И. П.: Когда вы обращаетесь к конкретной компании, покупающей автомобили, то можете столкнуться с ситуацией, когда компания специализируется на конкретных марках и моделях, например, на «тойотах». У них есть свой сервис, который может дешево отреставрировать такие машины, и «десятка» им не очень нужна. Поэтому они готовы ее взять только по очень низкой цене. Кроме того, есть региональная специфика. В регионах машины стоят дороже, чем в Москве. Внедорожники «тойота» в Краснодаре не пользуются популярностью, а в Новосибирске пользуются. Наши аукционы охватывают всю страну, и цена будет объективной.

PC Week: Как вы строили свою ИТ-платформу?

И. П.: Мы изначально подходили к CarPrice как к ИТ-компании, потому что очевидно, что собрать дилеров со всей России и провести аукцион невозможно без информационных технологий. Сначала мы всех дилеров подключали в ручном режиме, сейчас они сами регистрируются через наш портал.

У нас есть два сегмента, с которыми мы работаем. Первый — это С2B, работу которого можно посмотреть на нашем сайте. Это с виду простая форма записи для клиента, за которой кроется много разных структур, включая call-центр и отдел маркетинга.

Второй — это дилерский продукт. Он состоит из сайта, на котором проходит аукцион, и мобильного приложения для дилеров, с помощью которого они могут принять участие в торгах.

Кроме этого, есть мобильное приложение, которое используют наши инспекторы, чтобы осмотреть автомобиль. Техническая диагностика — достаточно сложная задача даже для специалистов, которых совсем немного по разным маркам автомобилей. Специалист по одной марке может плохо разбираться в другой. Мы же сделали приложение, которое позволяет нашим инспекторам, не обладающим неограниченной квалификацией, сделать стандартизированный осмотр по специальному чек-листу. Из него сформировать подробную карточку машины, по которой дилер может принять решение о покупке, не осматривая машину самостоятельно.

PC Week: Вы используете экспертные системы для оценки состояния автомобиля?

И. П.: Мы разработали алгоритм — систему оценки автомобилей CarPrice, который позволяет сделать оценку автомобиля с помощью чек-листа. Он состоит примерно из 500 пунктов, которые заполняет эксперт при осмотре каждого автомобиля, и на основании этого листа и прошлого опыта системы формируется оценка в звездах. Максимум автомобиль может иметь 20 звезд по четырем категориям: техническая часть, кузов, салон и документация. У дилеров большой поток автомобилей и очень мало времени, чтобы принять решение. Для того чтобы самостоятельно оценить качество автомобиля по представленной информации — нужно время. А система «звезд» позволяет ему принять быстрое решение.

Чтобы повысить качество системы оценки, мы сделали ее самообучаемой. Это не совсем полноценная нейросеть, но она учитывает сделанные ранее ошибки и корректирует оценку. Причем сейчас она в основном подстраивается сама, без нашего участия.

PC Week: Как определить реальную стоимость своего автомобиля?

И. П.: На нашем сайте есть калькулятор. Он знает историю рынка по вашей машине и по различным критериям может определить машины такого же класса. И мы определяем цену не просто на основании мнения владельцев, как это часто происходит в России. Мы обладаем знаниями о реальных предложениях рынка, чтобы показать ориентировочную цену аукциона, которую мы прогнозируем заранее.

PC Week: Как вы проверяете юридическую чистоту сделки?

И. П.: На сайте доступен сервис проверки юридической чистоты машины по всем государственным базам данных. Не находится ли она в угоне, нет ли на нее запрета на регистрационные действия? Можно вбить туда данные вашей машины и понять, что увидит CarPrice, когда вы придете продавать свою машину. И подготовиться к этому — например, заплатить все штрафы.

PC Week: Где ведется разработка?

И. П.: У нас три ИТ-команды. Помимо Москвы есть еще офисы в Кирове и Санкт-Петербурге. Офисы нужны, чтобы осуществлять коммуникацию внутри ИТ и ИТ с бизнесом. Все разработчики регулярно ездят в офисы выкупа машин и смотрят, как происходят процессы в офлайне, как с их программным продуктом работают люди. Это позволяет сделать его лучше.

PC Week: Что вы делаете сами и что отдаете на аутсорсинг?

И. П.: У нас очень бизнес-ориентированная ИТ-служба. Поэтому я так подробно рассказываю о бизнесе. И все, что не помогает делать нам идеальный сервис по продаже автомобилей, мы стараемся не делать сами, а отдавать на аутсорсинг. Чтобы не потерять фокус и концентрацию на целях бизнеса.

Есть вещи, которые мы используем по модели SaaS, например, электронную почту Google. Серверы для основного проекта мы полностью сами администрируем, но берем в облаке по модели PaaS. Там идет наша основная разработка. У нас достаточно большой отдел разработки, весь аукцион и клиентский сайт мы разрабатываем самостоятельно. Есть другие системы, необходимые для функционирования компании, например, на «1С», которые тоже не могут жить без поддержки наших разработчиков.

