Ситуация с ИТ-бюджетами находится сейчас не в лучшем состоянии во всех областях, включая образование. Но информационные технологии необходимы вузам для решения текущих задач, не говоря уж о новых вызовах XXI века. Своим опытом в области применения ИТ в вузах делится Владимир Соловьев, руководитель департамента анализа данных, принятия решений и финансовых технологий Финансового университета при Правительстве РФ.

PC Week: Как на информатизацию высшего образования влияет текущая экономическая ситуация в стране?

Владимир Соловьев: Ситуация такая же, как везде: финансирование сокращается. Но, несмотря на это, можно и нужно решать больше задач, чем раньше, потому что появились облака. Облачные технологии позволяют вузам работать более гибко, не платить за ненужные ресурсы, направляя сэкономленные деньги на какие-то прорывные задачи.

С другой стороны, у вузов существует задел. Многое уже сделано, но не всегда на 100%. Эти оставшиеся резервы можно собрать, и они не требуют каких-то глобальных инвестиций.

Если бы мы в 2016-м управляли информационными технологиями университета так же, как в 2013-м, то сделали бы гораздо меньше полезного. Но мы понимаем, что раз бюджеты сократились, то могут быть какие-то другие приоритеты, связанные и с повышением эффективности того, что уже есть, и с сокращением издержек.

Например, мы оптимизировали систему телефонной связи. Ведь телефон нужен не всем. Понятно, что он необходим приемной комиссии, каким-то подразделениям, которые связаны с внешними организациями. Но у нас есть система видеоконференцсвязи, которая нам как университету ничего не стоит, у каждого сотрудника есть Skype для бизнеса с удобным списком контактов, интеграцией с календарем и почтой. Зачем телефон, который стоит дороже?

Этот пример иллюстрирует нынешнюю ситуацию с ИТ в образовании. Многие университеты начинают получать больше эффекта за счет использования облаков, повышения эффективности имеющихся решений, завершения незаконченных проектов, каких-то сокращений. Ведь когда бурно движешься вперед, основная задача — создать новую ценность, а не сэкономить копейки. Однако если все эти, казалось бы, копейки сохранить, то получится достаточно существенная сумма.

У нас все время, пока я работал директором по ИТ, бюджет сокращался — сначала немного, потом больше, а сейчас еще больше. Это не причина для того, чтобы поднять руки, заплакать и сказать, что у нас денег меньше, мы вообще ничего делать не будем и пусть все будет плохо.

Ведь сами ИТ развиваются настолько быстро, что то, что вчера стоило 100 тыс. руб., а позавчера 2 млн. руб., сегодня уже стоит 500 руб. и становится доступно всем. Например, мы внедрили в университете CRM-систему. В России, наверное, не более десятка вузов, где используются CRM-практики и решения, а ведь они очень нужны. Возьмем, к примеру, день открытых дверей в университете. Как правило, к нам приходит несколько тысяч человек. Но раньше никто не собирал их контактные данные, никто им потом никаких писем не писал, ни о чем не информировал.

Восполнить этот пробел позволяет CRM.

Однако до появления облаков я о CRM даже не мог заговорить, потому что нужно было купить серверы, лицензии, оплатить работу интегратора, потом обучение и т. д. Найти бизнес-спонсора на такой проект очень сложно.

А облачное решение оказалось вполне доступным по цене. Я сначала купил в ИТ-подразделение три годовые лицензии на облачный CRM по 10 тыс. руб. Потом показал систему одним коллегам, они попробовали, увидели улучшение результата, им понравилось. Дальше эффект увидели соседи, тоже захотели попробовать и т. д. Такой облачный проект легко масштабировать, докупая лицензии по мере необходимости — только поэтому дело пошло.

PC Week: Получается, что облака помогают в сложных экономических условиях, дают возможность находить новые решения, искать новые проекты?

В. С.: Да. Можно начать с какого-то дешевого пилота и дальше потихонечку масштабировать решение и платить только за то, что реально приносит ценность, а не внедрять решение, которое сложно продвигать, как любую большую инновацию, и которое непонятно когда окупится.

PC Week: Как сейчас государство поддерживает вузы? Действуют ли какие-нибудь специальные программы?

В. С.: Государство по-прежнему является крупнейшим заказчиком услуг высшего образования, в последние годы стало гораздо прозрачнее и эффективнее государственное финансирование вузовской науки, специально поддерживаются программы развития опорных университетов, выхода на ведущие позиции в мировых рейтингах.

Университеты уже давно понимают, что они работают на рынке, а не просто выполняют социальную функцию. И если в вузе есть востребованные рынком образовательные, научные, консалтинговые продукты, то дополнительная поддержка и не нужна.

PC Week: Как на внедрении ИТ в вузах отражается реформирование системы высшего образования и консолидация вузов?

