Всё чаще и чаще маркетологи стали подкидывать индустриям новые красивые термины и сказочные технологии. И без того неспокойное море инноваций и технологических прорывов в последние годы буквально штормит. Волны бурлящих инициатив сменяют друг друга, то и дело угрожая опрокинуть любого, кто сделает неудачный маневр, будь то крупный транснациональный бизнес-лайнер или индивидуально-управляемая юркая «моторка». Кажется, что горизонт, за которым скрывается долгожданная тихая гавань процветающей экономики, всё больше отдаляется, и его заволакивает тяжелый и непонятный туман из терминов, технологий, подходов, методологий, систем, концепций и прочих странных обитателей этого нестабильного технократического делового мира. Каждая новая инновационная волна усложняет путь бизнесу, рвущемуся вперед к заветным берегам. Но нестабильность постоянно нарастает, как балльность водной стихии и сопровождается безжалостным и резким ветром перемен, то с западной «звездной», то с восточной «красной» стороны. Капитаны бизнеса сталкиваются и отчаянно вступают в борьбу с новыми волнами многообещающего блокчейна, оптимистичных больших данных, роботизированной Индустрии 4.0, трансформирующей цифровизации, безотказного машинного обучения, вездесущей уберизации... Каждый пытается обратить силу новых технологий в свою пользу и ускорить ход к спокойным водам «голубого океана» или к теплым «бирюзово-организованным» местам, где наконец-то можно расслабиться и насладиться достижениями цифровой цивилизации.

А информационные и технологические волны продолжают делать свое прогрессивное дело, вынося на поверхность всё более сложные и казалось бы нерешаемые проблемы. Они не то что гасят друг друга, а наоборот усиливают свое влияние, путая все ранее выверенные стратегические и тактические бизнес-ориентиры. Иногда в эту высоко динамичную среду приходит некоторое минутное спокойствие, и из-за тучи проблем, вопросов и ошибок пробивается луч света, который дарит надежду на успокоение. Напрасно. Это всего лишь оптимистичный информационный поток, который в очередной раз спровоцировали на глобальных рынках неунывающие маркетологи. Теперь ещё более потрясающая технология, новейший продукт или суперсервис разгонит и вспенит волну, которая понесется с удивительной скоростью, раскидывая крупные и мелкие компании. Кого-то она энергично взбодрит и приподнимет на гребне, кого-то выкинет на финансовую мель, а кого-то безжалостно разобьет в щепки о скалы конкуренции. Но выключиться из этой общей гонки технологий нельзя, как невозможно мгновенно перенестись из бушующего океана в родной спокойный порт, а поддерживать и даже наращивать темп, как того требует реальность, трудно и накладно.

Кое-кто с капитанского мостика начинает косо и скептически поглядывать на раздувающих информационно-технологические пузыри маркетологов. Но те в силу своих способностей делают важное дело. Они чуть ближе других находятся к реальным и актуальным потребностям как самого бизнеса, так и рядового потребителя. Они пытаются понять и вникнуть в явные и скрытые течения, пытаются понять клиентов и сформулировать ожидания новых решений для актуальных проблем. Прямая обязанность маркетологов озвучивать нарастающие потребности и готовить рынки к приходу очередного поколения продуктов и сервисов, обнаруживая нарастающие инновационные волны. Не обходится и без некоторых казусов. Например, Big Data. Тренд был громко и многократно озвучен (и продолжает подогреваться) маркетологами, когда те восприняли и презентовали, как умели, необходимость, с одной стороны, эффективно использовать накапливаемые массивы огромных цифровых данных и, с другой стороны, решать сложные конкурентные задачи по исследованию и привлечению потребителей. И не беда чутких исследователей рынка, что под понятие «большие данные» стали подтаскивать совершенно разнообразные вещи, иногда весьма отдаленно напоминающие данные в принципе.