PC Week: Оправдывает ли себя подход, ориентированный на использование облаков?

И. П.: Компания быстро растет. Последние два года мы прибавляем по 20% в месяц. Для нас очень важен вопрос масштабируемости решений. Каждый квартал компания предъявляет новые требования к инфраструктуре, и мы должны очень быстро и очень дешево все перестраивать, чтобы помогать расти бизнесу или хотя бы не мешать ему делать это. Поэтому для нас очень важна гибкость ресурсов и используемых программных продуктов. А облако, используемое для разработки, нам все это дает.

PC Week: Как происходит процесс разработки ПО? Вы используете контейнеризацию?

И. П.: Мы быстро пришли к целесообразности использования контейнеров Docker, это позволяет разработчикам заниматься несколькими проектами одновременно. У них есть серверы разработки, где они включают и выключают себе контейнеры с нужной средой. Программисты сконцентрированы на бизнес-задачах и не тратят время на рутину.

Сама разработка построена классическим образом. Новые проекты мы делаем по методологии Scrum, существующие проекты — по Kanban. Есть отдел тестирования, который отвечает за конечное качество всех продуктов, включая мобильные приложения. По сути, у нас суперскоростная разработка — в неделю мы выпускаем больше десяти различных релизов софта. И без использования контейнеров и виртуализации это было бы невозможно.

PC Week: Вы используете Agile?

И. П.: У каждого свой Agile. Канона не существует. Как не существует канона на Scrum и Kanban. Все эти термины довольно расплывчаты. Каждая наша команда работает чуть-чуть по-своему, занимается каким-то направлением, например, делает приложения для дилеров или инспекторов. Она состоит из специалистов разного профиля. В команде есть front-end- и back-end-разработчики, тестировщики и, если это необходимо, мобильные разработчики. И есть менеджер. Причем это скорее не классический менеджер проекта, а продакт-менеджер. Он не просто формулирует технические задания и отдает их в разработку, а еще и активно взаимодействует с бизнесом и, по сути, самостоятельно продвигает развитие своего направления, придумывает новые идеи, согласовывает их и внедряет.

PC Week: Вы используете процессный подход?

И. П.: Система матричная. Помимо команд есть отдельно отдел разработки, отдел тестирования, но при этом каждый сотрудник еще находится и в какой-то команде.

Есть направления, которые требуют процессного подхода, и есть проекты, под которые собираются команды. Проектные команды носят виртуальный характер и состоят из членов разных процессных команд.

PC Week: А как осуществляется передача экспертизы в поддержку?

И. П.: В каждой команде есть те, кто сфокусирован на создание нового, и те, кто ориентирован на поддержку. Но они общаются между собой в одной команде, что позволяет легко передать экспертизу. И мы стараемся делать наши продукты максимально гибкими. Чтобы 90% изменений по функционалу мог дальше делать сам менеджер, чтобы это не требовало участия разработчиков.

Сейчас наши продукты движутся к чему-то похожему на управляемую блок-схему. Когда разработчики создают новые варианты блоков конструктора, а менеджмент строит из них бизнес-процессы.

PC Week: Как в условиях гибкости поддерживается документация?

И. П.: У нас есть workflow по разработке. После того как задача прошла тестирование, workfow разделяется. По одной ветке задача уходит нашим DevOps-сотрудникам, они понимают, что пора эти изменения публиковать. Вторая идет к техническому писателю, который смотрит релиз, какие изменения внесены, и актуализирует документацию.

PC Week: Какие планы дальнейшего развития компании?

И.П.: Мы планируем выход на рынки СНГ: Белоруссии, Казахстана и других стран. Продолжим развивать свое направление в Японии, где у нас уже работает компания «CarPrice Япония». Она использует копию нашего программного продукта, который имеет некоторые отличия, учитывающие реалии японского рынка. Но программисты сидят здесь у нас. А те, кто занимается работой с клиентами, находятся в офисе в Японии.

PC Week: А каковы ваши планы в отношении развития программных продуктов?

И. П.: Есть несколько направлений развития непосредственно программного продукта. Знание о техническом состоянии автомобилей и спросе на них на рынке мы хотим превратить в новый продукт CarPrice Index. Это аналитика, которая интересна, например, страховым компаниям, банкам, автодилерам, и которую можно использовать при оценке автомобилей.

Как отдельный продукт, который позволяет проводить осмотр, у нас выделяется приложение инспектора. Дилеры, продающие новые автомобили, смогут оценить с его помощью старую машину покупателя и продать через наш аукцион. Им это интересно, потому что потом они продают вам новую машину и таким образом проводят две сделки. Это проект называется CarPrice Trade-In.

Мы сейчас активно развиваем направление искусственного интеллекта. Мы хотим даже без аукциона знать настоящую цену автомобиля на основе независимого технического осмотра. У нас есть все данные для этого. Есть свой отдел по Data Science и R&D. Думаю, что ряд наших решений позволит вывести на рынок продукт мгновенной оценки реальной рыночной стоимости в первом полугодии 2017 г. Причем оценки без участия людей.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)