В. С.: Наш университет сильно вырос в 2012 г., когда число студентов увеличилось с 18 до 90 тыс. При этом сильно изменилась ИТ-инфраструктура, так как к нам присоединились университеты с разным состоянием ИТ — где-то лучше, чем у нас, где-то хуже, а где-то ИТ были совсем устаревшие. Стояла задача интеграции и масштабирования.

Самое главное заключалось в том, что все студенты должны были получить с 1 сентября качественный сервис, не хуже, чем у них был раньше. Но дополнительных денег на то, чтобы все интегрировать, не появилось. Единственная возможность заключалась в использовании облачных технологий. Мы попробовали перетащить то, что можно, в облака, и увидели, что это очень здорово работает. В результате теперь мы используем гибридное облако — часть у нас, часть в Azure.

На мой взгляд, объединение учебных заведений стало катализатором развития облачных решений вузов. Сейчас в России очень многие вузы, наверное уже 90%, используют в той или иной степени облачные решения, такие как почта, видеоконференцсвязь. Во многих европейских странах переход в облака только начинаются.

PC Week: Что сейчас у вузов на ИТ-повестке дня?

В. С.: У нас активно идет проект создания системы предиктивной аналитики успеваемости студентов на основе машинного обучения. Еще — играем с технологиями распознавания лиц (чтобы автоматически фиксировать присутствие студентов в аудиториях), с инструментами распознавания эмоций и взгляда (чтобы анализировать внимание и интерес студентов к занятиям). Начали пилот по «умному» управлению освещением и отоплением.

Сейчас есть сильная тенденция, направленная на то, чтобы вместо учебников делать видеокурсы, т. е. все бросили писать книги и начали записывать видео. Сделать видео очень просто, можно записать прямо в аудитории или в студии. Другой вопрос, что для студента видеолекция не очень удобна. В книге, бумажной или электронной, можно искать то, что нужно. Там есть оглавление, указатели, ссылки. А чтобы найти что-то в видеолекции, ее нужно пересматривать с начала. Хотя сейчас технологии автоматической декомпозиции и расшифровки видео уже близки к массовому внедрению, и эта проблема уйдет.

Другая проблема состоит в том, что все смотрят на форму. Для создания видеолекций нанимают высококлассных режиссеров и операторов, все выглядит красиво, а содержанию уделяется гораздо меньше усилий и внимания. И очень часто в новую красивую форму облекается содержание 10‒20-летней давности. Но ведь мир на месте не стоит, очень многое меняется даже в таких областях, как математика, не говоря уж об экономических дисциплинах.

Гораздо эффективнее не смотреть и запоминать, а что-то делать, руками и головой. Очень эффективны различные соревнования, от локальных до массовых.

Я и по своему преподавательскому опыту, и по опыту в качестве слушателя онлайн-курсов могу сказать, что например, в области наук о данных участие в соревнованиях типа тех, что проходят на платформе kaggle, в десятки раз эффективнее просмотра видеолекций и чтения текстов. Я сам недавно участвовал в соревновании по машинному обучению, дело дошло до того, что тайком от домашних в четыре утра просыпался, и пока никто не видит, вносил изменения в алгоритм, пересчитывал прогнозы и загружал результаты — действительно такой формат очень здорово мотивирует, и не просто на участие, а на результат! Конечно, и в учебном процессе Финуниверситета есть соревнования по машинному обучению — kaggle дает возможность университетам организовывать свои соревнования, как закрытые, так и публичные.

Из давно наболевшего — еще не решен вопрос с печатью. Я не знаю в России ни одного вуза, который бы имел эффективную систему печати, позволяющую любому студенту или преподавателю подойти к устройству со своей кампусной карточкой и напечатать, то, что нужно либо в рамках лимита, который выделен университету, либо заплатив с карточки.

Мы пытались у себя внедрить такое решение, но до сих пор не внедрили, потому что очень сложно взаимодействовать с производителями, которые хотят продать кучу железа и заставить нам им управлять.

PC Week: Как сейчас у вас обстоят дела с информатизацией хозяйственной деятельности и учебного процесса?

В. С.: У нас несколько лет назад прошел большой сложный проект, когда лоскутные решения по автоматизации бухгалтерии, кадров и т. д. были переведены на платформу «1С».

Раньше был «зоопарк». И хотя все это работало хорошо и взаимосвязанно, но когда мы выросли, то, конечно, увидели, что недостатков у этого «лоскутного одеяла» больше, чем достоинств, и пора переходить на что-то единое. Этот процесс закончился в 2015 г.

Для автоматизации учебной деятельности у нас уже много лет служит LMS-система, которая нас в принципе устраивает, а также система управления контингентом. Сейчас начался проект перехода с самописной системы управления контингентом на коробочное решение «1С:Университет», активно идет его настройка в соответствии с нашими процессами.

PC Week: Какую роль играют мобильные технологии в вашем вузе? Для каких задач они используются?