Каждый трактует понятие в меру своего понимания. Для точного научного знания необходима единая терминологическая база. Скажем, в химии критически важно, что одно и то же химическое соединение имеет для всех заинтересованных субъектов одинаковую форму записи (формулу) и одинаковое понимание такой записи. Вокруг единого понимания создаются и используются вполне конкретные знания и практика применения. Для конкурентной экономической среды, замешанной на гуманитарном знании, иметь четкое и нерушимое определение для какого-либо системного понятия вообще-то не обязательно. До некоторой степени это иногда даже вредно с точки зрения предпринимательского креатива. Только собственная точка зрения и личный подход конкретного бизнеса к расширенному трактованию системных понятий позволяет создавать задел для конкурентного преимущества на казалось бы едином и равном для всех поле.

Что в таком случае делать с коммуникациями бизнесов? Возможно ли рациональное общение разных субъектов, у которых понимание разных терминов отличается? А почему бы и нет. Ведь не будем забывать, что это взаимодействие конкурентов. А значит они вполне могут не уточнять и не улучшать понимание технологий и их применения своими соперниками или даже контрагентами. Их задача в большей степени почерпнуть что-то новое и важное для себя с последующим расширением собственного рыночного преимущества. Из этого становится понятным, что большинство бизнесов не торопится поделиться своими более глубокими и обогащенными наработками в понимании тех или иных систем, методов, технологий. И все эти закрытые консорциумы не для популяризации и стандартизации тезауруса — они для захвата лидерства на основе особой переосмысленной и перепроверенной трактовки определений значимых систем и технологий.

Для экономического, маркетингового и управленческого развития не имеет решающего значения государственная, общественная или профессиональная стандартизация терминологии. Бизнесу важнее практическая апробация предлагаемых технологий и получаемый результат, а не рассуждения о правильности и корректности назначенных терминов и расставленных акцентов. В будущем, на этапе зрелости, для любой технологии сложится по итогам успешной практики свой понятийный аппарат, ровно так же, как складывается профессиональный жаргон. Бесспорно, лучше, если тезаурус и базовые стандарты создаются компетентными специалистами объективно, разумно и осознанно. Но для деловой среды подмена практики длительными рассуждениями о понятиях приводит к постоянному отставанию и беспросветному следованию за лидерами — за теми, кто не рассуждает о корректности подобранных словоформ, а доказывает свое конкурентное глубокое понимание на деле. Нет никакой возможности спорить о характере и качестве надвигающейся волны во время шторма, есть только объективная необходимость предпринимать действия по спасению корабля, исходя из способностей команды, конструкции судна и смелости капитана. А понимание силы стихии, успешности прикладываемых усилий и правильности выбранных тактики и стратегии приходит по мере развития ситуации. Современные скорости изменений в экономике кардинально изменяют подходы. Думать глобально, развивая теорию, и действовать, локально оттачивая практику, приходится не последовательно и вдумчиво, а параллельно и интенсивно.

Естественный и жесткий отбор говорит бизнесу: «Мне все равно, как ты это называешь, если это помогает тебе выживать в конкурентной среде». И поэтому в экономике сегодня важна не кристаллизация терминологии, а соревнование взглядов на пути инновационного развития. И когда успешная практика докажет преимущество конкретного подхода и трактовки целевого понятия, только тогда наступает время для его окончательного фиксирования и общего признания. Кроме того, особо талантливый предприниматель всегда найдет способ обойти ограничения стандартных формулировок и рекомендуемых предписаний. В крайнем случае он предложит новый тезаурус, который будет выгоден ему и который поможет ему захватить рынки. В конце концов именно реальный успех Uber породил такое понятие, как «уберизация».

Подобная ситуация складывается с понятием «цифровая платформа». Нет никакой возможности и необходимости прописывать формулировки и навязывать бизнесам какое-либо идеальное «железобетонное» определение. Полезнее дать стартовые идеи, принципиальные концепции и предполагаемые тренды развития. Пусть каждый сам решает, что он видит в открывающихся перспективах предлагаемых принципов цифровизации. Его со временем, конечно же, поправит рынок и «старшие товарищи». При этом оставим пока в стороне, в этой связи, проблемы государственных и отраслевых регуляторов, для которых стандартизация является инструментом контроля, упорядочивания и давления.

Смысл цифровых платформ в рамках развития экономики нового уклада можно раскрыть, например, несколькими вполне объективными факторами. Эти семь факторов вынуждают активно создавать, выбирать и использовать с определенными характерными чертами практически значимые решения, которые называются «цифровыми платформами».

