Далеко не всем советским научно-производственным предприятиям удалось сохранить свои позиции в новых рыночных условиях. Одно из таковых — ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт автоматики (ВНИИА) им. Н. Л. Духова», созданный еще в 1954 г. как филиал Российского федерального ядерного центра ВНИИЭФ (Арзамас-16) и ныне входящий в состав Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Об особенностях использования информационных технологий и задачах, решаемых ИТ-службой ВНИИА, научному редактору PC Week Сергею Свинареву рассказал её руководитель Евгений Абакумов.

PC Week: Что представляет из себя ВНИИА им. Н. Л. Духова? В чём состоит его уникальность по сравнению с другими российскими предприятиями, занимающимися разработкой и выпуском аналогичных изделий? Какие особенности управления предприятием, важные с точки зрения ИТ, накладывает статус ФГУП и принадлежность к Росатому?

Евгений Абакумов: В настоящее время ВНИИА является научно-производственной фирмой, в которой сочетаются разработка и серийное изготовление широкого спектра аппаратуры как гражданского, так и оборонного назначения. Среди «гражданских» продуктов следует выделить АСУ ТП для атомной и тепловой энергетики, аппаратуру импульсного нейтронного каротажа для нефтяной и газовой промышленности, датчики и сигнализаторы давления, аппаратуру радиационного мониторинга. В штате предприятия, имеющего несколько научных и производственных площадок в Москве и Московской области, состоит около шести тысяч сотрудников. За последние 2025 лет институт прошел путь от классического разработчика до организации научно-производственного профиля.

Собственно, это и есть основная особенность нашего предприятия, определяющая специфику используемых информационных систем. В отличие, скажем, от банков, ритейла и телекома у нас другие основные процессы. Такие, например, как управление разработкой с использованием методов проектного управления или выпуском конструкторской и технологической документации. Отдельная статья — управление процессами дискретного производства. Ну и, разумеется, ИТ-системы общего назначения у нас тоже применяются. Часть работ выполняется в рамках государственного заказа, но существенная доля нашей продукции идет на широкий коммерческий рынок, включая зарубежный. Если говорить об особенностях планирования, то производство у нас дискретное. Это накладывает определенные требования на систему автоматизации планирования, которая должна поддерживать частые изменения в производственном процессе.

А форма собственности и принадлежность к Росатому обуславливают то, что мы обязаны следовать общекорпоративной политике Росатома в отношении использования его централизованных ИТ-систем и должны учитывать особенности законодательства в рамках 223-ФЗ и других регулирующих документов, определяющих деятельность ФГУПов.

PC Week: Какие основные задачи стоят перед ИТ-департаментом вашей компании? Занимается ли он разработкой ПО и системной интеграцией, или эта деятельность возлагается на внешние организации?

Е. А.: Когда в свое время я стал руководителем ИТ-службы, у меня была иллюзия, что многое можно перевести на аутсорсинг. Сегодняшняя моя позиция совершенно иная. При всех известных рисках собственной разработки не менее значительные риски связаны и с управлением внешним подрядчиком. И хотя у нас есть некоторое количество проектов в сфере бухгалтерского учета и управления персоналом, которые выполняются внешними подрядчиками, основную свою деятельность мы поддерживаем собственными программными продуктами, полностью отвечая за их развитие. Кстати, один из наших продуктов — система управления дискретным производством, объединяющая в себе отдельные функции ERP, APS, MES и SCADA, — вошёл в Реестр отечественного ПО, формирующийся под эгидой Минкомсвязи. С помощью этой системы ведется объемно-календарное планирование, диспетчеризация отдельных сборочных единиц и деталей, а на отдельных участках (например, на станках с ЧПУ) с оборудования собирается информация, имеющая отношение к технологическому процессу. По сути, мы из корпоративной ИТ-службы постепенно превращаемся в своеобразного интегратора, способного в рамках своих компетенций (например, системы управления дискретным производством, в том числе в защищенном исполнении) решать задачи как собственного предприятия, так и внешних заказчиков.

Кроме того, мы используем общекорпоративную систему закупок Росатома, его источники отраслевой нормативно-справочной информации, модули отраслевого решения Дирекции, выполненного в рамках проекта по созданию типовой информационной системы для ядерно-оружейного комплекса (в частности, системы управления персоналом и документооборотом). Применяются продукты российских разработчиков «Информконтакт» (HRM) и АСКОН (САПР, PDM).

Разумеется, наш ИТ-департамент решает и классические задачи по построению ЦОДов, поддержке сетей, телефонии и рабочих мест, по ремонту техники и сопровождению внедренных ИС. Кроме того, в наше отделение входят службы общего информационного обеспечения предприятия, выходящие за рамки ИТ: отдел технической документации, служба стандартизации, отдел патентных исследований.

