Лифтовая инфраструктура практически каждого среднего и тем более крупного города — важный элемент инфраструктуры, который находится на стыке строительной отрасли и жилищно-коммунального хозяйства. Задачи повышения надежности и эффективности тут стоят весьма остро, и в их решении важную роль играют ИТ. Причем, как считают эксперты, именно в этой сфере могут успешно применяться современные средства аналитической обработки данных и технологии Интернета вещей. О том, какие эффекты дает применение современных ИТ и что от них можно ожидать уже в недалеком будущем, начальник отдела ИТ компании «Челны-Лифт» (г. Набережные Челны, Татарстан) Алексей Степанов рассказал обозревателю PC Week Андрею Колесову.

PC Week: Что представляет собой лифтовое хозяйство вашего города и какова тут роль ИТ?

Алексей Степанов: Надо начать с того, что лифтовое хозяйство — это, можно без преувеличения сказать, целая самостоятельная отрасль, которая существует в мировом масштабе, на уровне страны и отдельных городов. Тут есть свои производители оборудования, интеграторы, сервисные организации. Отрасль связана не только с обеспечением обычной жизнедеятельности людей, но должна поддерживать высокий уровень безопасности инфраструктуры. То есть это сфера вполне сопоставима по важности и сложности, например, с городским транспортом, и, возможно, даже к ней предъявляются более высокие требования по надежности и безопасности.

По статистике в мире насчитывается 12–13 млн. лифтов, первое место по их числу занимает Китай с 2 млн., в России — около 500 тыс. Но только количественные показатели, конечно, не дают полной картины, нужно еще учитывать этажность, грузоподъемность, интенсивность использования. В Китае не просто много лифтов, там еще и этажность большая, так как возводится много жилых высотных зданий. А в Италии почти 1 млн. лифтов, но там даже в двухэтажном доме обычно есть лифт. В США, хотя эта страна и «одноэтажная», — около 750 тыс. лифтов.

Роль ИТ в лифтовом хозяйстве велика. Типичные ИТ-задачи: повышение эффективности и безопасности использования инфраструктуры, оперативный контроль за работой лифтов и персонала, снижение затрат и пр. При этом нужно отметить, что лифтовая отрасль работает в рыночных условиях, тут есть очень сильная конкуренция, поэтому для любой компании повышение эффективности работы — это не красивый лозунг, а залог делового успеха.

Если говорить в общих чертах, ИТ применяются в нескольких направлениях. Первое — это автоматизация самой лифтовой инфраструктуры. Под этим я понимаю использование микропроцессорных станций управления лифтами, оснащение каждого лифта устройством Интернета вещей, анализ получаемых с лифтов данных. Несколько лет назад мы полностью перевели её с аналоговых технологий на цифровые и сейчас пожинаем плодыУшли в прошлое лифтеры, которые в старые времена были при каждом лифте, связь пассажиров с диспетчерскими реализуется с помощью современных коммуникационных средств, в том числе с использованием видео.

Второе — это построение эффективной системы технического обслуживания, как планового, так и аварийного. С помощью ИТ решается целый комплекс задач: планирование ресурсов, мониторинг текущего состояния лифтов, управление людскими ресурсами и пр.

И сейчас появляется третье перспективное направление из разряда больших данных и Интернета вещей — сбор и накопление информации о работе лифтового хозяйства, в том числе данных с разного рода устройств и датчиков. Благодаря аналитической работе уже стало возможным проведение оптимизации бизнес-процессов предприятия, а в дальнейшем планируется использовать эту информацию для прогнозирования возникновения неисправностей на лифтах.

PC Week: Что представляет собой конкретно ваше хозяйство?

А. С.: Наша компания была образована в 1971 г., мы обслуживаем более 3400 лифтов, это треть лифтового парка Татарстана, поскольку мы работаем не только в Набережных Челнах, который является вторым по численности городом республики более (полумиллиона жителей), но и в ряде других городов региона. Контроль за работой лифтов ведется через четыре диспетчерские, всего нас работает 310 сотрудников — электромеханики (планового и аварийного технического обслуживания), наладчики КИПиА, операторы-диспетчеры, электромонтеры связи, контролеры.