Повышение качества данных

Полноценное функционирование любой информационной системы зависит от того, насколько качественные данные в требуемом количестве ей доступны в рамках той или иной задачи. Для того, чтобы бизнес мог стабильно действовать в экономическом конкурентном пространстве, он вынужден каким-то образом обособить целевые данные и сохранять их в пригодном для обработки и анализа виде. Размеры хранимых данных могут быть любыми, и схемы их индивидуального или совместного использования бизнесами — разными. Но так или иначе должен существовать такой уникальный цифровой набор данных, который полностью подконтролен конкретному экономическому субъекту и который будет определять его конкурентные преимущества. Важнейшей причиной для самостоятельного сбора и хранения данных является управление их качеством. Понижение качества данных в цифровом экономическом пространстве означает прямое снижение качества предоставляемых клиентам услуг и как следствие весьма быструю потерю позиций на рынках.

Фактор повышения качества данных требует решения, которое соберет, сохранит и соединит релевантные для заданного круга задач наборы цифровых данных качественно и быстро.

Исследование целевой предметной области

Специализация бизнеса является следствием системы разделения труда для повышения его качества, эффективности и результативности. Конкурентная специализация основана на постоянном исследовании предметной области, в которой работает бизнес, в том числе за счет наработки практического опыта. Повышение эффективности и результативности становится возможным только через оптимизацию управления, основанную на лучшем понимании экономическим субъектом своих собственных действий. Любой предприниматель на знании предметной области постарается выстроить адекватную успешную деятельность и в том числе будет собирать и преумножать требуемые данные, анализировать и развивать свою функциональную модель. Его задача предоставить своим клиентам наилучшие продукты и сервисы на базе того уникального личного конкурентного понимания целевого рабочего пространства. Результаты исследования предметной области могут быть формализованы через документацию, компетенции, модели, регламенты, гипотезы, профессионализм, опыт. Но в любом случае они составляют некоторую закрытую для других субъектов основу экономической деятельности.

Фактор исследования целевой предметной области требует решения, которое позволяет статически и динамически исследовать, развивать, формализовывать и автоматизировать понимание сферы деятельности бизнеса.

Эффективность функционала

Чем глубже бизнес понимает предметную область, в которой он активно работает, тем больше и эффективней его функционал, который он через продукты или сервисы предлагает своим клиентам в рамках разнообразных возмездных и безвозмездных схем. Постоянно добавляются возможности персонализации функционала, поставляемого внешним клиентам, и постоянно оптимизируются транзакции, исполняемые различными субъектами на предлагаемых продуктах и сервисах. Функционал должен быть эффективен, а значит конкурентоспособен как для бизнеса, так и его основных потребителей. Но планомерно развивать функционал можно только если он в существенной части подконтролен и понятен его владельцу. Отдельная задача — организовать функционал в некую систему, которая доступна для решения целого ряда задач в рамках целевой предметной области и в нормальных условиях не создает исключительных или неблагоприятных ситуаций. И конечно, же функционал тесно связан с наборами данных, которые ему доступны.

Фактор эффективности функционала требует решения, которое комплексно и масштабируемо обеспечит, упорядочит и организует функционал, полезный для самого субъекта и запрашиваемый со стороны внешнего окружения.

Специализация взаимодействия

Бизнес много и постоянно взаимодействует с клиентами, партнерами, конкурентами и регуляторами. Чем больше субъектов задействовано в таком взаимодействии, тем сложнее им управлять. С другой стороны, в рамках любых отношений для любого субъекта остается всегда в центре внимания вопрос умеренной закрытости. Лучше всего, если бизнес остается для внешних партнеров неким закрытым «черным ящиком», который принимает только запросы (обращения) установленного и правильного содержания и формата и выдает только корректные и предсказуемые по содержанию и формату реакции. Причем для субъектов с разными ролями и статусами степень закрытости бизнеса очевидно разная. Этот принцип важен как с точки зрения устойчивости и целостности субъекта, так и с точки зрения его управляемости и компетентности для внешней среды. В условиях глобальной информатизации появляется некая новая форма взаимодействия на основе программируемых команд (действий). Из-за этого возникает определённая необходимость предоставлять «интерфейсы» не только прямых отношений с клиентами (UI), но и автоматизированных отношений со специализированными системами (API).