PC Week: Какие ключевые ИТ-проекты ВНИИА последних лет вы могли бы выделить?

Е. А.: Я бы отметил проект по созданию в рамках предприятия суперкомпьютерного направления (высокопроизводительные расчеты), который стартовал около четырех лет назад. Сегодня специалисты ВНИИА проводят на этом оборудовании сложные расчеты, а мы осуществляем сопровождение HPC-систем. Причем речь идет не только о сопровождении используемых систем, но и об оптимизации вычислительных алгоритмов. Другой важный проект, о котором я уже говорил, — это создание системы управления дискретным производством; здесь, наряду с разработкой программного кода, были решены многие задачи нормативного, организационного и методологического плана. Недавно мы приступили к внедрению этой системы на одном из предприятий Росатома. Еще один важный для нас проект — создание системы управления инженерными данными. Задача управления конструкторской документацией при высоком уровне применяемости ранее разработанных изделий на российских предприятиях, насколько мне известно, решается пока не очень хорошо. Это связано с тем, что существенная доля таких изделий проектировалась не в электронном виде и с учетом существовавших тогда стандартов ЕСКД. Сегодня при изменении нормативной базы перед предприятием стоит задача перехода к электронному подлиннику. У нас этот переход, можно сказать, состоялся: 10–15% новых изделий проектируется в электронном виде, и при этом для электронного подлинника нам удается использовать документацию, накопленную в прежние годы.

PC Week: Каковы основные статьи расходов ИТ-бюджета ВНИИА?

Е. А.: С учетом того, что большую часть работ мы стараемся выполнять собственными силами и внешних ИТ-услуг практически не потребляем, основная часть нашего ИТ-бюджета — это зарплата сотрудников. Вторая часть — закупки ПО и оборудования у вендоров, а также оплата их технической поддержки. Деятельность ИТ-департамента ВНИИА направлена на то, чтобы повысить эффективность работы предприятия, которая оценивается по тем же финансовым и производственным показателям (международной и российской отчетности), что и у других отечественных и зарубежных компаний нашей отрасли. Но, кроме того, мы должны обеспечивать внутреннюю эффективность производственных процессов, минимизировать количество ошибок ИС, гарантировать выпуск документации и продукции в запланированные сроки.

PC Week: Есть ли у ВНИИА собственный ЦОД? Используете ли вы услуги публичных или отраслевых (Росатом) облачных провайдеров?

Е. А.: Собственный ЦОД у нас есть, равно как и компетенции по его сопровождению и развитию. К нему и к дублирующему его резервному ЦОДу подключены все упомянутые площадки ВНИИА. Чтобы снизить риски, связанные с надежностью каналов связи, отдельные производственные системы функционируют автономно, каждая на своей площадке. С провайдерами публичных облачных услуг мы в силу понятных причин, связанных с обеспечением информационной безопасности, не работаем. Это не распространяется на целый ряд потребляемых нами по облачной модели общекорпоративных ресурсов Росатома.

PC Week: Есть ли у вас планы по применению технологии Интернета вещей в собственном производстве и в выпускаемой продукции?

Е. А.: Я думаю, пока что мы полностью в концепцию Интернета вещей не погрузились, хотя осуществляемый нами сбор информации со станков с ЧПУ и другого высокотехнологичного SCADA-оборудования может служить хорошим фундаментом для развития этого направления. Если же говорить о взаимном обмене информацией между такими устройствами, то это, скорее, задача АСУ ТП. К примеру, если раньше мы выпускали просто датчики для систем радиационного мониторинга, то сейчас разрабатываются интегрированные комплексы, отдельные элементы которых способны обмениваться информацией друг с другом.

PC Week: Стоит ли перед ИТ-департаментом ВНИИА задача импортозамещения? Выдвигаются ли подобные требования федеральными и отраслевыми регуляторами?

Е. А.: В той или иной форме задача импортозамещения перед нами ставится, и, поскольку ВНИИА использует ряд зарубежных программных продуктов, мы сейчас идем в направлении их замены равноценными отечественными решениями. Мы государственная организация, и четкий вектор со стороны руководства отрасли недвусмысленно обозначен. Считаем, что мы должны идти по этому пути. В частности, одна из разработанных нами в нынешнем году систем базируется на свободно распространяемом и отечественном ПО. С другой стороны, не надо питать иллюзий и думать, будто бы мы полностью готовы к импортозамещению: к сожалению, пока далеко не всё можно без ущерба для основной деятельности заместить, а по отдельным направлениям, таким как САПР радиоэлектронной аппаратуры, отечественных продуктов с нужной функциональностью вообще нет. Таится здесь и другая опасность: уйдя от импортозависимости, мы можем попасть в зависимость от того или иного, пусть и отечественного, вендора.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)