В. С.: Компьютерные классы, которые еще есть во всех университетах, превратились в какой-то пережиток прошлого. Раньше, когда ни у кого не было своего компьютера, такой класс был необходим. Но сейчас и у профессоров, и у студентов по несколько устройств. Поэтому им нужно дать возможность заниматься не раз в неделю в компьютерном классе, а делать это в любом месте — и в электричке, и в парке, и дома.

У нас уже несколько лет все ПО доступно студентам и преподавателям на их личных устройствах. Например, я дома вообще отказался от использования компьютера. Подключаю смартфон к телевизору и получаю экран даже больше, чем на работе. Пользоваться им удобно, все работает быстро, и я не должен приобретать лицензии и устанавливать дома какой-то сложный софт.

Но самое главное то, что во многих курсах студентам требуется не просто использовать какой-то программный продукт, а взаимодействовать друг с другом, подключаться к базам данных. Все это мы спокойно можем предоставить сейчас именно благодаря тому, что появились удобные дешевые технологии, которые позволяют публиковать приложения.

Сначала мы думали внедрить виртуализацию рабочих столов. У нас были пилотные проекты с VDI-решениями разных вендоров. Однако каждый раз мы понимали, что все хорошо, но для нас дорого. Тогда мы начали вести переговоры с российскими облачными провайдерами, но оказалось, что такой вариант не просто дорогой, а совсем неподъемный, потому что все интеграторы, с которыми мы разговаривали, умножали — кто на два, а кто и на четыре — стоимость владения инфраструктурой, достаточной для обеспечения потребностей в пиковых режимах, и ни о какой масштабируемости и эластичности поставщики разговаривать были не готовы.

В результате мы попробовали самую простую публикацию приложений и пришли к выводу, что виртуализация рабочих столов студентам совершенно не нужна. А система публикации приложений работает быстро и действительно очень удобна. Такие решения пока внедрены лишь в немногих университетах, но я думаю, что ситуация скоро изменится. Это должно быть у всех.

PC Week: Почему? Что дает студентам виртуализация приложений?

В. С.: Это позволяет им выполнять задания и лабораторные работы в любом месте и на любом устройстве. Ничего особенного не нужно, только Интернет. Если это студент экономического или управленческого направления, то он имеет возможность решать какие-то бизнес-задачи с помощью ERP-системы, если это айтишник, то может настраивать сложное ПО или пользоваться серверной инфраструктурой для сложных вычислений.

PC Week: А как насчет игровых подходов к обучению? Находят ли они применение в вашем вузе? Какую роль играют ИТ в реализации таких новых методов?

В. С.: У нас в образовании вообще очень не хватает геймификации. Например, в нашем финансовом университете порядка двух тысяч учебных дисциплин и не более десяти симуляторов. Это очень мало, а для остальных дисциплин используются традиционные методы обучения.

Если посмотреть на то, как студенты учатся традиционно и как они учатся играя, то видно, что отношение совершенно разное. У них глаза горят, когда идет командная игра на симуляторе. Мы говорим: «Ребята, пойдемте домой, уже поздно», а они: «Нет, еще хотим». И самое главное, что это не просто игрушка, там есть совершенно измеримые результаты. Но, конечно, нельзя отменить все традиционные технологии. Должно быть разумное сочетание. Например, с помощью симуляторов очень удобно мотивировать студентов, развивать междисциплинарные связи. Много чего можно делать. Да и самих симуляторов на рынке много, и платных, и бесплатных.

Ну, и о соревнованиях, как одной из форм игрового подхода, я уже говорил.

PC Week: Насколько эффективно в вашем вузе используются уже имеющиеся ИТ-решения? Что необходимо сделать для повышения их эффективности?

В. С.: Ни в одном большом университете я не видел таких решений, которые бы всеми использовались на 100%. Какое-то решение используется на 95%, какое-то на 75%. Даже когда речь идет о каких-то совершенно банальных вещах, таких как почта.

Дело в том, что если ИТ нужны не для галочки, то, как правило, для продвижения инноваций. А что-то новое всегда встречает сопротивление, и это вполне естественно. Потом, когда решение внедрено и люди им пользуются, они уже не могут представить себе, как же раньше без него обходились.

Для повышения эффективности имеющихся решений нужно учиться. Преподаватели вообще всегда были обязаны повышать квалификацию. Но еще лет пять назад лишь единицы из них это делали по существу, тогда как остальные находили какие-нибудь необременительные варианты «для галочки». А сейчас абсолютное большинство преподавателей чувствуют конкуренцию, понимают, что мир меняется, и готовы учиться. Мы для преподавателей много курсов проводим внутри университета, многие уже закончили по нескольку массовых онлайн-курсов. Без этого в мире, где за несколько лет существенно меняется технологический ландшафт, наверное, в университете работать нельзя!

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)