Фактор специализации взаимодействия требует решения, которое удобно и персонифицировано обособит и организует взаимовыгодное взаимодействие.

Проактивная безопасность

Безопасность крайне важна для развития бизнеса и для устойчивости сообщества, в которое он включен. Возникновение неблагоприятных событий должно быстро перехватываться, отслеживаться, компенсироваться, ликвидироваться. Что возможно только при квалифицированном управлении рисками в обособленных и понятных зонах ответственности экономического субъекта. Определенная степень изолирования подсистемы и различные варианты её дублирования — один из приемов риск-менеджмента. Разделяя функционал и выставляя дополнительные барьеры на вмешательство в его сущность, минимизируется развитие неблагоприятных событий и исключается неавторизованное воздействие извне.

Фактор проактивной безопасности требует решения, которое оперативно и целостно будет поддерживать безопасность данных, функционала и транзакций, обеспечивая высокий уровень доверия.

Свобода выбора и конкуренция

Бизнес уже давно и долго существует в общей системе конкурентного разделения труда. Причем весьма гибкой и легко трансформируемой. Поэтому для него важно уметь взаимодействовать на конкурентной основе с другими элементами общей системы. Обмен данными, знаниями, аутсорсинг функций, совместимые интерфейсы, общие вопросы безопасности — это вынужденная работа, для которой очень важно соблюдать незримую грань необходимой и достаточной открытости. Многообразие партнерских отношений, которое только расширяется, доказывает тот факт, что уметь совмещать свои цели и задачи с внешними — это одно из ключевых конкурентных преимуществ. Клиенты со своей стороны однозначно хотят иметь возможность выбора не только поставщика, но и параметров предоставляемого продукта или сервиса. Экономический субъект ищет решения, которые дают ему свободный выбор, и с этим приходится считаться. Но свободный выбор означает сильную конкуренцию.

Фактор свободы выбора и конкуренции требует решения, которое способно комбинировать другие сторонние решения и само способно встраиваться на заданных условиях в сторонние решения. Причем в цифровой экономике это должно быть массово доступно и уникально конкурентно.

Стандартизировать и регулировать

Динамика изменений заставляет быстро и конструктивно приспосабливаться к внешней среде. Выстраивая бизнес-модель и специализируясь в целевой для себя области, любой экономический субъект попутно вынужден перенимать предлагаемые стандартные решения и технологии или пытаться разработать и навязать свои. Гораздо больше свободы у бизнеса в той инновационной сфере, где стандарты ещё не наработаны. Приходится конструировать и предлагать собственные. Одновременно возникает и проблема «мягкого» регулирования клиентов, партнеров и, в какой-то степени, конкурентов для того, чтобы совместить и упорядочить все их ресурсы, потребности и действия себе во благо. Часто приходится предлагать некоторые правила, которые потребители или партнеры должны принять по умолчанию или с минимальными уточнениями.

Фактор стандартизации и регулирования требует решения, которое адекватно рынку алгоритмически выстроит взаимоотношения субъектов в рамках функционала целевой предметной области.

***

Все перечисленные семь факторов вынуждают бизнес в условиях новой цифровой экономики, основанной на интенсивном информационном обмене, создавать, развивать и применять специальные решения. Они чаще всего обязательны для того, чтобы такое решение отнести к цифровым платформам.