О том, как повышалась эффективность работы нашего предприятия, говорят такие цифры: С 2001-го по 2015 гг. количество обслуживаемых подъемных механизмов увеличилось с 2732 до 3419, а общая численность работников уменьшилась с 986 до 310 человек, т. е. показатель «число лифтов на сотрудника» вырос с 2,8 до 11. Разумеется, в какой-то мере такая динамика определяется заменой лифтового оборудования на более современное, но все же главный вклад тут дает именно ИТ-автоматизация, что особенно хорошо видно на примере последних четырех лет (увеличение показателя с 5,7 до 11). В 2011 г. в нашем штатном расписании вообще исчезла позиция «лифтеры», хотя в 2001-м их было 410 человек. Также уменьшилось число операторов (с 80 до 32) и количество диспетчерских пунктов (с 20 до четырёх). В результате оснащения лифтов устройствами Интернета вещей мы получили значительный экономический эффект за счёт оптимизации численности персонала и уменьшения арендной платы за помещения. И заметьте, что качество лифтовых услуг при этом у нас возросло, в результате чего количество простоев лифтов резко снизилось.

Каждый электромеханик у нас обслуживает в плановом порядке в среднем 45–50 лифтов, а в аварийной службе — 600 лифтов. На одного диспетчера приходится 400–500 лифтов, на одного электромонтера связи — 200 лифтов. Для сравнения, лет 15-20 назад один диспетчер обслуживал 100 лифтов, при этом он мог только получать сигнал «Вызов из кабины лифта». Сегодня диспетчер контролирует работу несколько сотен лифтов, координирует действия электромехаников и электромонтёров связи, а также получает информацию о работе каждого лифта по 40 различным параметрам. Всё это стало возможным за счёт реализации ИТ-стратегии нашей компании.

К сожалению, у нас в стране нет такой статистики по отрасли, но я регулярно выступаю с докладами на семинарах и лифтовых конференциях и поэтому могу утверждать, что у нас весьма высокие показатели, точно выше среднего по стране, скорее всего даже выше, чем в столичных центрах

PC Week: Какова же роль ИТ в ваших достижениях?

А. С.: Лет 15 назад мы работали с тремя разными системами диспетчерского контроля лифтов: «Обь», «КДК» и «ТМ88». В основе этих систем лежат устройства Интернета вещей, которые передают информацию о работе лифта на компьютер диспетчера. Кстати, все три их разработчика являются российскими вендорами. Спустя несколько лет мы взяли курс на использование системы «Обь», в связи с чем 100% лифтов в нашем городе сейчас оснащены одной единой системой.

В результате унификации устройств Интернета вещей и программно-аппаратного переоснащения диспетчерской службы стало возможным создание Лифтовой информационной системы (ЛИС), которая сегодня рассматривается руководством не только как инструмент управления имеющимся хозяйством, но и как средство развития предприятия. С её помощью резко возрос уровень прозрачности деятельности организации в целом и создана новая система мотивации персонала, что является основой для повышения производительности труда. Кстати, разработка ЛИС был замечена ИТ-сообществом и признана проектом 2015 года по версии портала GlobalCIO.

Руководство получило возможность следить за текущей ситуацией в лифтовом хозяйстве практически в режиме реального времени. С этой целью вся информация с локальных диспетчерских дублируется на центральный пульт управления, откуда старшие диспетчеры контролируют работу операторов.

Еще четыре года назад получаемые операторами данные о работе лифтов использовались только для принятия оперативных решений: они фиксировали получение сигнала от лифтового оборудования, передавали информацию о нем соответствующим работникам, после чего после чего эти данные больше нигде не использовалась и со временем удалялись. Но с 2013 г. мы установили новую клиент-серверную версию системы «Обь», которая позволила нам в том числе сохранять и накапливать информацию о всех сигналах с 3400 лифтов (ежемесячно на сервер поступает около 800 тыс. записей о состоянии лифтов плюс порядка 2,5 млн. записей о движении кабин и приводов дверей), анализировать ее и предоставлять данные руководству и всем участниками производственного процесса.