Проиллюстрировать это можно простым примером с популярным Uber’ом. Буквально несколько комментариев по каждому из факторов:

— качество данных: платформа собирает данные по транспортным средствам и заказам на перевозку, и от их качества зависит, насколько качественный в итоге сервис получит клиент; если бы Uber не собирала данные о доступных транспортных средствах, а скажем запрашивала бы свободные машины у другого сервиса, то очевидно само качество услуги было бы поставлено в прямую и слабо контролируемую зависимость от внешнего субъекта;

— исследование целевой предметной области: рассматриваемая платформа совершенствуется в рамках той области, которую она определяет как целевую, развивая и расширяя понимание услуги «перевозка пассажиров»; следует обратить внимание, что Uber предлагает различные варианты такси, сервисы совместных поездок и доставки — это результат изучения предметной области и последующей кастомизации базовой потребности перемещения пассажиров (или их вещей);

— эффективность функционала: функции платформы удобно упакованы в доступные приложения, в том числе мобильные; сомнительно, что платформа была бы столь популярна, если бы для вызова такси приходилось бы пользоваться ближайшим стационарным таксофоном (терминалом) или заполнять длинные многословные формы заказа;

— специализация взаимодействия: разные форматы и способы взаимодействия, не говоря уже о вариантах сервиса для разных стран; здесь стоит указать и то, что для своего развития Uber идет на те или иные уступки местным властям — но ведь это возможно благодаря принципам платформенного решения, а не только гибкой позиции менеджмента (в рамках решения достаточно легко и безболезненно предложить вариант, устраивающий обе стороны);

— требования безопасности: сохранять, в рамках действующего законодательства, в тайне данные о заказах и персональных перемещениях критически важно для платформы; если клиенты понимают, что платформа не обеспечивает необходимый уровень безопасности, то они с осторожностью будут относится к её услугам, если вообще захотят пользоваться услугами перевозчика, который открыто публикует персональные данные;

— свобода выбора и конкуренция: платформа Uber позволяет легко выбирать класс комфорта; с другой стороны, сама платформа породила множество последователей, тем самым открыв поле для конкуренции; история проникновения Uber в крупнейшие мегаполисы показывает, что она гибко встраивает в различные решения и системы;

— стандартизировать и регулировать: платформа со своей стороны была вынуждена, например, каким-то образом стандартизировать варианты сервисов такси и, опять же, стандартизировать класс такси; в части регулирования Uber по большому счету только это и делает, решая логистические задачи — все несогласные при этом выпадают из процесса.

Исходя из вышеизложенного можно было бы сформулировать очередное определение для понятия «цифровая платформа». Например, такое.

Цифровая платформа — совокупность цифровых данных, моделей (логики) и инструментов (методов, средств) информационно и технологически интегрированных в единую автоматизированную функциональную систему, предназначенную для квалифицированного управления целевой предметной областью с организацией взаимодействия заинтересованных субъектов.

Но подобные или схожие формулировки не дают преимущественного практического результата, если они не подтверждены работающими и полезными, востребованными системами. Они только намечают некий тренд для исследования, проектирования и развития, но без деятельного их переосмысления остаются только лишь теоретическими рассуждениями.

В рамках цифровой экономики сегодня достаточно много внимания уделяется «платформизации», в том числе нарабатывается терминология. Примером служит проект «Программы развития цифровой экономики» Минкомсвязи от 25.04.2017 г., который указывает одну из задач — создание «не менее 10 цифровых платформ для ИиР, демонстрирующих стабильный кратный рост числа подключенных участников и снижение стоимости их подключения». В плане мероприятий платформам посвящено несколько вех в разделе «3. Исследования и разработки». Но в этом же документе очевидные решения уровня цифровых платформ явно не обозначаются и не называются таковыми.

В свою очередь, в заключении на указанный проект программы Экспертный совет при Правительстве РФ (письмо от 10.05.2017) обращает внимание, что «если программа развития цифровой экономики РФ будет включать в себя также создание собственных платформ цифровой экономики, то Россия сменит свою роль на мировом рынке ИТ с квалифицированного потребителя на производителя, участвующего в распределении многомиллиардных доходов от ИТ».

Бизнесу и потребителям остается только ждать хорошей погоды и попутного ветра, не без интереса наблюдая, как и с какой скоростью будет формироваться новое мировое и отечественное пространство цифровых экономических платформ.

Или всё-таки не ждать? Или собраться с силами и пуститься в очередное увлекательное странствие по волнам платформизации, чтобы не оказаться в числе безнадежно отставших? Конечно, самый надежный способ не попасть в бурю инноваций — это остаться на приколе в защищенном порту. Но это также и самый надежный способ ничего не достичь.

Версия для печати