В стандартной конфигурации системы все данные с удаленных устройств Интернета вещей должны были поступать на сервер, который уже раздавал информацию операторам. Но мы эту схему изменили: информация с лифтов передаётся на компьютеры операторов, от них отправляется на сервер, а уже там сведения становятся доступными для всех остальных сотрудников. Преимущество нашего варианта заключается в том, что операторы смогут контролировать работу лифтов даже в случае отключения сервера или пропадания связи с ним.

Внедрение ЛИС позволило существенно повысить эффективность работы как отдельных сотрудников, так и организации в целом. Теперь у каждого мастера есть свой подключенный к ЛИС компьютер, с помощью которого выполняется организация обслуживания примерно 300 лифтов. На ПК установлено также офисное ПО, с помощью которого мастер занимается подготовкой множества отчетов. Через это автоматизированное рабочее место он видит полную картину в реальном времени: какова загрузка подчиненных ему механиков и чем в данный момент занимается каждый из них.

PC Week: Оперативное управление — это здорово. А что вы делаете в плане аналитической обработки накопленной информации?

А. С.: Пока аналитическая обработка находится, наверное, еще в некоторой начальной фазе, но кое-что уже реально делается. В частности, собирается и анализируется статистика по отдельным поступающим сигналам (например, по многократному реверсу дверей или по рестартам оборудования связи), ее видит главный инженер, который на основе этой информации на утренней планерке (она проходит в режиме удаленного взаимодействия) дает задания проверить те или иные лифты, не дожидаясь, когда они совсем выйдут из строя.

PC Week: Вы сказали, что перевели лифтовое хозяйство с аналоговой техники на цифровую. Какие тут были проблемы и как они решались?

А. С.: В настоящее время у нас уже около 80% лифтов с микропроцессорным управлением. Внедрение таких новшеств обычно проходит через два этапа: сначала «опасения и неприятие», после чего наступает «а как же без этого можно работать». Поначалу механики явно не очень хотели работать с новой техникой, и мы ввели систему денежного поощрения. Потом люди поняли, что электронная техника лучше релейной, в том числе из-за улучшения диагностики. Оператор на экране компьютера видит код ошибки и сообщает его механику, который по нему определяет, что случилось с лифтом и сразу берет с собой нужные инструменты и запасные части. Разумеется, для перехода на новую технику мы проводили соответствующее переобучение персонала.

Но тут вот какой есть любопытный момент. В связи с переходом на электронные лифты у нас появилась еще одна категория сотрудников — наладчики КИПиА, которые занимаются программированием лифтовых блоков и ремонтом электронных плат. Это относительно небольшая группа, четыре сотрудника. В какой-то момент электронщики стали жаловаться на свою высокую загрузку: часто приходится выезжать в город на объекты, не успевают заниматься ремонтом плат в лаборатории. Мы внедрили систему регистрации их работы, они ее начали применять, после чего жалобы на высокую загрузку прекратились.

PC Week: А как у вас налажено взаимодействие с жителями?

А. С.: Все обращения жителей фиксируются операторами в ЛИС и сообщаются механику, который в тот же день проводит проверку лифта. На следующий день результат работы специалиста проверяет мастер и в случае отсутствия нареканий берёт у жителя подписанную справку об устранении неисправности, а в ЛИСе проставляет соответствующую отметку напротив выполненной заявки.

PC Week: Но такое общение можно осуществлять через Интернет или мобильное приложение.

А. С.: Мы имеем в виду такой сценарий, но пока о нем говорить рано — большинство запросов поступает по телефону, да и количество заявок сейчас не настолько велико.

PC Week: А как выполняется взаимодействие с полевыми сотрудниками?

А. С.: Тут используются штатные средства связи с лифтами, камеры видеонаблюдения, сервисные ключи и обычные мобильные телефоны. Например, каждое утро в лифте делается уборка, уборщица с помощью кнопки «вызов» сообщает в диспетчерскую о начале своей работы, одновременно проверяя таким образом связь. Мастер, зная, что на данном объекте должен находиться механик, может позвонить ему и сказать: «Я тебя что-то не вижу, покажись», имея в виду установленное там видеонаблюдение или отсутствие в ЛИСе информации о его вставленном сервисном ключе.

Важным средством взаимодействия являются сервисные ключи. Это что-то вроде смарт-карты. Когда механик приходит в машинное помещение лифта, то вставляет сервисный ключ в лифтовой блок (т. е. в устройство Интернета вещей) и тем самым переводит лифт в режим техобслуживания. Одновременно ключ — это идентификационное средство со своим уникальным номером, который передаётся в ЛИС и таким образом с его помощью можно контролировать не только местонахождение полевых сотрудников, но и получать статистику об их занятости. Еще важно отметить, что люди перестали воспринимать ключ как средство наблюдения за ними, поскольку поняли, что это важный элемент защиты от возможных нареканий в их адрес.

PC Week: Что же представляет собой сегодня ваша ИТ-инфраструктура?

А. С.: У нас сейчас задействовано четыре сервера, 70 рабочих станций, 3400 устройств Интернета вещей. Из ПО общего назначения используются программы «1С» («Зарплата» и «Бухгалтерия»), Microsoft Office 2013, специализированный софт. Что касается каналов связи, то мы пользуемся как услугами нескольких провайдеров, так и развиваем собственную сеть передачи данных (более 200 узлов связи) — исходим из концепции, что связь оператора с лифтом должна быть всегда,

PC Week: Вы говорили о планах развития вашей информационной системы и всего хозяйства в направлении более широкого использования аналитики. Как вам видятся эти возможности, что вы намерены делать?

А. С.: Разумеется, у нас есть еще резервы оптимизации работы в рамках существующей архитектуры. Идея заключается в снижении «аварийной» части нашей работы за счет улучшения профилактики и планового обслуживания. Кстати, повышение качества нашей работы выражается не только в сокращении трудозатрат на обслуживание, о чем я сказал вначале, но и в сокращении числа каких-то внештатных ситуаций (начиная с самого простого — проблем с с многократным реверсом дверей лифтов).

В России подобные исследования не ведутся, а из зарубежных лифтовиков чем-то похожим занимается немецкая компания ThyssenKrupp, которая для анализа данных с лифтов разрабатывает систему MAX на базе платформы облачных вычислений Microsoft Azure. Возможно, что это просто маркетинговый ход, так как более-менее подробная информация о MAX отсутствует. На недавно прошедшей конференции «Big Data 2017» я общался с курирующим данное направление представителем Microsoft в России, но какими-либо деталями реализации проекта MAX он не располагал. В итоге я написал письмо в офис ThyssenKrupp с целью получить хоть какую-то информацию о результатах их работы, и пока ответа нет.

Что же касается планового обслуживания, то оно у нас сегодня строится на базе ряда нормативов. Лифт — это сложное техническое устройство, у него есть четко определенные регламенты обслуживания (что и когда проверять, смазывать, менять) без учета конкретных условий эксплуатации. Идея заключается в том, чтобы эти регламенты были гибкими, чтобы они учитывали конкретные условия эксплуатации. Более того, чтобы эти регламенты вырабатывались во многом по ходу именно эксплуатации, на основе анализа работы этого конкретного лифта и множества других аналогичных лифтов.

Например, данные ЛИС показывают с точностью до секунды время движения и количество вызовов каждого лифта в течении суток, благодаря чему мы видим, что даже в одном доме интенсивность работы лифтов может отличаться в полтора раза от подъезда к подъезду. Интенсивность эксплуатации зависит от времени года, дней недели, даже от изменения погоды (люди больше или меньше выходят на улицу). Очень большой эффект может быть получен именно от того, что мы будем работать не со «средней температурой по больнице», а с каждым конкретным объектом, в данном случае с лифтом.

Каждое установленное в лифте устройство Интернета вещей (лифтовой блок) способно генерировать более пятидесяти основных и дополнительных сигналов, а мы сегодня анализируем только часть этой информации, и поэтому впереди у нас целое непаханое поле данных для анализа.

В дальнейшем мы планируем создать коробочную версию ЛИС, поскольку к нашему опыту проявляют интерес многие лифтовые компании, например, на прошлой неделе к нам приезжал коллега из лифтовой компании Вологды.

Так что для нас направления Data Science, Machine Learning, Internet of Things — это не модные слова, а реальные инструменты повышения эффективности нашей работы, а значит — и расширения нашего бизнеса.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)